ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Если сначала я хоть поглядывал на слоняющихся полудурков, то теперь уже и смотреть расхотелось. На хрен мне чужой адреналин! Пусть это произойдет со мной – или зарасти все дерьмом. С другой стороны, в таких ночах есть свое преимущество. Когда все пустеет, девчонки снуют взад-вперед, как скейтбордистки.

– Ну что, пойдем? – спросил Мальро.

Он намекал на самый приятный момент, когда мы уединялись с девками на нейтральной территории. Там мы могли вытворять все, что заблагорассудится. Начиналось все тут, где нетрудно подцепить девок, которым охота выпить, покурить и потрахаться. Потом мы их отводили в укромное местечко, и начиналась вакханалия в близлежащей эвкалиптовой роще, возле озера, на безлюдном островке на реке Тьете. Только сумасшедшие выбирают такие места! Вам наверняка понравится...

Мы с Мальро ждем Урода и еще двоих приятелей – Масиела и Лампрею. Банан потащился вместе с отцом на работу в ночную смену и будет вкалывать до утра. Площадь и перекрестки широкого проспекта изменяли наше место встречи по разным причинам. Мы не только знакомимся с новыми девчонками, такими же сумасшедшими, как и мы сами, и готовыми на что угодно, но и даем волю разнообразнейшим фантазиям. Так было до недавних пор. Теперь уже не то, но иногда получается. Авось и сегодня получится. Нашлись бы девки.

И я, изголодавшийся донельзя, довольствовавшийся целую неделю одной мастурбацией, сегодня нуждаюсь в полноценном сексе. Не надо было бы мне этого говорить, стоило лишь ограничиться намеком – но мне правда нужно кого-нибудь оттрахать, чтобы успокоиться и вспомнить, что я мужчина. Мы условились встретиться ночью на нашем острове, подальше от полиции, как делали прежде. Там-то никто не помешает. И вот еще что. Если всего не предусмотреть, девчонки быстро охладеют, и тогда ни о каком сексе и речи быть не может. А куда же нам без секса! Значит, сегодня надо непременно закадрить девчонку. Если не придется искать нового места, то все на мази – Патрисия обещала прийти.

Площадь – наша. Здесь мы собираемся каждую пятницу, как будто строго условились о месте, дне и часе, где всякий раз занимаемся одним и тем же. А то можно вволю накуриться в комнате у Мальро, выпить молочного коктейля в Макдоналдсе, сходить в кино или к кому-нибудь в гости, а потом вернуться.

Парни пришли.

Ядро нашей компании составляют восемь человек. Вот сейчас вы можете познакомиться с Лампреей – веселым и разговорчивым толстячком, и с Масиелом – негром-баскетболистом ростом под два метра. Так он вырос к тринадцати годам, и с тех пор больше не растет. Сейчас ему двадцать, и он старше всех нас. Во всем разбирается – и в людях, и в наркотиках: все перепробовал. А Урод – настоящий джентльмен: голос мягкий, движения плавные, никогда ни с кем не ссорится и не считает себя лучше или умнее прочих. Он красивый и сообразительный, чем и довольствуется. Все трое пришли вместе, уверенные, что найдут девчонок, с которыми можно приятно провести время и которые готовы за ними пойти хоть на край света.

Вот и девчонка нарисовалась.

Атмосфера изменилась. Ребята оживились.

У Патрисии, которая всегда с нами охотно общается, во рту была жевательная резинка. С ней пришла худенькая брюнеточка по имени Глаусиа. Я хорошо ее знаю. Пьет как лошадь и трахается так же. Она с нами уже во второй раз. С ними еще какая-то телка.

Патрисия познакомила нас с Глаусией и своей новой подругой – высокой, голенастой, опрятной, которая тут же заказала выпивку и попросила у меня закурить. Мне пришлось ей угождать, чтобы добиться ее расположения. Я знал, что у нее только что закончился роман с вокалистом из одной известной рок-группы. Так что она была свободна. Она отличалась длинными гладкими волосами, доходившими до пояса, и модельными формами, запихнутыми в джинсы с прорехой на заднице. Много курила. Нюхала тальк и балдела.

«Хороша!» – шепнул я Патрисии.

Все три – наши.

