ЛитМир - Электронная Библиотека

«Неплохое качество», – похвалил Биглер работу британских фотографов. Изучение профессиональной деятельности ливийца старший агент опустил, полностью сконцентрировав свое внимание на слабостях фигуранта.

«Ведет светский образ жизни, поэтому не лишен слабостей цивилизованных людей. Курит сигары (предпочтительно кубинские), алкоголь употребляет умеренно (определенного вкуса не имеет). Однако легко возбудим при появлении женского пола, особо отмечает блондинок.

Примечание: на «медовой ловушке»[15] Аббаса и ловили англичане, но потерпели фиаско».

* * *

Старший агент еще раз внимательно просмотрел снимки с «клубничкой». Действительно, офицер ливийской контрразведки отдавал предпочтение блондинкам.

После этого Френк взглянул на еще одно примечание, где была подробно описана попытка вербовки Фарука. Англичане скрупулезно засняли весь процесс ухаживания за молодой норвежской студенткой. Агенты МИ-6 попытались этим материалом прижать Аббаса Фарука. Но тот вырвался от них и вылетел в Триполи, где доложил руководству о случившемся. После чего дорога в Западную, а после развала соцлагеря и в Восточную Европу Махмуду была заказана, и его перевели в Северную Африку.

«Грубая работа» – на этот раз не особо лестно отозвался об английских коллегах Френк. Его мозг не хуже персонального компьютера, усердно перерабатывающего полученную информацию, составлял план предстоящей операции. И уже общая, пусть и не совсем четкая, картина начала воссоздаваться, не хватало лишь деталей.

Старший агент переключился на другой файл, куда вносилась информация от «топтунов», держащих под «колпаком» полковника Фарука.

Внимательно изучив несколько последних донесений, он наконец нашел то, что искал.

«В конце недели намечена встреча «иорданца» с Заурбеком Галиперовым (по данным телефонного перехвата), в поддень возле центральной мечети после намаза». Считая себя знатоком истории советской разведки, старший агент тут же припомнил случай с ликвидацией Льва Троцкого в тридцатые годы. Теперь версия о подготовке похищения Заурбека Галиперова уже казалась ему незыблемой.

Картина предстоящей операции казалась законченной, и Френк Биглер уже знал точно, как ему поступить.

Взяв трубку спутникового телефона, он быстро набрал номер заместителя директора ЦРУ. Из-за разницы во времени агенту пришлось звонить своему шефу глубокой ночью, но этот факт Биглера меньше всего смущал.

– Слушаю, – прохрипела трубка голосом заместителя директора.

– Привет, Ной.

– А, это ты, Френки, – несмотря на поздний час, Розенблюм обрадовался звонку. – Чем порадуешь?

– План операции закончен, – отрапортовал старший агент.

– Как решил ее назвать? «Буря в пустыне 2»? Ха-ха.

Только сейчас Биглер догадался, что шеф находится под приличным градусом, поэтому благоразумно не стал разводить деловую бодягу.

– Не тот масштаб, – в тон шефу ответил он. – Если уж называть «Бурей», то по крайней мере «в стакане».

– «Буря в стакане»? – переспросил Ной Розенблюм и довольно хмыкнул: – Нормально. Благословляю.

– Для воплощения плана в жизнь мне необходимо, чтобы ты прислал Долли Герл[16] и Калиостро.

– Это не проблема, – заверил его заместитель директора ЦРУ, теперь его голос звучал серьезно и неожиданно трезво. – Но, я надеюсь, ты не забыл о «нулевом» варианте?

– Конечно, для этого они мне и нужны.

* * *

Два «МИ-8-МТ», сделав разворот, оказались зависшими над небольшой поляной среди заснеженных горных лесов.

Не зная глубины снега, вертолетчики не собирались опускать свои машины на поляну, предоставляя спецназовцам проверить это лично. Из распахнутой двери десантного отсека бойцы отряда «Сигма» прыгали на поляну с полутораметровой высоты.

Толщина снега оказалась им по пояс, и спецназовцам пришлось разгребать его, устраивая коридоры идущим следом.

