ЛитМир - Электронная Библиотека

После прокуренного зала казино приятно было оказаться на свежем воздухе. Выбравшись на палубу, Алена полной грудью вдохнула влажный морской воздух. Оперевшись о борт судна, женщина вытащила из пачки сигарету, как внезапно ее ослепил вспыхнувший язычок пламени зажигалки. В полуметре от нее стоял Сервант.

– Я бы хотел извиниться перед вами, мэм, – виновато, на своем ужасном английском языке, заговорил Сергей, когда молодая женщина прикурила от его зажигалки. – И в искупление своей вины позвольте угостить вас.

Алена Игоревна Воронцова правильно составила психологический портрет данного индивидуума. Симпатичный, высокий атлет еще со времен флотской службы не привык получать отказ от женского пола. Мнение о неотразимости укрепляли шальные криминальные деньги. А здесь на тебе, такой пассаж. Отвергнут, как какой-то плебей, с этим никак не мог согласиться ни бывший мичман Сергей Васильевич Севрюков, ни, тем более, бандитский авторитет Сервант. Но в этот раз легкая победа ему не светила.

– Благодарю, но я на ночь не пью спиртное, – ответила Воронцова. И ушла.

Глава 2

– Пьешь, что ли, беспробудно?

– Никак нет.

– А чего глаза красные?

– Так уже почти вторую неделю без сна, – приглушенно ответил майор Сазоненко, глядя угрюмо на своего непосредственного начальника, который неожиданно примчался в Ростов.

Клинаев не стал его добивать своими нравоучениями. Дальше он вел беседу почти по-родственному:

– В общем, так, Толик. Сам умудрился нагадить, самому придется за собой и подтирать. Если за неделю никаких следов Хадышева не нашел, значит, ушел он из области. Как? Это будем выяснять потом, а сейчас самое важное – Пророк попрется обратно в Чечню, чтобы доложить своим хозяевам, что картотека «Джаамата» в руках ФСБ и больше на нее не стоит рассчитывать.

– Почему именно в Чечню? – удивился Сазоненко. – Наверняка у Таймураза есть и своя агентура, все-таки он не простой «дух», а «бригадный генерал», блин.

– Здесь, на федеральной территории, он как волк, обложенный красными флажками, за которые серому не уйти, а каждая явка ему теперь мнится чекистской засадой. Спокойно он себя может чувствовать только в горах Чечни, где все еще сильны их средневековые законы: кровная месть, побратимство и тому подобное…

Слушая генерала, Анатолий Сазоненко утвердительно кивал головой, понимая, что все это верно и Клинаев так уверен в своих рассуждениях не потому, что он такой умный, а потому, что внимательно изучил докладную записку экспертной группы. Маститые аналитики, изучив все материалы по Таймуразу Хадышеву (родословную, биографию, а также описания его военных и мирных «подвигов», комментарии к психотипу), составили докладную записку, описав поведение Пророка в этой ситуации.

– Короче говоря, друг ситный, сейчас дуешь на аэродром, там тебя ждет «борт». Вылетаешь в Моздок, контрразведка предупреждена, командование группировкой поставлено в известность о твоих полномочиях. Так что, Толя, дерзай, но без нейтрализации Пророка не возвращайся. Иначе головы тебе не сносить – Я понял, товарищ генерал.

– Вот и молодец. Действуй. – Клинаев похлопал Сазоненко по плечу…

Дорога до аэродрома заняла больше времени, чем сам перелет в Моздок. Во время перелета Анатолий пробовал задремать, но ничего не получилось. Все мысли майора сейчас были направлены на последний разговор с генерал-майором. Начальник Оперативного управления, мягко говоря, лукавил, утверждая, что в случае провала майор будет крайним. Уж если пойдет коса репрессий сечь большие звезды, то и генералу мало не покажется, особенно если учесть, что проштрафившийся майор является его родным племянником. Вот такой вот выходил расклад…

Четырехмоторный «АН-12» побежал по бетону посадочной полосы.

К нему сразу же подъехали несколько грузовиков, впереди которых мчалась «Нива» зеленого цвета с серыми «тигровыми» полосами. Легкий внедорожник стремительно оторвался от колонны и, оказавшись возле приземлившегося «АНа», громко скрипнул тормозами. Наружу выбрался молодой офицер в обычном солдатском ватнике и черной вязаной шапочке.

