ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Бегущий Лось сохранял невозмутимость, когда Эшли изъявила свое согласие пойти с ними. Он подъехал к Эшли, которая тряслась как осиновый лист.

– Огненная также мудра, как и отважна, – сказал он, а потом нагнулся, подхватил Эшли на руки и посадил на лошадь позади себя.

Он поднял копье, издал победный клич и ускакал.

Эшли изо всех сил держалась за стройную талию индейца, а рыжие волосы развевались по ветру, как огненное знамя. Остальные воины повернули коней и с боевым кличем поскакали за вождем. Индейцы на гребне холма исчезли, как по волшебству.

Стоя пол ослепительными лучами солнца, поселенцы застыли, как будто приросли к месту. Одни испытывали облегчение, другие жалели Эшли, а некоторые были до того напуганы, что ничего не чувствовали.

– Все по фургонам, – приказал Креймер. – Мы заплатили за безопасный проход, так давайте убираться поскорее.

Джейк Линд подошел к Креймеру и остановился перед ним.

– До сих пор не могу поверить, что вы отдали ее. Когда Мактэвиш вернется и узнает, что случилось, я вам не завидую.

– Миссис Мактэвиш сама так решила, – ответил Креймер. – Она не хотела кровопролития так же, как и я. Она спасла наши шкуры. По фургонам, Линд, у нас еще долгий путь до ночного привала.

* * *

Тэннер поравнялся с обозом через два дня, когда фургоны ставили в круг на ночной привал. С ним был Сет, которого Тэннер выследил в степи. Юноша не выдержал и все рассказал. Он убежал не из-за того, что был виновен в покушении, он просто испугался. Когда сестра призналась ему, что рассказала о своих подозрениях Тэннеру и Эшли Сета охватила паника.

Вдвоем они вернулись на место, где был обнаружен раненый Слейтер и нашли важную улику ранее не замеченную. К сожалению, выводы из этого были неутешительны для Тэннера и Сета. Теперь они въезжали в лагерь, надеясь упросить капитана Креймера рассудить это дело как можно деликатнее.

– Почему они так на нас глазеют? – обеспокоенно спросил Сет.

– Понятия не имею – ответил Тэннер, а сам похолодел и напрягся.

– Сет! – закричала Сьюзен и подбежала к брату. – Слава Богу, что вы оба вернулись – И она посмотрела на Тэннера с жалостью.

Тэннеру это не понравилось.

– Что тут случилось Сьюзен? – Он огляделся и увидел вокруг всех, за исключением единственной женщины, которую хотел видеть. К тому же все как-то странно глядели на него.

– Это из-за Эшли, – тихо сказала Сьюзен – Тут были индейцы, и они ее забрали.

Тэннеру показалось, что земля уходит из-под ног.

– Что ты говоришь? Как это индейцы забрали Эшли, а другие остались невредимыми?

К ним присоединился Креймер.

– Вождь Бегущий Лось пожелал забрать ее, Мактэвиш. Мы не в силах были помешать ему, даже если бы попытались. Индейцы восхищались ее рыжими волосами и вели себя с ней, как с каким-то божеством. Они бы убили нас всех, если бы она не согласилась уйти с ними.

С отчаянным криком Тэннер бросился на Креймера.

5

Тэннер просто обезумел. Пятеро мужчин с трудом оттащили его от капитана Креймера. Он отказывался поверить в то, что индейцы не собирались причинять вреда Эшли. В его воображении возникали картины одна страшнее другой. Должно быть, они мучают ее, подсказывал ему внутренний голос.

– К черту, Мактэвиш, – сказал Креймер, предусмотрительно отойдя подальше, – держи себя в руках. Пусть этим займутся военные из гарнизона Форт-Бриджера. Это их работа. Они моментально вернут твою жену.

– Негодяй! – закричал Тэннер. – А что, если ее уже нет в живых? Почему ты позволил им забрать ее?

– У нас не было выбора. Индейцы сиу превосходили нас числом, и позиция у нас была непригодная для обороны. Твоя жена понимала это, вот почему она добровольно поехала с дикарями. Нас бы всех перерезали, если бы мы отказались выдать ее.

В словах Креймера была логика, но душа Тэннера не принимала ее. Тэннер обмяк на руках мужчин, чувствуя, что не в силах справиться с невыносимой болью, которую ощущал внутри. Он не мог ждать, пока неповоротливый обоз дойдет до Форт-Бриджера, придется ехать за помощью самому. Хотя ему ненавистна была мысль просить помощи у янки, ради Эшли он должен усмирить свою гордость. Идти одному в лагерь индейцев равносильно самоубийству. Он был в отчаянии, но все же не способен на такую глупость.

