ЛитМир - Электронная Библиотека

– Он не жилец, – спокойно констатировал фельдшер Садыков. – Не имеет смысла его тащить за собой, через полчаса-час все будет кончено.

Расстегнув подсумок, Таймураз вытащил «лимонку», выдернул чеку и сунул гранату под обездвиженное тело своего помощника. Потом провел ладонью по холодеющей щеке мальчишки и тихо произнес:

– Это твой последний бой, джигит. – Выпрямившись во весь рост, полевой командир коротко скомандовал: – А теперь ходу, нам нужно торопиться.

Остатки боевиков выстроились цепочкой и послушно засеменили в сторону заснеженной вершины горы Абай…

Вызвав вертолет для эвакуации раненых и убитых, объединенные группы «Егерь 1-2» выбрались на большую поляну. Сорвавшийся в этот день ветер не позволил поднять в небо вертолеты.

Группа, выставив боевое охранение, заночевала на поляне. Подполковник Афанасьев, не спавший вторые сутки, так и не смог заснуть. Не давали покоя стоны раненых и тяжелые думы.

Не так командир «Егеря» представлял себе операцию по поиску и уничтожению бандформирований. Не так… И вроде бы все козыри были на руках пограничников (и численный перевес, и огневая мощь, и хорошее знание местности). Эти факторы плюс значительный опыт бойцов – все говорило о скорой победе, к этому были все предпосылки, а вышло не так, как ожидали.

Группа майора Рудчика попала под шквальный огонь засады (и как только «духам» удалось учуять их, не иначе Пророк продал душу дьяволу). Даже артиллерийский огонь не смог покончить с моджахедами, гады смогли оторваться и уползти обратно в горы.

Афанасьев открыл глаза и напряг зрение, вглядываясь в противоположную сторону, где на краю поляны неровными буграми лежали восемь трупов бойцов второй рейдовой группы вместе со своим командиром майором Рудчиком.

От внезапно нахлынувшей ярости подполковник скрипнул зубами и злым шепотом произнес:

– Нет, сволочь. На этот раз ты не уйдешь, останешься здесь навсегда.

Накрывшись с головой, Афанасьев вытащил карту и включил портативный фонарик. Исходя из последних радиопередач Сазоненко, он пытался просчитать пути отхода Таймураза Хадышева, чтобы потом со всей группой снова выйти ему наперехват…

Вертушки появились на рассвете, две зелено-коричневые стрекозы «МИ-8 МТ» зависли над расположением пограничного спецназа. Несмотря на просторное и ровное, как стол, место, поляна оказалась маловатой для приземления вертолетов.

Командир рейдовой группы мгновенно принял решение:

– Берите толовые шашки и рвите деревья по краям, – отдал он приказание своему заместителю и повернулся к радисту: – Срочно свяжись с «Алтаем»…

Группа захвата спецназа ФСБ упорно висела на хвосте остатков банды Хадышева. Сепаратисты упорно огрызались огнем, пытаясь хоть немного задержать чекистов, чтобы получить время на отрыв. Но ничего не выходило…

Ударив в скалу, с противным визгом отрикошетила пуля. Опустившийся на колено рядом с Сазоненко капитан Раскола недовольно пробурчал:

– Опять, собаки, снайпера посадили.

Тактика боевиков была проста: снайпер, выделенный для прикрытия остатков отряда, занимал огневую позицию и на десять-пятнадцать минут задерживал преследователей. Потом быстро покидал свое укрытие и бегом передвигался подальше, вслед за отрядом до новой позиции. Стрелку удалось подстрелить двух спецназовцев, одного наповал, второго тяжело ранил. Теперь он стрелял больше для острастки. Но эта нервотрепка уже порядком надоела командиру группы захвата, и теперь спецназовцы готовили ликвидацию вражеского снайпера.

Наблюдая, как бойцы группы захвата выстроились «пирамидой» и помогают взобраться пулеметчику на похожую на вытянутый палец скалу, Сазоненко вспомнил, как еще совсем недавно они наткнулись на лежащего поперек скалы раненого боевика. Совсем еще мальчишка, он не мог пошевелиться из-за поврежденного позвоночника и молча плакал. Мутные капли слез, вытекая из глаз, замерзали под леденящим ветром.

– Надо бы ему помочь, – произнес Анатолий, глядя через призму бинокля на лицо раненого.

