ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Конечно, это твой пол. И зачем, спрашивается, тебе по нему ходить? То есть я хочу сказать, что нужно выслушать и мнение пола. Его так долго топтали ногами. В конце концов, у пола тоже есть права, не так ли?

По его губам скользнула улыбка, на щеке появилась симпатичная ямочка. Но Джулиане хотелось одного: влепить прямо по этой милой ямочке пощечину. Она едва сдержалась и открыла было рот, чтобы сказать что-то, но он снова опередил ее.

– Расскажите, когда у вас началась эта одержимость полами? – проговорил он тоном телерепортера. – На вас так действуют только деревянные полы? И если так, то что является основой ваших убеждений?

Со смеющимися глазами он поднес к ее губам воображаемый микрофон. Пытаясь сдержать гнев, Джулиана глубоко вздохнула.

– Эдвард Гарвин, ты перестанешь смеяться надо мной? Перестанешь относиться ко мне так, будто у меня съехала крыша? – произнесла она, как могла спокойно.

Он развел руками.

– Эй, разве я сказал что-то такое, что могло заставить тебя так подумать?

– Что ж, тогда постарайся выслушать и понять, что я обращаюсь к тебе с разумной и простой просьбой, – поспешно сказала она, опасаясь, что он снова перебьет ее. – Итак, как ты думаешь, неужели я провела все утро, вычищая кухонный пол до зеркального блеска, лишь для того, чтобы мы оставили на нем следы своих грязных ботинок?

Но как только она сказала это, вся ситуация вдруг показалась ей бесконечно глупой.

Она осторожно подняла на него глаза и вдруг, совсем того не ожидая, увидела в них тепло. Он улыбнулся ей, и, не выдержав, она улыбнулась ему в ответ.

– Ну, в общем, я хотела сказать, что просто горжусь своей работой, – промямлила она.

– Понимаю, – ответил он и кивнул. – Но, знаешь, я буду испытывать некоторые неудобства, если мне не будет позволено ходить по полу в моем доме.

– Это не навсегда. Просто... – Она на некоторое время растерялась. – Я знаю, что все это звучит глупо, но, по правде говоря, я действительно горжусь, что сумела вымыть этот пол, и мне хотелось бы, чтобы он хоть ненадолго остался чистым.

Он молча кивнул и, опираясь о дверь, стащил с себя ботинки. Она с удивлением наблюдала за ним.

– Вот видишь, – наконец сказал он, снова повернувшись к ней, – несмотря на то, что я дурно воспитан, я все же способен проявить некоторое уважение к чистому полу.

Неожиданно он шагнул к ней. Она попыталась отойти, но обнаружила, что за спиной стена. Он наклонился к ней и уперся руками в стену. Она испуганно посмотрела на него.

– Что ты собираешься делать? – едва дыша, спросила она.

– Найти разумный выход из положения, – тихо сказал он, склоняясь к ее губам.

Ее сердце бешено заколотилось, и, чтобы скрыть волнение, она прикрыла глаза. А потом ей вдруг показалось, что все вокруг нее перевернулось.

Он подхватил ее на руки и прижал к груди.

– Отпусти меня! – внезапно запаниковав, выкрикнула она. – И что это ты задумал?

– Хочу быть уверенным, что мы не запачкаем пол, – ответил он с насмешкой.

Она попыталась вырваться, одновременно сражаясь с волной чувств, которые вызывала в ней его близость. Это было не просто.

– Между прочим, советую также приобрести коврики для порогов, – пробормотала она, как можно сдержаннее. – А еще...

Но не успела она договорить, как почувствовала, что они вместе куда-то скользят.

– Черт побери! – воскликнул он.

И тут Джулиана сообразила, что они падают. Она вскрикнула и испуганно зажмурилась. А когда открыла глаза, обнаружила, что лежит на его крепком теле, в его объятиях.

– О боже, – прошептала она, заметив, что он лежит, не двигаясь, с закрытыми глазами. – Эдвард...

Он открыл глаза, и она с облегчением вздохнула.

– Ты в порядке?

Он улыбнулся.

– Более чем.

– Ты ведь мог сломать что-то. Сильно удариться.

– Ну и что?

Она уставилась на него.

– Может, нам нужно встать?

– Не знаю, – протянул он, крепче прижимая ее к себе. – А твоему жениху повезло.

