ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Странная страна
Костяной дракон
Код убеждения. Как нейромаркетинг повышает продажи, эффективность рекламных кампаний и конверсию сайта
Особое условие
Случай из практики. Цветок пустыни
Соблазн двойной, без сахара
Я тебя отпускаю
Помогите малышу заговорить. Развитие речи детей 1–3 лет
Боевой 41 год. Если завтра война

– Я тоже хочу быть с тобой. Всегда и везде. – Оливия была откровенна. Из-за чего же разгорелся весь этот сыр-бор? – подумала она. Почему она взвивается каждый раз, сталкиваясь с его желанием подчинить ее себе? Это тоже было высокомерие своего рода. – Ненавижу быть с тобой в разлуке, – призналась она.

Натан не станет терпеть, если она будет упрямиться, уйдет с головой в работу и не захочет оставить компанию Джеймса. Он окажется на другом конце света, а она этого не вынесет.

Его напор, амбициозность, точность, с которой он знал, чего хочет, его уверенность в достижении цели – вот что она любила в нем, вот что ее восхищало. Он так отличался от Макса с его непостоянством, беспечным отношением к жизни и своим обязанностям…

Натан был прав: ей не нужна работа, больше не нужна. Натан не Макс, а значит, ей не надо больше заботиться о завтрашнем дне. Натан был ее защитой, опорой, ее любовью. Он был для нее всем. Она могла доверять ему целиком и полностью.

– Завтра же я скажу Джеймсу, что ухожу, – пообещала Оливия. В глазах Натана сверкнули искры удовлетворения. Он привлек ее к себе. – Но есть два условия, – предупредила она.

– Какие угодно, – улыбнулся Натан. О, эта божественная улыбка! Она отвела голову назад, стараясь принять деловой вид, но это ей плохо удавалось. Так хотелось поцеловать Натана! Щеки ее зарделись, дыхание стало прерывистым. Натан точно знал, что она сейчас чувствовала.

– Как ты предлагал раньше, я буду работать на тебя и с тобой. У меня есть образование и определенные навыки, и я хочу их использовать. – Она знала, что глаза ее затуманились. Его же глаза с вожделением ласкали ее набухшую грудь, отчего Оливию окатила жаркая волна. Она прокашлялась. – Я не хочу быть надувной куклой, которую вынимают из коробки и играют с ней после работы. О'кей?

– Согласен. – Глаза его сверкнули, а уголки губ приподнялись. – Я буду играть с тобой как после работы, так и во время нее. Ты знаешь, я не могу устоять. Не стану лишать себя удовольствия. Боюсь, ты не сможешь защититься. Подумай об этом. – Его пальцы дотронулись до пуговиц ее рубашки и стали их расстегивать. – По-моему, пора поиграть. А ты как думаешь?

Оливия задохнулась. Тело ее затрепетало, когда он распахнул мягкую зеленую ткань и устремил свой жадный взгляд на ее очаровательные округлости.

– Я же сказала… два… два условия…

– Что-о?..

– Я должна отработать… О! – Она старалась не обращать внимания на то, как его длинные пальцы ласкали ее грудь. Но это было выше ее сил. То, что он делал с ней, то, что он заставлял ее чувствовать, было невероятно, потрясающе. – Я должна отработать… Мне нужно… О, Нат!.. Дай мне месяц. О! Думаю… это справедливо.

– Согласен. – Его темная голова медленно склонилась…

* * *

Головные офисы компании "Колдвелл инжиниринг" занимали весь верхний этаж башни из стекла и бетона, взметнувшейся к небу на северном берегу Темзы.

Оливия вошла сквозь вращающиеся двери, уже скучая по Натану.

– Встретимся в час, – сказал он, прощаясь. – В нашем уютном итальянском ресторанчике, – уточнил он. Потом был долгий упоительный поцелуй. Она бы до сих пор была в его объятиях, наслаждаясь каждой благословенной секундой, если бы не очнулась и не постаралась отстраниться. Как им не хотелось расставаться!

– Ну ладно, иди! – Расстроенная тем, что пришлось расстаться, Оливия смотрела, как он быстро подошел к машине, сел в нее и вскоре влился в поток мчавшихся мимо автомобилей.

Она медлила перед встречей с Джеймсом, ей не хотелось говорить ему, что она уходит, что она будет скучать без своей работы, что ей будет недоставать его, всех друзей, которых она приобрела за эти годы. Но если Натан будет продолжать свои путешествия без нее, то скучать по нему ей придется гораздо сильнее. Здесь не могло быть никакого сравнения.

