ЛитМир - Электронная Библиотека
* * *

Из-за внезапного снегопада выбраться в горы на прикрытие рейдовых групп «Сигмы» из нескольких маневренных групп смогла только одна, которую лично возглавил майор Сазоненко.

Впереди шли три БМД-2 с группой спецназа ФСБ на броне. За ними, натужно пыхтя и рьна двигателями, тащились две стодвадцатимиллиметровые самоходные гаубицы «Гвоздика», которых прикрывали четыре БТР-80 с мотострелками сорок второй дивизии.

Два передних БТР, внешне ничем не отличимые от многих тысяч своих собратьев, на самом деле были особые. Один был переоборудован как командно-штабной транспортер, а десантный отсек второго был заполнен различной электроникой, способной держать в любых условиях качественную связь с рейдовыми группами, перехватывать радиопереговоры боевиков и при необходимости их глушить.

Несмотря на попадавшиеся заносы, бронегруппа упорно карабкалась в горы, направляясь в сторону границы. Сазоненко старался как можно ближе держаться к рейдовым группам «Егерь-1» и «Егерь-2». Доложив о прибытии в точку десантирования, на связь больше не выходили, считая, что незачем лишний раз забивать эфир.

Техника, натужно рыча, двигалась вперед, сидящие на броне бойцы, опустив на самую переносицу шлемы и подняв воротники ватников, настороженно поглядывали на горы. А сидящий в салоне штабного БТРа Анатолий внимательно смотрел на разложенную карту, нервно покручивая между пальцами карандаш. Все мысли майора были сейчас заняты только одним: не ошибся ли он, не упустить бы Пророка. Сазоненко понимал, что его ждет в случае провала, поэтому и мысли были не белее сажи.

«Да лучше застрелиться, чем пойти под суд, как какому-то вору с вещевого склада».

– Товарищ майор, может, горяченького? – чувствуя настроение Анатолия, обратился к нему Александр Раскола. Капитана прикрепили к Сазоненко в качестве адъютанта, и тот ни на шаг от него не отходил. Потряхивая большим термосом, уточнил: – У меня чай с коньяком, очень хорошо для поднятия настроения.

Майор отрицательно замотал головой.

Во второй половине дня поступило сообщение из службы радиоприкрытия, и в эфире неожиданно возросла активность радиопереговоров. Майор тут же вывел перехваченный сигнал на громкую связь:

– «Егерь-2», «Егерь-2», ответьте «Егерю-1», – донеслось из хриплого динамика. «Егерь-2» не отвечал. Анатолий почувствовал, как у него учащенно забилось сердце – рейдовые группы вступили в бой, значит, им удалось перехватить Пророка с его бандой.

Стараясь сохранять спокойствие, Анатолий взял в руки микрофон внутренней связи и отдал приказ:

– Группа радиоконтроля, срочно зафиксируйте направление, откуда велась передача.

– С северо-запада, – с готовностью доложил радист и предупредил: – Но передача уже прекратилась.

– Ничего. – Сазоненко знал, что это ненадолго. «Егерь-1» уже спешит на помощь попавшим в беду товарищам. – Будьте наготове, скоро передача возобновится.

И действительно, через сорок минут радиостанция подполковника Афанасьева снова ожила: – «Алтай», «Алтай», вызывает «Егерь-1», – донеслось из эфира.

– Слушаю тебя, «Егерь-1», – мгновенно ответил радист.

– «Чехи» позабивались в щели, как тараканы, своими силами не выковырять. Подсоби огоньком. Координаты сорок четыре, семнадцать. Как понял? – сквозь голос радиста рейдовой группы пробивался треск автоматных выстрелов.

– Понял, хорошо. Сейчас организуем огонек, – за радиста бронеколонны поспешил ответить Анатолий и сразу же переключился на артиллеристов: – Ну, пролетарский цветок, все слышал? Теперь дай духам прикурить по полной.