При воспоминании о Ниле она напряглась.

– Вчера ты так не думал.

– Ты интересная женщина, Джулиана. С характером и стилем.

Лежа на нем и обхватив руками его шею, она с трудом сдерживала себя, чтобы не прикоснуться к его лицу. Проклятие! После того, что произошло между ней и Нилом, она поклялась себе не приближаться ни к одному мужчине. И вот на тебе...

– Эдвард, – натянуто проговорила она. – Ты уверен, что с тобой все в порядке?

Он лениво посмотрел на нее.

– Как сказать. Хотя что может быть приятнее, чем лежать, обнимая женщину, которая принадлежит другому мужчине?

Она резко села.

– Ты понимаешь, что ты говоришь?

– Но ведь это правда.

– Хочу тебя поправить, – сказала она, сдерживая обиду. – Я никому не принадлежу, кроме самой себя.

Неожиданно на его лице появилась усталость.

– Все это звучит очень красиво, Джулиана. Но если бы ты действительно принадлежала только себе самой, ты не стала бы давать обещания, которые тебе не хочется держать. Особенно тому, кто станет самым близким человеком в твоей жизни.

– Это не твое дело, – бросила она, не найдясь, что возразить. – Почему ты не оставишь меня в покое?

Он провел пальцами по ее щеке.

– Я не хочу оставлять тебя в покое. И мне кажется, что ты тоже не хочешь этого.

Покраснев, она вскочила на ноги.

– Это возмутительно!

Он сел и принялся потирать затылок.

– Правда? А мне показалось иначе, когда мы лежали вместе.

Джулиана нервно провела рукой по волосам, затем поправила рубашку.

– Пойду приму душ, – быстро сказала она, чувствуя нарастающее напряжение между ними.

Он смотрел на нее так, будто пытался заглянуть в самые потаенные уголки ее души, куда никому не было позволено заглядывать. Ровным счетом никому.

– Прекрасно, – ответил он.

Боясь поднять на него глаза, она повернулась и быстро вышла.

4

Джулиана стояла под душем, когда послышался стук в дверь. Она выключила душ, быстро обмоталась полотенцем и, не успев подумать, открыла дверь.

Эдвард стоял на пороге. Несколько секунд они смотрели друг на друга, будто пытались запомнить навсегда. Его глаза блуждали по ее телу, по каждому его изгибу, словно пытались запечатлеть в памяти ее всю. Это был какой-то совершенно неконтролируемый акт. В какой-то миг Джулиане показалось, что все может произойти так легко и просто, если она вдруг поддастся внутреннему импульсу, протянет к нему руки, позволит полотенцу сползти с ее тела... Так просто и так невозможно.

Она вздохнула и чары распались.

– Ты долго не выходила, и я испугался, что ты могла утонуть, – сказал он.

– Я читала книгу, – бездумно ответила она.

– Под душем? – удивился он.

Джулиана опомнилась.

– Ой, прости, что я сказала?

– Не важно. Похоже, что ты думала о Ниле.

В его глазах снова блеснул насмешливый огонек.

– О ком? – переспросила она. Но, заметив, как его брови удивленно поднялись, поспешно добавила: – Конечно, я думала о Ниле. Конечно.

– Не смущайся, – сказал он. – Нет ничего удивительного в том, что ты думаешь о мужчине, за которого выходишь замуж.

– А я...

Но он, как обычно, опередил ее.

– Возьми, – сказал он, протянув ей джинсы, которые держал в руке. – Подумал, что тебе, может быть, не во что переодеться. Их забыла моя сестра, когда в прошлом году гостила у меня. Надеюсь, они тебе подойдут. Через пять минут жду тебя на веранде. Если не будешь готова, я уеду без тебя.

Сказав это, он быстро повернулся и пошел по коридору. Джулиана, держа джинсы в руке, с недоумением смотрела ему вслед. Потом наконец захлопнула дверь.

Черт побери, что с ней происходит? Почему она так реагирует на присутствие этого мужчины? Что он с ней делает?

Скорее всего, это нервы. Эмоциональное перенапряжение. Но удивляться здесь нечему. Любой, оказавшись в западне, которую устроил ей Нил, был бы в таком же состоянии.

10
{"b":"99464","o":1}