ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Нам тоже надо обсудить наши планы, – сказал Тэннер, вглядываясь в лицо Эшли и пытаясь прочесть ее мысли.

Он намеренно скрывал свои чувства. Дай Эшли волю, их союз разрушится очень скоро. Но он не собирается расставаться с ней в Форт-Бриджере. И вообще не расстанется с ней, пока не убедится, что Эшли не беременна. А для того, чтобы убедиться, ему придется ближайший месяц к ней не прикасаться.

От этой мысли Тэннер невольно улыбнулся. Между ним и малюткой янки возникла такая пылкая страсть, что трудно будет оставаться рядом с ней и не прикасаться. А если так, то… Эту занимательную мысль надо обдумать.

– Да, – сказала Эшли и проглотила комок в горле. – Надо все обсудить.

Пока они шли по деревне, Тэннеру захотелось остаться с ней. Нет, вздор, он не создан для счастья и не заслуживает такой женщины, как Эшли. К тому же она янки, а Тэннер ненавидит всех янки, хотя следует признать, что Эшли и Коул не худшие представители этой породы. Но все равно, янки отняли у него все.

Слепая ненависть к янки и желание отомстить погнали Тэннера прочь с любимого юга, но, сколько он ни скитался, он не смог убежать от горькой правды: он не предотвратил смерти Эллен. Эта трагедия доконала его, превратила в одинокого неудачника, ищущего мщения. Такой спутник жизни Эшли не нужен. Она заслуживает, чтобы рядом с ней был человек с сердцем, способным любить, а не тот, за кем гонятся призраки прошлого.

* * *

Спустя несколько часов после прощания с Утренней Росой, полного страсти и слез, Коул стоял возле связанного Харджера и поджидал Эшли и Тэннера.

– Ну что, лейтенант, пришел освободить меня? Я же говорил – Бегущий Лось слишком нуждается во мне, чтобы держать меня в плену по прихоти белого человека. – Харджер оскалил зубы в злорадной усмешке.

– Не угадал, Харджер. Ты мой, и Бегущий Лось не собирается освобождать тебя.

Улыбка Харджера мигом исчезла.

– Лжешь!

– Я говорю правду. Тэннер и Эшли тебе это подтвердят.

Не веря своим глазам, Харджер ошеломленно смотрел, как к нему приближаются Тэннер и Эшли. Тэннер нес свою седельную сумку, а Эшли держала кожаный мешок с едой на дорогу.

– Готов, Коул? – спросил Тэннер. Теперь, когда их, наконец, отпустили, ему не терпелось отправиться в путь, и единственной причиной, по которой он отложил отъезд, было дать возможность Коулу попрощаться с Утренней Росой.

– Сейчас, только заберу этого подонка, – отозвался Коул, с отвращением глядя на Харджера.

– Я с тобой никуда не пойду, Уэбстер. Кроме того, ты не заставишь меня признаться в убийстве.

– А это мы посмотрим, – сказал Коул.

* * *

Через пять дней они въехали в Форт-Бриджер. Хотя Харджер доставил им кучу хлопот, вдвоем Коул и Тэннер с ним справились. По дороге Коул обыскал Харджера и нашел у него письмо, подтверждающее незаконную торговлю виски и оружием. Письмо было от сообщника на востоке, и в нем сообщалось, где именно следует забрать следующую партию оружия, вдобавок при них были вьючные лошади Харджера нагруженные контрабандными ружьями и бочонками с виски. Всего этого, вместе взятого было достаточно, чтобы доказать вину Харджера и направить следствие по пятам его сообщника.

– Ну что теперь? – спросил Тэннер, когда они въехали в ворота форта. До сих пор никто не опознал Коула, но все понимали, что это вопрос времени.

– Я отведу Харджера прямо к капитану Кэллахену, – ответил Коул, – полагаю, что он признается в убийство капитана Кимбалла. Не волнуйся Тэннер это мое дело. Я знаю, что у вас с Эшли тоже есть дела в форте. Если вам нужно будет переночевать, в пансионе вдовы Тэлмадж можно снять комнату со столом.

– Ты уверен, что справишься Коул? – спросила Эшли, – мы с Тэннером можем пойти с тобой и дать показания в твою пользу.

– Справлюсь сестренка – он многозначительно посмотрел на Харджера, который съежился под этим взглядом. – Харджер знает, что его ждет, если он не скажет правду. Вдобавок у меня его письмо. Я собираюсь дождаться суда и проследить, чтобы негодяй получил по заслугам.

