ЛитМир - Электронная Библиотека

Зная методы получения СБ признательных показаний (не менее жуткие, нежели у «сталинских опричников» — и у тех, и у других, например, существовали понятие «конвейера» при допросах, а также степеней устрашения подследственных), систему приписок перед вышестоящими референтами СБ, можно с полным основанием утверждать, что большинство репрессированных контрразведкой подполья граждан стали жертвами ложных обвинений. «Літопис УПА» фактически же подтвердил «обоснованность» этих эксцессов, заодно продемонстрировав отсутствие не только принципов морали, гражданской ответственности, но и источниковедческих навыков анализа документов того страшного времени (представьте резонанс от публикации «за чистую монету» уголовных дел на невинных жертв сталинского «Большого террора», эдаких сплошь японских и польских шпионов). Составители томов подчеркивали, что являются принципиальными противниками цензуры при публикации исторических документов, но не утруждали себя обстоятельными пояснениями специфики их появления.

Размышляя над проблемой «чисток», в немалой степени сокративших существование самого антисоветского движения сопротивления, трудно не согласиться с выводами известного богослова, диакона Андрей Кураєва: «Постоянная жизнь в подполье накладывает неизгладимый след на психику человека. В условиях многолетнего и безысходного подполья люди неизбежно мутировали. Если жить в состоянии страха и напряжения от того, что все кругом доносчики и предатели, то через несколько лет начинаются необратимые процессы».

Действительно, широкое применение насилия (особенно в «войне без линии фронта») неизбежно открывает простор для худших качеств человеческой натуры, патологических личностей, в нормальное время «загнанных в подполье» силою закона и морали. Бескомпромиссное противостояние на Западной Украине лишний раз подтвердило эту печальную закономерность братоубийственной войны.

5.7. Новое назначение

С 11 января по 10 апреля 1946-го войсками МВД и армейскими частями при содействии органов госбезопасности осуществляется масштабная антиповстанческая операция, известная в литературе как «Большая блокада». Практически все населенные пункты Западной Украины заняли гарнизоны армии и ВВ. Мобильные группы проводили облавы в горно-лесистой местности. По разным оценкам, силы движения сопротивления сократились на 40—60%.

Большие потери привели к изменениям в тактике ОУН и структурной реорганизации УПА, минимизации ее боевых выступлений, сокращению численности повстанческих сил, которые в период наибольшей активности достигали нескольких десятков тысяч активных штыков. По советским данным, на 1 апреля 1946-го в УПА находилось 3735 воинов. Во второй половине 1945 — начале 1946-го повстанческие подразделения большей частью сливаются с сетью вооруженного подполья под политическим руководством ОУН(б), которое в следующем десятилетии выступает ведущей формой антисоветского движения сопротивления в Западной Украине.

28 августа 1949 г. УГОР постановила приостановить деятельности УПА. На его основании издается приказ по УПА № 2 от 3 сентября 1949-го о временном приостановлении деятельности подразделений и штабов повстанческой армии. Вскоре кольцо сжимается вокруг объекта розыскного дела «Волк» — Романа Шухевича, за которым «охотилось» одновременно 700—800 оперативников МГБ УССР. Через ловкую комбинацию с применением агента гестапо, а затем и НКВД-МГБ «Розы» у арестованной связной «Чупрынки» Дарьи Гусяк удалось выведать место укрытия командира УПА на конспиративной квартире в селе Билогорша под Львовом.

Там, утром 5 марта 1950 г., Р. Шухевич погиб в перестрелке (это по довольно путаной официальной версии чекистов, до того трижды рапортовавших Москве о «ликвидации бандглаваря»). Судя по фото и свидетельству его сына, Героя Украины Юрия Шухевича, генерал-хорунжий застрелился. Содержатель конспиративной квартиры Галина Дидык, пытавшаяся отравиться, вышла на свободу лишь в 1971 г., описав свои злоключения в открытом письме в Президиум Верховного Совета СССР: «Меня беспощадно избивали, первые полгода делали это каждый день, днем и ночью мне не давали спать. Такое «следствие» длилось свыше двух лет. Мучили, теряя при этом человеческое подобие, — следователи МГБ Гузеев (в 1970-х годах ставший … заслуженным деятелем культуры УССР. — Авт.), Солопа, Пивоварец (будущий начальник Следственного отдела КГБ УССР. — Авт.), Клименко, Линиченко приходили поиздеваться надо мною ради пьяного развлечения».

