ЛитМир - Электронная Библиотека

Проследовавший следом за Пророком Салман опустил крышку и накрыл сверху ковром…

Таймуразу пришлось двигаться на ощупь, но бочку в дальнем углу он отыскал быстро. Стараясь действовать как можно тише, он отодвинул ее в сторону и без труда пролез в скрытый проход. Попытавшись выпрямиться, понял, что туннель имеет полтора метра в высоту и около метра в ширину, поэтому продвигаться придется согнувшись пополам. Но «бригадного генерала» это неудобство нисколько не огорчило. В данный момент он думал только об одном – как бы убраться подальше, оторваться от чекистов.

Подземный ход закончился неожиданно: преградила путь стальная скоба, вбитая в бетонное основание. Таймураз на ощупь провел рукой по стене, над первой скобой была вбита вторая, третья, четвертая… Лестница! Путь наверх! Теперь Хадышев мог выпрямиться во весь рост и перевести дух. Решительно взявшись за скобы, он начал карабкаться. Спустя некоторое время обнаружил, что выход из шахты прикрывала стальная крышка с внутренним замком, предохраняющим от случайного проникновения в туннель.

Ухватившись за ручку замка, Хадышев провернул ее по ходу движения. Хорошо смазанный замок поддался без единого звука, теперь следовало осторожно выбираться наружу.

Таймураз Хадышев несколько секунд собирался с духом, отгоняя от себя назойливую мысль: до чего будет обидно, если выход из туннеля окажется в зоне оцепления. Но выбора у него не было. Упершись ладонями в шероховатую поверхность крышки люка, он с силой надавил на нее. Крышка с трудом поддалась, через секунду дневной свет ударил в глаза, заставив недовольно зажмуриться. Он открыл глаза и понял, что страхи были напрасны.

Туннель был построен по всем правилам конспирации, мало того, что он уходил далеко за ограду усадьбы, так еще и сама шахта была замаскирована разросшимся кустом шиповника, надежно скрывая беглеца от посторонних глаз.

Выбравшись наружу, Пророк аккуратно опустил крышку люка, прикрытую дерном, и прислушался. Из-за ограды не доносилось ни звука, будто там все вымерли. Все это, конечно, настораживало, но долго засиживаться Таймураз не мог.

Осторожно раздвинув руками колючие ветки шиповника, он выглянул наружу. В сотне метров от шахты Пророк увидел длинномордый «ЗИЛ-157», машина не могла здесь оказаться случайно. Водитель, молодой парень с открытым веснушчатым лицом, сидел на подножке грузовика, подставив лицо под скупые лучи осеннего солнца, и блаженно щурился. На краю подножки Пророк заметил черный прямоугольник портативной радиостанции.

Обойти незаметно машину не получалось, водителя следовало нейтрализовать. Хадышев огляделся по сторонам, выбирая наиболее подходящие пути подхода.

Сухие стебли степного бурьяна могли надежно скрыть даже стоящего во весь рост человека. Главное – передвигаться бесшумно.

Водитель «ЗИЛа» был обречен. Простой прапорщик, крутящий баранку автомобиля в УФСБ по Ростовской области, к московской опергруппе, занимающейся зачисткой «Джаамата», был прикомандирован всего на несколько дней. И сейчас думал о предстоящих выходных…

Чеченец появился возле кабины грузовика как из-под земли. Удар ногой – и корпус рации во все стороны брызнул черными осколками. Водитель попытался вскочить на ноги, но следующий удар пришелся в солнечное сплетение. Резкая боль сложила парня пополам, и последнее, что он почувствовал в своей недолгой жизни, – как сильные чужие руки захватывают его шею в «замок».

Навар с покойника был невелик, табельный пистолет «Макаров» с двумя обоймами, служебное удостоверение ФСБ. Чеченец поспешно рассовал трофеи по карманам и быстро пошел прочь…

* * *

Майор Анатолий Сазоненко был опытным оперативником, принимавшим участие в десятке сложнейших операций. Сейчас был одним из руководителей бригад ФСБ, занимающихся нейтрализацией «Джаамата».