– Мне нужен майор Сазоненко, – громко крикнул встречающий.

Спрыгнув с опущенной кормовой аппарели, Анатолий подошел к «Ниве».

– Капитан Александр Раскола, военная разведка. Приказано вас встретить, – доложил офицер.

В Моздоке последний раз Анатолий был несколько месяцев назад, и сейчас, сидя возле словоохотливого капитана, который сыпал анекдотами по поводу и без, он обратил внимание, что за прошедшее время особых изменений здесь не произошло. Город по-прежнему был заполнен войсками, только если в середине августа солдаты ходили в расстегнутом камуфляже, то теперь все были в плотных бушлатах, ватниках и вязаных шапках…

Контрразведка располагалась в том же здании, что и штаб объединенной армейской группировки на Северном Кавказе. И если военная разведка (ГРУ) находилась здесь же, по соседству со своими штабниками, занимая два верхних этажа, отделившись «отсечкой» и кодированным охраняемым постом, то контрразведка, подчиненная ФСБ, занимала целое крыло, выходящее на задний двор. У чекистов был даже свой отдельный КПП.

Дежурный по КПП, прапорщик в бронежилете поверх камуфляжа, внимательно изучил документы Сазоненко.

– Можете проезжать, товарищ майор, – и приложил руку к козырьку. Ворота со скрипом растворились, пропуская «Ниву» внутрь.

За воротами майор увидел коридор, выложенный из бетонных противотанковых надолбов. После серии атак чеченских смертников на грузовиках со взрывчаткой эта мера не была излишней на военных и административных объектах. Легко «провальсировав» вдоль бетонных нагромождений, «Нива» вскоре подъехала к центральному входу здания контрразведки. Оформление пропуска заняло считаные минуты, потом майор в сопровождении Расколы поднялся на второй этаж. В кабинете, куда они вошли, их уже ждали.

За видавшим виды письменным столом сидел офицер с аккуратно зачесанными набок волосами. Из-под очков в тонкой золоченой оправе он взглянул на вошедших, встал и представился:

– Полковник Олег Игоревич Данилевский, заместитель начальника военной контрразведки.

«Ого, – мелькнуло в мозгу Анатолия, – нехилыми полномочиями меня Москва наделила, если полковники первыми представляются».

После рукопожатия полковник продолжил:

– Мне поручено ввести вас в ход действия проводимой операции, на этом этапе быть связующим звеном между различными силовыми структурами: армия, пограничники, МВД и, если будет необходимость, то и МЧС. Присаживайтесь. – Данилевский указал Анатолию на старое кожаное кресло с протертыми до белизны подлокотниками. – Учитывая всю сложность задания, список лиц, осведомленных о его главной цели, сокращен до минимума. Пять человек. Кроме нас троих знает начальник контрразведки и шифровальщик, ответственный за связь с Москвой. Остальные либо используются вообще втемную, либо обладают частичной информацией. Официальная версия – проведение командно-штабных учений на Северном Кавказе «Утиная охота». Об этом будет сообщено в СМИ, под эту «ширму» можно использовать любые силы и средства. Теперь по вашим прежним запросам…

Три недели тому назад была попытка прорыва российско-грузинской границы в районе заставы «Незабудка». Большая группа боевиков вначале попыталась штурмом захватить погранзаставу. Но пограничникам удалось отбить все атаки сепаратистов, правда, во время боя небольшой группе боевиков с вьючными животными удалось прорваться на территорию России. Но сообразив, что далеко им уйти не удастся, моджахеды бросили караван и попытались вернуться в Грузию. В темноте заблудились и попали на минное поле, обратно вернуться удалось немногим. По агентурной информации, в этом бою погибли оба соратника Пророка, Хитрый Беслан и Кривой Абдулла.

– Значит, хорошо Таймураз к нам шел, по-взрослому, – задумчиво произнес Сазоненко. – С шумом, с отвлекающим маневром и даже с «сахарной косточкой». Много добра было в брошенном караване?

45
{"b":"99459","o":1}