ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Этот человек не понимает слова «нет», Янки.

Эшли чуть не умерла от страха. Обернувшись, она увидела Тэннера, который стоял в дверях между кухней и гостиной, скрестив руки на груди, глядя на нее с ехидной усмешкой.

– Как ты сюда попал?

– Через черный ход. Старк прав: тебе следует запирать двери.

– И много ты подслушал?

Он отошел от двери и приблизился к ней.

– Достаточно. Я же говорил тебе, что этот человек опасен. Он не такой болван, как другие члены городского совета. Он способен распознать незаурядную красоту. И теперь не успокоиться пока не заполучит тебя.

– Тебя это волнует? – насмешливо спросила Эшли. – Напрасно. Мы ведь женаты только на бумаге.

Он схватил ее за плечи и потряс.

– Черт побери, Янки, ты же не шлюха! Ты не я знаешь, чего добивается Старк. Я это не допущу.

Сердце Эшли взмыло к небесам. Сознательно или нет, но Тэннер ведет себя, как типичный ревнивый муж.

– Я его не поощряла, Тэннер. Другие мужчины не стали бы тратить время на незаметную серую мышку вроде меня.

Тэннер снова потряс ее, еще сильнее.

– Ты не мышка, Эшли. И ты не незаметная, Как ни старайся, ты такой не сможешь стать. Ты очень женственная и просто пронизана женским обаянием. Я не могу спокойно смотреть на тебя. – Он притянул к себе ее руку. – Ты видишь, что ты со мной делаешь? Если бы у меня осталась хоть крупица здравого смысла, я бы позволил Нелл или ее девицам излечить меня от тоски.

Эшли не верила своим ушам.

– Ты хочешь сказать, что ни разу не спал другой женщиной с тех пор, как ты и я…

Тэннер с отвращением выругался.

– Да, это так. Черт возьми, Янки, ты испортила меня, и мне теперь нет дела до других женщин.

Эшли прерывисто дышала.

– Мы пока еще женаты, Тэннер. – Она обняла его за шею и нагнула его голову к себе. На какое-то мгновение их губы встретились. Она провела языком по его губам, он застонал и оттолкнул ее, но потом опять привлек к себе.

– Черт побери, Янки, ты сводишь меня с ума! Мы оба мучаемся сейчас.

Эшли улыбнулась, довольная в глубине души.

– Мне приятно слышать, что ты это признаешь. Но ты легко можешь все исправить, Мятежник. Забудь о Слейтере. Я не могу жить спокойно, зная, что я тебя потеряю. Ты согласен расплатиться жизнью за намерение убить его? Ты не задумывался, что он тоже хочет тебя убить?

Тэннер медленно кивнул.

– Задумывался. Моя жизнь потеряла всякий смысл с того дня, когда Эллен застрелилась из моего револьвера. По-твоему, мужчина может оставить такое преступление неотомщенным?

– Да, может, если это сильный человек, – сказала Эшли. – Достаточно сильный, чтобы забыть прошлое и продолжать жить, а не обвинять себя в том, в чем на самом деле не виноват.

– Значит, я не такой человек, Янки.

– Ты любишь меня, Мятежник? – Впервые Эшли осмелилась задать этот вопрос и сразу же пожалела, потому что Тэннер отвернулся от нее. – Нет, черт возьми, смотри на меня, – закричала Эшли. – Я должна знать, как ты ко мне относишься. Потому что я тебя люблю, упрямый идиот!

– Ты хочешь знать, как я к тебе отношусь? – сказал Тэннер обреченно и повернулся к ней. – После того как Эллен покончила с собой‚ я думал, что вообще не способен на какие-то чувства. Жизнь моя кончена. И вообще, пока ты не появилась, я катился по прямой дорожке прямо в ад. Так вот, отвечаю на твой вопрос. Ты мне очень дорога. А что до любви, я не уверен, что вообще способен любить.

Кипя от Разочарования, Эшли спросила:

– Так ты хочешь, чтобы я с тобой развелась?

– Это в твоих же интересах. Со мной у тебя нет будущего. Ты красивая, пылкая женщина – уж мне ли не знать этого! На какое-то время мне почудилось, что у нас с тобой есть шанс. Но я не могу отказаться от клятвы отомстить Слейтеру. А если мне удастся убить его, я либо буду скрываться от закона, либо окажусь за решеткой. Я не имею права навлечь на тебя такую беду.

