ЛитМир - Электронная Библиотека

Время от времени до слуха бойцов доносились звуки канонады. Кратковременные, но ожесточенные бои вспыхивали то слева, то справа. Эти звуки напоминали о беспощадной войне, мобилизуя сознание разведчиков, морских пехотинцев…

Во второй половине дня батальон вышел к высоте «сто десять», здесь чеченские сепаратисты создали мощный опорный пункт. Боевая задача морским пехотинцам была поставлена более чем конкретная: уничтожить боевиков и их огневые точки.

Комбат Вавилов действовал строго по военной науке. Высоту справа охватили плотным кольцом, затем последовала команда рыть окопы по всему периметру. Наконец, когда к вечеру бойцы и техника надежно зарылись в землю, наступила очередь разведки.

Взводный лейтенант Кудрин, собрав бойцов, в нескольких словах обрисовал ситуацию, потом перешел непосредственно к боевой задаче.

– В поиск пойдут два отделения, Кищука и Сидоркина, – указывая на карту, объявил взводный. – Группа Кищука обследует западный склон, Сидоркина – восточный. Ваша задача – прощупать подходы к позициям «чехов», первое: выявление минных полей и второе: обнаружение огневых точек. Не пытайтесь взять «языка», боевики только в анекдотах глупые, а по жизни хитрые и коварные, наверняка уже ждут нашу разведку. Поэтому максимум осторожности. Это ясно?

– Ясно, – дуэтом буркнули похожие на братьев широкоплечие сержанты Олег Сидоркин и Василий Кищук.

– Отделению Федорова, – лейтенант перевел взгляд на Дядю Федора, – предстоит выйти к южному склону и обустроить там скрытый НП. Понятно?

– Так точно, – коротко ответил старший сержант.

– Я с отделением Афанасьева остаюсь в резерве, – продолжал Кудрин. – Всем группам использовать приборы ночного видения и быть предельно осторожными. В случае чего давайте красную ракету, вас прикроет артиллерия.

Каждый из присутствующих на совещании разведчиков знал: хотя слово «артиллерия» для непосвященных звучит убедительно, на самом деле «в случае чего» морпехам придется рассчитывать на скорострельные пушки пары-тройки БМП, оказавшихся в секторе поиска разведгрупп. Тяжелого вооружения батальон до сих пор не получил…

Пока разведчики из отделений сержантов Кищука и Сидоркина обследовали склоны высоты, бойцы Николая Федорова оборудовали НП. Конечно, для наблюдательного пункта как нельзя лучше подходил небольшой холм с чахлым кустарником на вершине. Только бывший наемник, проведя несколько лет на Балканах, прекрасно понимал, что и чеченские боевики знают о возможностях этой возвышенности и наверняка пристреляли по нему крупнокалиберный пулемет или, чего доброго, реактивную установку.

Чтобы не подвергать риску жизни наблюдателей, Дядя Федор решил устроить НП в десяти метрах перед холмом. Никому и в голову не придет, что наблюдательный пункт устроен на ровной и голой, как стол, местности, и к тому же тень от холма будет надежно прятать наблюдателей.

Рыть землю для разведчиков оказалось делом привычным. Выставив пулеметчика в охранении, остальные принялись за работу.

Трое бойцов по очереди рыли, четверо других в брезентовых ведрах оттаскивали за холм выкопанную землю. Летние ночи короткие, пришлось торопиться. Через три часа был готов просторный Т-образный окоп, где могли запросто разместиться пятеро бойцов. В него спустили стереотрубу для наблюдения за опорным пунктом сепаратистов. Сверху натянули маскировочную сетку и забросали заранее заготовленной сухой травой.

К рассвету группа Федорова вернулась в расположение батальона, а в окопе расположились трое наблюдателей из отделения Афанасьева.

Ночь прошла на удивление тихо, разведчики никак себя не проявили, да и чеченцы не запускали в небо осветительные ракеты, не строчили из пулеметов. Но тем не менее они находились где-то поблизости, высота «сто десять» была изрыта туннелями и подземными ходами сообщений, долговременными огневыми точками и снайперскими норами. Моджахеды жаждали большой крови и выжидали, заманивая жертву.

После ночных землеройных работ Виктор ощущал приятную усталость, а после плотного завтрака к усталости добавилась и сонливость.