– Товарищ майор, – через несколько секунд на связь вышел командир взвода «Гвоздик», видимо, старший лейтенант сверялся по таблицам стрельб с полученными координатами. – Наши гаубицы бьют на дистанцию пятнадцать-двести, а указанные координаты почти в пятнадцати километрах. На таком расстоянии получается большой разлет, как бы своих ненароком не накрыть.

– А ты постарайся, дружочек, своих не накрыть, а стрелять точно, – взорвался Сазоненко. – Или какого черта в армию пошел, выучился лучше бы на водителя троллейбуса.

– Понял вас, буду стараться, – ответил артиллерист и тут же скомандовал: – Взвод, координаты стрельб сорок четыре, семнадцать.

Две башни с толстыми высокозарядными гаубичными стволами медленно развернулись в сторону дальних гор.

– Первый, пли! – коротко скомандовал старший лейтенант. Одна из самоходок гулко ухнула, плюнув в небо снопом огня.

– Перелет, левее тридцать, – доложил через несколько секунд радист «Егеря-1».

– Понял вас, – ответил командир самоходок и передублировал команду: – Левее, второе оружие, огонь!

Новый тяжелый выстрел оглушил округу, отправляя за полтора десятка километров тридцатикилограммовый снаряд.

– Недолет, совсем немного, – опять раздался голос радиста. – Правее десять.

– Ясно, вилка, – деловито отметил старший лейтенант. – Правее десять. Снаряд осколочно-фугасный, серия пять выстрелов. Беглым, пли!

И тут «Гвоздики» заговорили во всю свою мощь, по очереди сотрясая воздух тяжелыми выстрелами. Десять снарядов гаубицы отстреляли меньше чем за минуту. И столько же времени пришлось ждать ответа от «Егеря-1».

– Молодцы, артиллеристы, классное накрытие. – Теперь на связь вышел сам командир рейдовой команды. – «Духи» отходят, преследовать не могу. Много убитых и раненых, необходима срочная эвакуация.

– Куда они отходят и сколько их? – снова в радиопереговоры вмешался Анатолий Сазоненко.

– Думаю, немного. Человек десять-пятнадцать, да и то, кто не ранен, тот контужен. Отходят они предположительно к Черному озеру. Там недалеко есть аул, думаю, захотят раствориться среди гражданского населения. Другого выхода у них нет.

– Вас понял. Спасибо за ценную информацию, отправляйте раненых и присоединяйтесь к преследованию.

Отключив связь, Анатолий взглянул на карту и быстро отыскал Черное озеро. Довольно хмыкнув, скомандовал по внутренней связи:

– Командира группы захвата к начальнику бронеколонны.

Широкоплечий спецназовец уже через минуту ворвался в десантный отсек штабного БТРа.

– Вызывали, товарищ майор?

– Да, капитан, – Анатолий указал на карту. – Вот, смотри, остатки бандгруппы рвутся сюда, – палец ткнулся в отметину небольшого аула в стороне от дороги. – И кроме твоего отряда перехватить их некому. Улавливаешь мою мысль?

– Так ведь это семь километров по горам и по снегу, – недовольно заметил спецназовец. За последние несколько дней их отряд уже понес потери в селе Шарой, и морозить людей в горном переходе ему не хотелось.

– А ведь «духам» тоже придется идти по снегу и горам, но только восемь километров. И добрая их половина ранена или контужена, – возразил Сазоненко, убежденный, что уничтожить террористов необходимо именно сейчас. Это был его последний шанс.

– Разрешите, товарищ майор, мне пойти с группой захвата, – встрял в разговор Александр Раскола, пытаясь таким образом разрядить гнетущую обстановку.

– Не беги впереди паровоза, капитан, – остудил его энтузиазм Анатолий и внезапно как-то по-мальчишески озорно подмигнул: – Вместе пойдем…

61
{"b":"99459","o":1}