– А что потом? – спроса Эшли.

Коул широко улыбнулся:

– А потом я вернусь к Утренней Росе. Я люблю ее, сестричка когда-нибудь я уговорю ее уйти из племени и жить со мной среди белых людей, а пока я буду с ней. Я очень рад, что у тебя есть Тэннер, теперь я могу с более легким сердцем бороться за свое счастье, потому что знаю, что ты не одна. Плевать, что он мятежник, я же вижу, как вы любите друг друга. Я ужасно рад, что ты нашла человека по сердцу. А куда вы с Тэннером собираетесь ехать теперь?

Эшли ответила прежде, чем Тэннер открыл рот.

– Я собираюсь в Орегон-Сити. В Чикаго у меня никого нет. Меня манит мысль о новых краях и новых возможностях.

– Попробую заделаться фермером – добавил Тэннер, чем чрезвычайно удивил Эшли, – или заготавливать лес. Говорят, земли на тихоокеанском побережье плодородны и богаты лесом. До войны моя семья владела плантацией, так что фермерство у меня в крови.

На этом они расстались. Коул договорился встретиться с Тэннером и сестрой за ужином в трактире и отправился в штаб гарнизона вместе с Харджером. Когда они остались вдвоем, Эшли изумленно смотрела на Тэннера.

– Ты собираешься поселиться в Орегон-Сити? А я думала… Я хочу сказать какой из тебя фермер, мятежник? Но все равно, я благодарна тебе за эту ложь. Не хочу, чтобы Коул из-за меня переживал ему необязательно знать, что мы поженились по необходимости и что наш брак скоро закончится.

Тэннер как-то странно посмотрел на нее и сказал:

– Вообще-то Коул знает, на каких условиях мы женились, но его, видать, это не беспокоит. Не волнуйся, янки, я не собираюсь встревать в твою жизнь. Как только доставлю тебя в целости до места назначения, исчезну из твоей жизни. Я же вижу, как тебя раздражает мысль о настоящем браке.

– Так же, как и тебя, – ответила Эшли. – Ни ты, ни я не хотим постоянных отношений. И не обязательно провожать меня до Орегон-Сити. Я могу нанять проводников. Мы же договаривались только до Форт-Бриджера. Ты свою работу выполнил.

– Черт побери, янки, ты плохо соображаешь. Я же сказал тебе, что не отстану, пока не удостоверюсь, что ты не ждешь от меня ребенка. И вдобавок очень трудно найти надежных людей, которые могли бы доставить тебя в Орегон-Сити. Я уверен, что в Орегоне есть адвокаты, и кто-нибудь сможет оформить наш развод. Так что решено. Пошли в конюшню и проверим, там ли твой фургон и лошади. Может, заодно узнаем, что сталось с обозом капитана Креймера. Надеюсь, что у Пратта Слейтера хватило ума умереть от раны.

Их фургон по-прежнему стоял на дворе конюшни, и ничего не пропало. Одежда Эшли была аккуратно сложена в сундуке, постели были на месте, не хватало только денег и ценностей, которые Тэннер забрал и до сих пор носил в своей седельной сумке.

Хозяин конюшни рассказал, что Пратт Слейтер выжил. Его лечил гарнизонный врач, и после этого Слейтер оправился и смог продолжить путь вместе с обозом Креймера.

– Эта сволочь даже умереть не может достойно, – сказал Тэннер сквозь зубы. – В следующий раз, когда я его увижу, я не отступлю. Такой человек, как Слейтер, не заслуживает того, чтобы остаться в живых.

– Почему? Потому что он командовал отрядом, который сжег твою плантацию? Мне он тоже не нравится, но вполне вероятно он выполнял приказ.

Губы Тэннера сжались.

– Мои счеты со Слейтером гораздо серьезнее, чем ты думаешь. Ты и понятия не имеешь о том, что он сделал с моей семьей.

– Я поняла бы, если бы ты мне объяснил. Это имеет отношение к Эллен?

– Ради всего святого, Янки, перестань задавать вопросы! Я не могу говорить об Эллен. Поверь мне на слово, у меня полно причин ненавидеть Слейтера.

– Ты вернешься к ней, когда мы разведемся? Ведь у тебя будут деньги, когда я расплачусь с тобой. Ты сможешь вернуться и начать все сначала. Я не знаю, почему ты вообще уехал, Тэннер, но все можно исправить. Если Эллен любит тебя…

35
{"b":"99470","o":1}