Эшли не хотела думать об этом. Ведь Слейтер еще не вернулся в город, а за это время она приложит все усилия, чтобы убедить Тэннера отказаться от мести. И если для этого потребуется использовать женские уловки и влечение Тэннера к ней, что ж, она готова. Приняв решение, она прижалась к нему. Тэннер обнял ее, и его губы оказались совсем близко от ее лица.

– Ты колдунья, Янки, я это всегда знал. Но предупреждаю: я не играю в твои игры. Обольщением ты ничего не добьешься.

– Люби меня, Мятежник, Господи, как же я по тебе тосковала. Даже если мы никогда больше не будем близки, пусть это станет нашим прощанием.

16

– Не проси меня, Эшли. – В его голосе звучала смертельная боль. Жажда обладать ею была самым сильным желанием Тэннера, если не считать навязчивой идеи убить Слейтера.

Эшли плотнее прижалась к нему и чувствовала, как он возбужден.

– Почему ты сопротивляешься, Мятежник? Ты что, боишься попрощаться со мной, как подобает?

– Да, черт возьми, боюсь. Ты очень опасна, Янки. Когда я с тобой я сам себя забываю, не то, что Слейтера.

– Меня это не волнует, Мятежник, лишь бы ты помнил меня, – прошептала она.

Она потянула за его рубашку. Он стиснул зубы. Она как зачарованная наблюдала, как напряглись мускулы в уголках его рта. Его глаза потемнели и невольно задержались на ее губах. Он видел, как она сглотнула и облизала губы. Его взгляд был даже сильнее физической ласки. Эшли невольно раскрыла губы, ее дыхание участилось.

– Я нужна тебе, Тэннер?

– Спроси лучше, нужно ли мне дышать? Нужно ли есть или пить? Так же сильно я нуждаюсь в тебе.

– Но я здесь, рядом, Тэннер, и хочу тебя так сильно.

– Все равно я не передумаю, – сказал Тэннер. – Раз уж ты хочешь устроить прощание, я согласен. Но, что бы ты ни делала, мое решение насчет Слейтера не изменится.

Его слова не поколебали решимость Эшли попытаться переубедить Тэннера. Пока человек дышит, он надеется, вот и у Эшли оставалась слабая надежда заставить Тэннера отказаться от намеченного. Эшли верила, что они с Тэннером принадлежат друг другу, но Тэннер нужен был ей целиком, без призраков прошлого, которые преследовали его.

– Ты слишком много говоришь, Мятежник. Помоги мне раздеть тебя. – Она вытащила его рубашку из брюк. – Я еще не видела спальню, но кровать там должна быть.

Руки Тэннера дрожали, когда он расстегивал пуговицы рубашки. Эшли уже возилась с его ремнем с кобурой. Он отвел ее руки и сам расстегнул пряжку. Ремень упал на пол. Эшли успела расстегнуть верхние пуговицы его брюк, когда он остановил ее.

– Нет. Сначала ты.

Она смотрела на его обнаженный торс. Его тугие мышцы и загорелая кожа возбуждали ее. Он был таким стройным и таким сильным, а худое лицо отличалось мужественной красотой.

Во рту у Эшли пересохло, когда Тэннер дотронулся до нее. Дрожащими руками он расстегивал пуговки на ее платье. Наконец не выдержал, рванул платье, и пуговки посыпались во все стороны. Пока он освобождал ее от одежды, он весь горел желанием и трепетал.

– Слишком долго я не был с тобой, – прошептал он, целуя ее.

Сейчас его поцелуй не был нежным, как и руки, которые срывали с нее остальную одежду. Когда она осталась обнаженной, он отступил на шаг, чтобы видеть ее всю. Его взгляд обжигал ее, и она уже ничего не сознавала, кроме желания.

– Я навсегда запомню тебя такой, какая ты сейчас. Твои глаза опьянены страстью, все тело пронизано желанием.

Эшли хотела сказать, что запоминать эту картину необязательно, ведь они могут заниматься этим каждый день, если он только прислушается к доводам рассудка. Но она инстинктивно сознавала, что он сейчас ничего не слышит, кроме голоса плоти.

– А теперь твоя очередь, – сказала она и потянула за пояс брюк.

Он снял их и стоял такой же обнаженный, как и она. Эшли опустила Взгляд, и глаза ее широко раскрылись. Она увидела, как он хочет ее. Она облизала губы и потянулась к нему.

Тэннер застонал и отвел ее руки.

48
{"b":"99470","o":1}