Поднявшись на лифте и пройдя через приемную, она вошла в кабинет своей секретарши. У Молли был испуганный вид.

– Здесь что-то произошло. – Секретарша широко раскрыла огромные голубые глаза и поджала ярко-красные губы. – Я только что вошла, поэтому толком ничего не поняла. – Она посмотрела через плечо Оливии, будто ожидала увидеть там какое-то чудовище. – Думаю, что-то связанное с мистером Хью: он вышел из кабинета мистера Джеймса с таким видом, будто готов растерзать любого, кто попадется ему на пути.

Странно, подумала Оливия.

– Ничего, со временем все выяснится. Просмотри почту, дорогая, а я постараюсь узнать, в чем дело.

"Нет, только бы ничего серьезного, – взмолилась она, снимая темно-зеленый пиджак и вешая его в шкаф. – Только не сейчас, не за месяц до моего ухода".

Хотя месяц – это достаточно долгий срок. За месяц можно во многом разобраться, размышляла она. И если Джеймс наконец-то решил сказать Хью, чтобы тот принимался за дело или, в противном случае, подыскивал другую работу, тогда Оливия первая поддержит Джеймса.

Войдя в свой кабинет, она открыла дневник, лежавший на столе, и выдвинула ящик, где хранились материалы для служебного пользования. Достала файл на имя «Росси», гигантской итальянской автомобилестроительной компании. Сегодня она вместе с Джеймсом должна была проработать эти материалы.

Оливия огляделась вокруг. Эта комната в мягких серых и зеленых тонах была ее убежищем в течение последних лет жизни с Максом. Здесь она могла скрыться от всего, что огорчало и расстраивало ее. Здесь она была в безопасности. Именно здесь, работая, обрела себя.

Но Натан был прав, подумала она, улыбаясь. Ей больше не нужно работать. У нее был он, его любовь. Сейчас она нуждалась только в этом.

Она понимала, что разговор с Джеймсом будет нелегким. Но, судя по тому, как обстояли дела в компании и в его личной жизни, Оливия надеялась, что Джеймс согласится найти себе нового помощника.

Взяв файл, она, не постучав, вошла в дверь, соединявшую их кабинеты. Они давно уже обходились без церемоний. Он был ее боссом, человеком, обладавшим властью, но прежде всего он был ее дорогим и близким другом.

Джеймс сидел в черном кожаном кресле, спиной к ней, перед огромным окном, разглядывая панораму Лондона. Она окликнула его, и он медленно повернулся. Улыбка осветила его уставшее, серое лицо.

В свои сорок лет он был еще красив. Но, будучи всего на четыре года старше Натана, сегодня утром – Оливия заметила это с волнением – он выглядел так, словно годился Натану в отцы. Улыбка не смогла скрыть его напряжение, волнение в темно-синих глазах.

– Что случилось? – спросила Оливия. Сердце ее забилось в страхе. – Что-нибудь с Ванессой?

Только ей из всех сотрудников компании было известно, что его жена вновь беременна. После трех выкидышей и одного мертворожденного ребенка Ванесса стала очень суеверна и поэтому настояла на том, чтобы ее беременность как можно дольше оставалась тайной: чем меньше людей будет знать об этом, тем лучше.

– Нет, слава Богу. С ней все в порядке, только устала от этих постоянных осмотров. Конечно, она волнуется, но старается не подавать вида. Бедняжка! – Джеймс поднялся. – Все дело в Хью. – Он сжал губы. – Он совершил непоправимое.

Сердце Оливии замерло. Неужели до него дошли грязные слухи, распространяемые его братом? Только этого ему сейчас не хватало! Если слухи дойдут до Ванессы, она ужасно расстроится. А последние несколько месяцев она и так жила в страшном волнении. Но, кажется, проблема была в другом.

Джеймс жестом предложил Оливии сесть и потом по переговорному устройству попросил Молли принести им кофе.

– Мне требуется кофеин! – Джеймс слабо улыбнулся. – Хью никогда не выполнял своих обязанностей, – с трудом произнес он. – Я его покрывал. Не спрашивай – почему. Кровь не водица… но… – Ему пришлось прерваться, так как вошла Молли с подносом в руках. – Мы стали терять заказы, тебе это известно, – продолжил он после ее ухода. – Вся компания знает об этом. У меня накопились подозрения, и, пока тебя не было, я кое-что проверил… Он брал огромные взятки с наших конкурентов за то, что значительно завышал наши сметы и таким образом переправлял им наши заказы.

12
{"b":"99481","o":1}