ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Опознание. Записки адвоката
Гильдия
Ночь нежна
Крепость на семи ветрах
Макс Вольф: Рекрут. Наемник. Офицер. Барон (сборник)
Женщины непреклонного возраста и др. беспринцЫпные рассказы
Детские психологические травмы и их проработка во имя лучшей жизни
Мое имя Офелия
Как я провел лето (сборник)
Содержание  
A
A

Мужское начало, энергия Шивы, в гностицизме аналогичное Логосу Христа, с которым соединяется София, называлось «Тот, что по Правую Руку» и понималось одновременно как «солнце» и «сын бога». Совершенно так же как в Тантре, гностический сексуальный союз лунной, женской Левой руки с солнечной, мужской Правой рукой представлял собой союз противоположностей, порождающий внутреннего андрогина. В Гностических Евангелиях диалог Марии Магдалины с одним из учеников содержит несколько напоминаний о создании спиритуального андрогина, хотя остается неясным, какая техника использовалась для достижения этого состояния. Мы читаем, что гнозис способен «[сделать] женщину мужчиной» и семь учениц могут «стать мужчинами». Такая инициатическая трансформация напоминает идею буддизма левой руки о том, что «женщина может стать Буддой». В «Евангелии от Филиппа» высказывается предположение, что на некоем высоком уровне сознания женщина превращается в мужчину и наоборот. А в «Евангелии от Фомы» утверждается: «пока мужчина не станет женщиной, а женщина — мужчиной, вам не войти в Царство Небесное». Царство Небесное в понимании гностиков не имеет ничего общего с популярной христианской мечтой о бренчащих на арфах ангелах и жемчужных вратах — это буквально состояние бытия, которое дарует гнозис через соединение Софии и Логоса.

«Ешь плоть мою и пей мою кровь»

В одном из апокрифических Евангелий Мария Магдалина вопрошает у Христа: «Мы слышали, что есть на земле люди, которые смешивают мужское семя и женскую месячную кровь, готовят блюдо из чечевицы и едят его, говоря: “Мы веруем в Исава и Иакова. Хорошо это или нет?”» Иисус резко осуждает этот обычай: «Сей грех превосходит прочие грехи и беззакония. Люди этого рода немедленно попадут во внешний мрак и не будут возвращены на небеса».

И, тем не менее, несмотря на это жесткое утверждение, другие источники примерно того же времени свидетельствуют, что некоторые из первых христиан связывали с Иисусом и Марией Магдалиной именно этот странный «греховный» обычай. Финский ученый Антти Марьянен в книге «Женщина, которую любил Иисус» даже выдвигает гипотезу, что резкость суждения в вышеприведенном пассаже имела под собой своего рода «PR-мотив»: создать впечатление, что первые ученики Христа не имели отношения к сексуально-магическим практикам, в распространении которых их нередко обвиняли противники.

Другой раннехристианский текст убежденно свидетельствует о существовании в рамках христианства сексуально-магической традиции, содержащей поразительные параллели с практиками пути левой руки, задействовавшие использование спермы и менструальной крови. «Панарион», написанный Епифанием, рассказывает о том, что он определяет как «безнравственные секты», которые были сосредоточены на эротическом общении Христа и Марии Магдалины. Епифаний нерешительно замечает, что женский принцип играет особенную, ключевую роль в гностических сектах, против которых направлена его полемика, указывая, что безнравственные христиане называют свои Евангелия в честь женщин, таких как Ева или Мария Магдалина. В «Панарионе» Епифаний ссылается на священную книгу, озаглавленную «Большие вопросы Марии», где рассказывается, как однажды Христос привел Марию на гору, чтобы передать ей тайное знание, которого не удостоил всех остальных своих учеников. Распространенный мифический мотив восхождения на высокую гору — это символ восхождения к состоянию измененного сознания, вхождения в царство божественного существования.

По поводу этого культа Епифаний пишет:

«И книг у них много… о Йалдабаоте под именем Сета… а Евангелия осмелились написать под именем учеников. О самом Спасителе и Господе нашем Иисусе Христе не стыдятся говорить, что показывал Он развратные извращения… представляют такое бывшее ей от Него откровение, преподанное Им на горе: Он помолился и взял женщину, что сбоку, и начал с ней совокупляться, и, действуя таким образом, Он перехватил свое извергнутое семя, дабы показать, что «мы вынуждены поступать так, дабы жить»; и, когда Мария в смущении упала наземь, Он привел ее в сознание и сказал ей: «зачем сомневаешься, маловерка?» (Здесь и далее цит. по: Епифаний. Панарион. Против гностиков-борборитов. Перевод Московской Духовной Академии, редакция и дополнения Руслана Хазарзара.)