– Поможем, – согласился командир спецназа и негромко окликнул: – Бондарь.

– Здесь, – как из-под земли вырос двухметровый верзила. Косая сажень в плечах и хитрющие глаза на круглом, как луна, лице.

– Надо бы пошевелить этого «духа», – указал в направлении раненого командир группы захвата.

– Пошевелим, чего же его не пошевелить, – оскалился Бондарь. Сбросив с плеч ранец десантника, он вытащил моток капронового троса с привязанной к концу небольшой разлапистой «кошкой».

Придерживая левой рукой «АКМ», Бондарь выскользнул из укрытия и короткими перебежками рванул вперед. Пробежав метров двадцать-двадцать пять, он метнулся за большой валун. Потом, на манер заправского ковбоя, бросающего лассо на шею дикого мустанга, раскрутил трос. «Кошка» с первой попытки долетела до раненого, ухватившись одной из лап за его бронежилет.

Анатолий видел, как Бондарь сделал глубокий выдох, как будто собирался хватить стакан чистого спирта, и, прижав голову к валуну, потянул альпинистский трос.

– Бух-х! – громко взорвалась «лимонка», подбросив вверх тело чеченца. С противным свистом разлетелись во все стороны осколки.

– Ну, не паскуды, козлы, мать их! – выругался командир группы захвата. – Они уже не только мертвых минируют – и раненых тоже. Суки.

Пулеметчик наконец взобрался на вершину скалы, снайпера со своей позиции он не видел, поэтому воздействовать на него мог только психологически. Главное, что чеченец его достать не мог.

Двое снайперов из группы захвата, вооруженные бесшумными портативными винтовками «винторез», заняли позиции недалеко от Сазоненко. Анатолий видел, что стрелки лежали, уткнувшись в снег, прижимая к себе замотанное в белые лоскуты оружие.

– Давай! – крикнул старший спецназовец, и почти сразу же с вершины длинными очередями заговорил «ПКМ». – Ту-ту-ту! – грохотал пулемет.

Двое бойцов вскинули вверх автоматы с подствольными гранатометами, два глухих выстрела слились в один протяжный звук. Реактивные гранаты, описав дугу, взорвались далеко впереди, поднимая молочно-белые фонтаны.

Эти взрывы на мгновение отвлекли Сазоненко, и он пропустил кульминацию этого поединка. Обрушившийся огневой шквал заставил дрогнуть спрятавшегося снайпера. Зарывшийся в снег чеченец едва пошевелился, как это сразу же засекли снайперы ФСБ.

Два «винтореза» бесшумно выплюнули по девятимиллиметровой бронебойной пуле.

– Готово, – доложил старший снайпер. Через два часа группа захвата наткнулась на еще один заслон сепаратистов. Погибший снайпер все-таки дал возможность чеченцам оборудовать пулеметное гнездо. Огневая точка была спрятана в расщелине горы и надежно обложена по фронту кусками скальной породы.

Позиция была оборудована по всем правилам военного искусства, достать пулеметчика имеющимися средствами у спецназовцев не было возможности.

– Ты смотри, как подлюка пристроился, – наблюдая за вспышками выстрелов, произнес командир спецназовцев. – Без тяжелого вооружения нам его не сковырнуть.

– Ничего, – успокоил спецназовца Сазоненко. – Только что получено радио от группы Афанасьева, вертолеты высадили их в трех километрах отсюда. Группа «Егерь» через часа полтора выйдет пулеметчикам в тыл.

Группа пограничников под командованием подполковника Афанасьева добралась к месту засады не через полтора часа, как предполагалось, а через три. В горах скорости совсем другие, чем на равнине. Гребя почти по горло в снегу, пограничники все же пробрались в тыл пулеметного гнезда, и две гранаты РГО, заброшенные в амбразуру, решили исход боя.

Но все равно было потеряно слишком много драгоценного времени. Пророк своего добился, остатки отряда сепаратистов смогли оторваться от преследователей.

– Вот же, гнида, уходит, – с сожалением произнес командир группы захвата, наблюдая в бинокль вместе с Сазоненко и Афанасьевым, как группа боевиков узкой цепочкой карабкается к вершине горы Абай.

– Если пойдем следом, они наверняка устроят снежную лавину, – в раздумье заговорил пограничник, глядя на толстые пласты снега, плотно укрывшие горные склоны.

63
{"b":"99459","o":1}