– Пустите меня! – Закричал Тэннер, стряхивая с себя пять пар рук. – Я не буду нападать на вашего предводителя. У меня есть более важные дела, чем тратить время на труса.

– Отпустите его, – приказал Креймер – Не знаю, что ты собираешься делать, Мактэвиш, но прежде я хочу знать, удалось ли тебе выяснить что-нибудь о нападении на Слейтера. Он жив, но очень плох, и подозрение с тебя пока не снято.

– Мне сейчас некогда, Креймер, – сказал Тэннер и попытался уйти, но его снова схватили и задержали.

– Постойте, нет нужды задерживать мистера Мактэвиш – раздался голос, и вперед выступил Генри Джонс со своим сыном Сетом. – Капитан Креймер, могу я поговорить с вами наедине?

Креймер перевел недоуменный взгляд с отца на сына.

– Хорошо, пошли ко мне. И ты тоже, Мактэвиш. Ты не уедешь, пока этот вопрос не решится, хотя в любом случае это безумие – в одиночку сражаться с бандой дикарей.

Они вошли в фургон капитана Креймера, чтобы никто не мог услышать их разговор.

– Говори, Генри, что у тебя? Ты что-нибудь знаешь про это нападение на Слейтера?

Генри Джонс, невысокий мужчина, сорока с небольшим лет, потупил глаза.

– Это я сделал, капитан, и единственно, о чем жалею так, о том, что этот негодяй до сих пор жив. Я хотел убить его. Он это заслужил.

– Ты? Что ты городишь?

– Вы все равно узнали бы рано или поздно. Сет рассказал мне, что мистер Мактэвиш нашел нож, которым я ударил Слейтера. Я оказался неосторожным, ведь кто угодно мог бы вспомнить, что это мой нож. А может быть, я все равно бы сознался, если бы увидел, что невиновного могут осудить за то, что я сделал. – Он повернулся к Тэннеру. – Простите, мистер Мактэвиш, что я не сознало раньше. Сет сказал, что вам известно про мою Сьюзен.

– Знаю, мистер Джонс, и сожалею, что так вышло. Я, наверное, поступил бы точно так же на вашем месте.

– Может быть. Кто-нибудь объяснит мне, о чем речь? – заревел Креймер. – И при чем тут Сьюзен?

Генри посмотрел прямо в лицо Креймеру, с трудом сдерживая ярость.

– Пратт Слейтер изнасиловал мою дочку, а после продолжал встречаться с ней, обещая жениться, чтобы она не болтала. А потом… – Он запнулся, с трудом сглотнул воздух. – Потом она узнала, что беременна и потребовала, чтобы Слейтер обвенчался с ней в Форт-Бриджере, не дожидаясь Орегона. А он посмеялся, обозвал ее наивной потаскушкой и сказал, что вообще не собирался на ней жениться.

– А ты как узнал, па? – спросил Сет. – Сьюзен рассказала все мне, потому что боялась расстроить вас с мамой. Я успокоил ее, сказал, что все устрою, но, когда я заговорил со Слейтером, он отпирался и отказывался выполнять то, что обещал Сьюзен. Я оставил его невредимым, но твердо решил заставить его выполнить свой долг перед моей сестрой.

– Я выследил тебя, когда ты пошел на встречу со Слейтером, – сказал Генри. – Заметил, как вы со Сьюзен шептались, и смекнул, что дело нечисто, тем более, когда увидел, что ты рассердился, а она плачет. Я подслушал твой разговор со Слейтером. Гнев и ярость ослепили меня, и я хотел отплатить негодяю за свою доверчивую девочку. Сьюзен была такой невинной, такой чистой, а этот негодяй погубил ее. Когда ты ушел, я подкрался сзади и всадил в него нож. Он заслуживает смерти.

Креймер смотрел на Генри, не в силах поверить, что этот мягкий, даже робкий законопослушный человек решился на убийство. Но чем больше он размышлял, тем больше убеждался, что Генри имел право защитить честь семьи. Это был закон Запада – мужчина защищает свою семью и свою честь, не дожидаясь вмешательства правосудия.

– Возвращайся в свой фургон, Генри. Я верю, что ты действовал, защищая свою дочь. Я бы предпочел, чтобы ты предоставил мне решить этот вопрос, но теперь поздно жалеть.

14
{"b":"99470","o":1}