Девок сегодня – море. Не знаешь, к которой и прибиться. Масиел и Лампрея, как всегда неразлучные, глядят на телок, думают, к какой бы подкатиться. Они друзья – не разлей вода, хотя несходны буквально во всем – во внешности, в сложении, в манере одеваться. Не смотря на это, они всегда держатся вместе. Масиел – негр. Но не расист. Когда кто-нибудь рассказывает анекдоты про негров, он смеется вместе со всеми. А трахает только белых девок. Вообще он здоровяк, силач – его побаиваются.

Я совершенно согласен с Масиелом, что без девчонок наша компания рассыпалась бы. Наши загородные прогулки предпринимались только ради них. Никуда от этого не деться. Сами понимаете.

У меня было предчувствие, что больше я с ними никуда не поеду. А то каждый раз одно и то же. Вот и сегодня ничего нового не произойдет, видимо, я расту, а друзья мои – нет. Об этом и Мальро не один раз говорил. Надоело заниматься прежними глупостями или искать новых глупостей, хотя в глубине души сознаюсь, что хочется, чтобы все осталось как есть.

Раздумывать было некогда, настала пора действовать. Я уже представлял, как засажу этой подруге, у которой прореха на джинсах.

В три часа мы, наконец, решились отправиться в наш уголок – возле озера, на берегу реки Тьете. Никто, кроме нас, туда не заглядывал. А кто уж там оказывался, те с нами трахались.

Я бросил клич, и мы пустились в странствие к зачарованному лесу, где нас ожидал дворец наслаждений и природа, похожая на рай, куда я, может быть, попаду после смерти.

Я терся возле новенькой, чтобы прозондировать почву. Она уже у меня в руках. Отведу ее в укромный уголок да и засажу ей. Лучше места для этого дела не найти нигде. Об Алисе я и думать забыл. Знал, что если встречу другую клевую телку, Алиса мне будет ни к чему. Ее-то я сюда не потащу. Не знаю, почему, но у меня не хватит смелости сделать это. Там-то девчонкам скучать не приходится. Если дело и не дойдет до секса, то хоть потискаемся да пообнимаемся. Когда наступают холода, почти невозможно раздеться догола посреди ледяного тумана. Но нам было без разницы, потому что холода мы не ощущали и в городе – на улицах, в домах, в комнатах, под фланелевыми одеялами, которыми девочки укрываются с головы до ног и, засыпая в тепле, думают о нас.

Придурки, разъезжающие на машинах и слоняющиеся по улицам, остались позади. Мы покурили травки. Все мы держались вместе. Мальро с Масиелом пошли покупать сигареты, пока мы гуськом спускались к реке, к острову, к наслаждению, к месту, куда все заходят возбужденные, а уходят удовлетворенные и насытившиеся.

Ходим мы гуськом, потому что мы индивидуалисты, если верить Мальро. Не поднимаем шума, когда идем ночью по улице. Не хотим, чтобы нас заметили. Сами никого не беспокоим и не хотим, чтобы нас беспокоили. Хотим жить в свое удовольствие. Мы уже не замечаем ни улицы, ни домов, ни людей. Иногда останавливаемся, чтобы достать сигарету или покурить травки на углу. Перед нами река Тьете. Мальро и Масиел остались позади.

Мы прошли мимо целующейся парочки, которая не обратила на нас никакого внимания. Возле шоссе остановились, чтобы дождаться ребят с сигаретами.

Когда Мальро проходил мимо парочки, он решил вогнать их в краску. Подошел вплотную и обратился к парню.

– Слышишь, друг, огоньку не найдется? – спросил он, держа сигарету в руке.

Тот вздрогнул, выхватил оружие и направил в лицо Мальро. Я оказался довольно далеко, поэтому подробности драки от меня ускользнули. Масиел подскочил к нему и вырвал у него из рук револьвер, что большого труда ему не стоило – парень-то оказался слабаком. И все равно Масиел и Мальро отдубасили его как следует. Парень упал. Девка сидела, не смея шелохнуться. Поглядев на нее, Мальро приблизился, покуда ее ухажер валялся на земле с разбитой головой – Масиел постарался. Она запаниковала. Серьезно. Мальро совсем одурел: выпростал член и сказал, что сейчас ее изнасилует. Стал хватать ее за груди и за попу. Его вздыбившийся член наводил на нее ужас. Кабы Масиел не вмешался, он бы ее точно натянул. Он упивался своей властью над женщиной и проявил такую агрессивность, о какой прежде мы и не подозревали. А того парня они с Масиелом так отделали, что ему долго лечиться придется.

10
{"b":"99469","o":1}