Майор понятия не имел о подготовке операции «Флинт» в кулуарах ФСБ и СВР, где главное на этот момент было – скрыть известие, что федералами раскрыта вся террористическая сеть. Приказ руководства был конкретным: незаметно локализовать диверсионные группы. Первыми брали тех, кто подобрался вплотную к стратегическим объектам и мог нанести наиболее ощутимый удар. Следующими – группы, находящиеся на европейской части страны. Последними оставались ячейки на территории Северного Кавказа, этих нельзя было незаметно «изъять из обращения», поэтому и приказ от руководства поступил соответствующий: «Держать под контролем, до особого распоряжения».

Операция «изъятия из обращения» проходила абсолютно секретно, законспирированные боевики просто исчезали, а их отсутствие правдоподобно легендировалось.

После ликвидации групп первой степени наступил черед второго эшелона «Джаамата». В этот список входила и ячейка Салмана Газмаева. Московская оперативная группа ФСБ, укрепленная вспомогательными кадрами местного управления государственной безопасности, несколько дней следила за «фермерским» хозяйством, изучая расположение строений в усадьбе, подходы к ограде и охранение.

Штурм «фермы» прошел ювелирно, что называется, без сучка и задоринки. Едва первые бойцы группы захвата перемахнули через забор, снайперы тут же сработали залившихся лаем кавказских овчарок.

Собравшиеся на заднем дворе молодые джигиты вообще не успели оказать сопротивление, несколько зуботычин, пинков – и гордые дети гор послушно улеглись на асфальт возле благоухающего жареным мясом мангала. Правда, один из джигитов попытался огрызнуться, – вроде того, что «потом я тебе голову отрежу». Оперативник врезал ему ногой по почкам, и тот замолк.

Последним во двор притащили и самого Салмана, который послушно улегся рядом с остальными.

Майор Сазоненко пересчитал чеченцев. Их оказалось семеро. Теперь оставалось загрузить арестованных в кузов «ЗИЛа» и вывезти в Москву. Не скоро эти люди смогут оказаться на свободе. Джигитов ожидают суд и долгие годы изнурительного труда в исправительных учреждениях.

– Да нет, не все, – размышления Сазоненко прервал чей-то голос. До сих пор особняком стоявший наблюдатель в гражданском костюме, с объемным дипломатом в руке, куда были уложены маскировочный костюм и сложенная снайперская винтовка, внезапно заявил: – Был еще один, восьмой.

Произошла накладка, бойцы группы захвата выдвигались на исходные позиции, нервы в этот момент напряжены до предела, и в последний момент никто из наблюдателей не обратил внимания на незваного гостя.

– Где восьмой? – Сазоненко сорвался с места, легко подхватил за шиворот хозяина усадьбы и поставил на ноги. Но тот молчал, нагло и вызывающе глядя в лицо чекиста. – Не хочешь говорить, не надо. – Неожиданно успокоившись, ухмыльнулся майор. Толкнув пленника к дому, обратился к одному из бойцов: – Лютый, аптечку.

Боец понимающе кивнул и бегом направился к воротам, за которыми стояла «Газель».

Сазоненко, глядя вслед удаляющемуся Лютому, неожиданно ощутил признаки надвигающейся опасности.

– Все чисто. – Из дома вышли трое бойцов группы захвата.

– Все? – не поверил майор.

– Абсолютно, – заверил его старший, невысокий крепыш. – Конечно, возможны глухие тайники, но чтобы их обнаружить, необходим ультраимпульсный металлодетектор.

Время, отведенное на скоротечную тайную операцию, стремительно таяло. Майор Сазоненко бросился к стоящему на коленях Салману Газмаеву, схватил за шиворот, развернув лицом к себе и рявкнул:

– Где оружие, твою мать?

– В сейфе, – просипел «фермер».

– Там две двустволки и пачка патронов двенадцатого калибра, – вставил старший «шмонщик». – Все оформлено официально.

Сазоненко внимательно посмотрел на Салмана, внутри его росло непонятное чувство тревоги, такого с ним не было с курсантских времен. Увидев Лютого, бежавшего по аллее с пластиковым чемоданчиком аптечки, скомандовал: – Этого в дом, – жестом руки указав на Салмана Газмаева.

Двое боевиков подхватили под руки «фермера» и потащили в дом.

33
{"b":"99459","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дом последней надежды
Замуж второй раз, или Еще посмотрим, кто из нас попал!
Психология влияния
Чистый лист: Природа человека. Кто и почему отказывается признавать ее сегодня
Ежевичная зима
«Спасская красавица». 14 лет агронома Кузнецова в ГУЛАГе
Сказки о животных
Луч света в темной коммуналке
Пещера