То, что Иисус избирает только Марию, чтобы разделить с ней свою тайну — еще один показатель особого места, занимаемого ей в его кругу. Указание на «имя Сета», ассоциировавшегося с этими безнравственными учениями, заставляют предположить, что Иисус вполне мог быть одним из магов, поклонявшихся Сету-Тифону, богу, издревле покровительствовавшему сексуальной магии. Практика ритуального совокупления, после которого следовало съедание половых выделений, описанное здесь, конечно же, сходна с вкушением после коитуса семени и женской амриты, что, как мы отмечали, присутствует в традиции Вама Марги. И в темной Тантре, и в гностическом либертинизме участники ритуала глотают сексуальный эликсир не ради каких-то физических составляющих его флюидов, а для того, чтобы наполнить себя магическими энергиями, а материальная субстанция здесь — не более чем их внешняя форма. Цель тантристов — принять в себя жизненную силу шива/шакти. Гностики верили, что когда они пьют сперму или менструальную кровь, они избавляют души от рождения, отправляют не рожденные сущности, находящиеся в семени, в Плерому, спиритуальное царство, неподвластное архонтам, тираническим правителям мира материи. В обоих случаях осознанная трансформация природной, смертной субстанции в бессмертную психическую силу отражает главную идею пути левой руки.

В другом месте «Панариона» Епифаний пишет о секте, по всей видимости, наасенов: «Говорят же, что плоть гибнет и не воскресает, и она принадлежит князю. Но о силе, заключенной в менструальной крови и в семени, утверждают: это душа, и мы ее, собирая, поедаем… А насчет сказанного «если не будете есть мою плоть и пить мою кровь» и учеников, смутившихся и говоривших: «кто может такое слушать?», говорят, что было слово о безобразии [эвфемизм спермы]». Согласно Епифанию, развратные гностики понимали таинство христовой евхаристии «плоти и крови» буквально. Он приводит в качестве примера одного из последователей Христа, который на встрече общины попросил свою менструирующую невесту вступить в связь с одним из его братьев по секте. По достижении оргазма мужчина вынимает пенис, и совокупляющая пара принимает сперму ладонями, не позволяя ему вытечь во влагалище, таким образом жертвуя это Иисусу. «…По совокуплении в блудной страсти, — сообщает Епифаний, — сверх этого простирают хулу свою на небо: приняв женщину, истечения от мужского органа на собственной руке, муж ставит в отрицание небу — на руке имея нечистоту [сперму], так молится.

Приносим Тебе это приношение — тело Христово», — поют они, подразумевая жертвенное семя. Женскую менструальную кровь жертвуют со словами: «Сие есть кровь Христова». После совершения жертвенных молитв пара выпивает соответствующую жидкость. Этот обряд напоминает о предлагаемой Тантрой пути левой руки концепции об эякуляции в тело шакти как жертвования и о необходимости возвращения пролитой субстанции обратно в тело, где она начинает выполнять психическую функцию. Освящение менструальной крови — еще одна поразительно общая черта тантрических и христианских гностических практик пути левой руки. Табу на менструальную кровь как символ опасной женской силы было одинаково сильно и в эллинистических областях на Ближнем Востоке, где процветало гностическое христианство, и в районах Индии, где сходные ритуалы практиковались адептами Вама Марги. За данным обычаем жертвенного съедания спермы и менструальной крови христианами-гностиками, несомненно, стоит намного более древняя практика принесения в жертву животных и людей в магических целях, которая, помимо прочего, отражена в буквальном жертвовании тела Христова на кресте. Далее Епифаний толкует зашифрованные в Гностических Евангелиях метафоры сексуальности, которые, складывается впечатление, были написаны тем же «сумеречным языком» пути левой руки (санскритское сандхья-бхаса), каким позже пользовались авторы тантр:

57
{"b":"99479","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
ПереКРЕСТок одиночества
Время Темных охотников
Ты больше, чем ты думаешь!
Мой нежный и кусачий змей
Вредная волшебная палочка
Наследник в довесок, или Хранитель для дракона
Секрет невезучего эльфа
Краткая история всего на свете
Готовим для детей от 6 месяцев до 3 лет