– Отдыхать, – приказал Дядя Федор бойцам, направляясь на доклад к начальству.

Улегшись на своем спальнике, Виктор погружался в сладкое забытье, сквозь пелену дремоты до него доносился голос сержанта Кищука.

– Подходы к западному склону закрыты сплошным минным полем, установлены МЗП[7], а через сто пятьдесят метров располагаются огневые точки, деревянные в три наката, а также железобетонные, мы насчитали двенадцать единиц, но не исключено, что часть их ложная…

Разбудили разведчиков ближе к обеду. Наминая с аппетитом наваристый борщ из котелка, сидящий рядом с Виктором Дядя Федор как бы между прочим сообщил:

– Васька Водолаз (так морпехи называли комбата Вавилова, попавшего к ним из боевых пловцов) взял канистру дагестанского коньяка, старшину Варакуту и куда-то укатил.

– Может, устал воевать? – предположил Виктор, не забывая работать ложкой. – Решил расслабиться, оттянуться.

– Да нет, дело в другом.

– В чем же?

– Когда собрали все данные по этой высоте, оказалось, что гарнизон должен быть по численности не меньше нашего батальона, к тому же полсотни обустроенных огневых точек (пусть даже треть ложные), да плюс снайперы и минные поля. Просто так их не сковырнуть, тут, как говорили в мультике, «надо технически».

– Думаешь, комбат направился выбивать дополнительные средства?

– Хочется надеяться и верить, – пропел Федоров, подвигая гречневую кашу с тушенкой.

Комбат в расположении батальона появился только к вечеру, кроме Варакуты с ним приехал незнакомый капитан, невысокий, коренастый крепыш с красным, обветренным лицом и носом картошкой. Все трое были под приличным хмельком, незнакомый капитан после рукопожатий со штабными бесцеремонно завалился спать.

Ночь, как и предыдущая, прошла спокойно, противоборствующие стороны находились в тревожном ожидании.

Ближе к рассвету Виктора и Феофанова разбудил Федоров:

– Подъем, бойцы, идем менять Афониных бойцов.

К разведчикам присоединился и приезжий офицер, на его правом плече висел АК-74, а на левом – портативная рация.

– Капитан Чегаков, артиллерийский корректировщик, – представился офицер. Теперь только пехотинцы поняли, какой технический подход нашел их комбат.

Предрассветный туман плотно прикрыл пространство у подножья горы, благодаря этому разведчикам не пришлось красться, направляясь на НП. Шли они в полный рост. Правда, туман скрывал другую опасность в виде чеченских разведчиков. Вероятности такой встречи никто не исключал, поэтому оружие, снятое с предохранителей, держали наготове.

Но в этот раз судьба отнеслась к ним благосклонно, без каких-либо эксцессов разведгруппа достигла наблюдательного пункта. Бойцы из отделения старшего сержанта Афанасьева коротко доложили о прошедшей ночи, освободили окоп и бесшумно растаяли в тумане.

Пока над землей висело густое молочно-белое марево, нечего было и думать о работе. Но вскоре туман растаял без следа, и теперь высота была как на ладони.

Капитан Чегаков некоторое время изучал местность через оптику стереотрубы, оторвавшись от нее, стал настраивать рацию.

– Зверинец, я – Сверчок. Зверинец, ответь, я – Сверчок, прием, – несколько раз корректировщик произнес в микрофон, прежде чем ему ответили.

– На связи Зверинец.

– Наш новый друг оказался прав, – быстро заговорил в эфир Чегаков. – Здесь приличная навозная куча, с кондачка ее не перескочишь. Готовьте весь инструмент.

– Понял тебя, Сверчок. Объявляю пятиминутную готовность.

– Вот так, – капитан ободряюще подмигнул наблюдавшему за ним Савченко и посмотрел на наручные часы. – Ваш комбат путевый мужик, атаку вашего батальона будет обеспечивать целый полк тяжелых самоходных установок. Бережет бойцов, молодец мужик.

Положив на колени планшет с картой района боевых действий, корректировщик быстро сделал какие-то расчеты, записав для верности результаты на клочке бумаги.

вернуться

7

МЗП – малозаметное препятствие, инженерное сооружение для усложнения продвижения наступающих.

18
{"b":"99459","o":1}