К осени 1950-го о гибели Р. Шухевича становится известно в Закордонных частях ОУН и руководству УГОР. Тогда же Василию Куку поручается возглавить антисоветское движение сопротивления в Западной Украине, номинально он же становится последним командующим УПА.

Чтобы наглядно представить размах украинского повстанчества и степень поддержки его населением, приведем такую статистику. Согласно справке, подготовленной КГБ УССР для Верховного Совета УССР в 1973 г., в 1944-1953 гг. силы ОУН и УПА совершили 4904 теракта, 195 диверсий, 457 нападений на истребительные батальоны из числа местных жителей, 645 нападений на колхозы, органы власти, заведения социально-культурной сферы, 359 вооруженных «экспроприации».

По официальным данным, в 1943—1956 гг. погибло почти 156 тыс. участников движения сопротивления, по обвинению в причастности к ОУН и УПА арестовано 103866 и осуждено из них 87756 человек, а около 77 тыс. участников движения и лиц, которые их поддерживали, «вышли с повинной». И это на 6 млн. довоенной общей численности этнических украинцев на Западе республики! Общие трофеи советской стороны в противоборстве с ОУН и УПА за 1944— 1955 гг. насчитывали 2 БТР, 61 орудие, 595 минометов, 77 огнеметов, 358 противотанковых ружей, 844 станковых и 8327 ручных пулеметов, 26 тыс. автоматов, 72 тыс. винтовок, 100 тыс. гранат и 12 млн. патронов. По данным КГБ УССР, в 1972 г. только в Украине проживало 132 тыс. участников движения ОУН и УПА и «активных пособников» повстанцев. Вот вам и «бандитская армия», как обозвало УПА, либеральное казалось бы, российское «Независимое военное обозрение».

Глава 6. Глубокое подполье

6.1. Новые условия — новая тактика

Укрываясь от преследования, «Лемиш» неоднократно менял места дислокации. В 1944—1945 гг. скрывался в Подгаецких и Бережанских (Тернопольская область), Рогатинских лесах Станиславской области. Созданный там особый Рогатинский надрайонный провод ОУН (криптоним «Роксоляна») специализировался на обеспечении нелегального пребывания лидеров движения сопротивления, его руководитель Алексей Демский («Шувар») был одним из старожилов подполья и вел борьбу до его захвата в 1954 г. (в ноябре 1955-го приговорен к высшей мере наказания). В 1946—1948-м В. Кук вновь перебазировался в Подгаецкие леса, временами совершая выходы на запасной пункт связи «100» в Золочевском районе Львовской области.

Из мест укрытия поддерживались контакты с руководителями подотчетных «Лемишу» краевого провода на Северо-Западных украинских землях под началом Ярослава Дударя («Вереса», убитого в 1946 г.), упомянутого Н.Козака, «Дубового» (застрелился 18 января 1951-го), Василия Галасы и краевого провода «Подолье» во главе с Беспалко («Остапом», убит в 1947-м), «Бурланом» (погиб в 1951-м) и Василием Беем («Уласом»; в феврале 1951-го он был захвачен органами МГБ, однако обманул их обещанием сотрудничества и вновь ушел в подполье, погиб 23 мая 1952 г.). Отдельные линии связи устанавливались с руководителями других крупных проводов. Так, на хуторе Теребижъе (Олесский район Львовщины) разгромили пункт связи «91» к В. Куку от шефа краевого провода «Запад-Карпаты» Романа Кравчука («Петра»).

Правила конспирации обязывали регулярно менять места пребывания, псевдонимы при переписке, шифры «грипсов» и «штафеток» — записок, передаваемых по эстафете курьерами. Для работы в каждой конкретной местности избирался определенный псевдоним. Каждая территория или мероприятие получали собственные условные обозначения: «Замок» — УПА «Запад», «Степь» — Тернопольская область, «Бассейн» — Словакия, «Троя» — создание позиций в городах, «Сад» — работа в учебных заведениях, «Феникс» — сохранение кадров, «Комар» — подготовка к войне, «Пионер» — кадры для Востока, «Нечай» — конспирация и так далее.

29
{"b":"99474","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Черный лебедь. Под знаком непредсказуемости
4321
Другая правда. Том 1
Экономика на пальцах: научно и увлекательно
Рогора. Дорогой восстания
Вор и убийца
Случай из практики. Осколки бури
Застолье Петра Вайля
Свои погремушки