Командир группы подполковник Афанасьев первым делом сориентировался на месте и выяснил, что до границы рукой подать, каких-то шесть-семь километров, но пройти их придется по заснеженным горам. А сделать это боевикам Пророка будет не так уж легко.

По логике спецопераций гнать людей по глубокому снегу не было особой нужды. Тропы в горах и так можно было сосчитать по пальцам, а после снегопада их и вовсе остались единицы. Выбери оптимальную и посади засаду, террористы на нее сами выйдут. Но поступить так подполковник не мог, у Пророка и боевиков была возможность маневра. А что, если моджахеды что-то заподозрят и не пойдут сейчас к границе, а укроются в какой-нибудь пещере или придумают какую другую пакость? Допустить этого нельзя, значит, нужно лишить их возможности маневра, вот почему перехват необходим.

– Как связь? – спросил Афанасьев у радиста.

– Порядок, – заверил тот. – Четко прослушивается «Егерь-2» и маневренная бронегруппа «Алтай».

– Хорошо, – кивнул подполковник, – двигаем «дозор» вперед.

Разведывательно-диверсионная группа спецназа пограничных войск развернулась в классический боевой порядок. Впереди двигалось дозорное охранение, старающееся удаляться не дальше пятидесяти метров. С флангов разместились две группы бокового охранения. Продвигаясь по горам, да еще среди снежных заносов, далеко в сторону не уйдешь, поэтому бойцы из флангового охранения шли в составе основной группы, настороженно пялясь по сторонам, чтобы не пропустить засаду.

Замыкающая группа шла на большем отдалении, чем «дозор». Арьергарду предстояло не только защищать отряд от нападения с тыла, но и в случае внезапно возникшего огневого контакта обеспечить прикрытие основных сил.

Несмотря на ярко светящее высоко в небе солнце, мороз с каждым часом крепчал. Слушая, как похрустывает снег под ногами, подполковник Афанасьев неожиданно задумался, хватит ли продуктов бойцам. В рейд взяли сухого пайка из расчета на трое суток, тогда казалось, они управятся. Сейчас командир группы уже не был в этом уверен. Но и особо расстраиваться подполковник не видел причины.

«Если потребуется, вызовем вертолеты, подбросят еды», – успокаивал себя Афанасьев. О нелетной погоде, что довольно часто бывает в это время года, опытный спецназовец старался не думать. Потому что еще с афганской войны усвоил главное правило диверсантов: «Главное – выполнение поставленной задачи, а все второстепенное неважно. Шелуха».

Спустя почти пять часов карабканья в горы группа серьезно устала, и, чтобы окончательно не изматывать бойцов, командир подал команду:

– Привал. Выставить боевое охранение. Полчаса отдыха.

Бойцы, с облегчением сбросив неподъемные рюкзаки, без сил повалились в глубокий снег. Но уже через минуту-другую стали оборудовать для себя индивидуальные лежбища, утаптывая снег и укладывая спальники. Еще через несколько минут к морозному треску добавилось шипение горящих спиртовок, на которых спецназовцы разогревали консервы. Рисовая каша с мясом – это именно то, что нужно на таком далеко не мирном пикнике среди заснеженных вершин. Горячее варево обжигало рот и приятно согревало внутренности. После сытного обеда можно было и отдохнуть, набраться сил.

Подполковник Афанасьев, убрав в рюкзак следы пиршества, блаженно зевнул, помечтав о послеобеденной сигарете…

Глухой хлопок взрыва прогремел совершенно неожиданно, и сразу же раздались трескучие очереди нескольких автоматов. И этот гвалт с каждой секундой все нарастал, где-то неподалеку закипал серьезный бой.

Подполковник вскочил на ноги. Он уставился на север, именно оттуда должна была двигаться вторая группа «Сигмы» «Егерь-2» под командованием майора Рудчика. «Где-то недалеко, километрах в трех», – Афанасьев определил расстояние до точки боестолкновения.

– Радист, живо связь с «Егерем-2», – рявкнул он, рывком распахивая планшет с картой района предстоящего рейда.

вернуться

15

Медовая ловушка – термин спецслужб, когда фигуранта ловят на женщину.

вернуться

16

Долли Герл – на американском сленге красивая глупышка.

59
{"b":"99459","o":1}