ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я вначале выпью что-нибудь. – Оливия сбросила туфли. Она изо всех сил старалась быть уступчивой и сговорчивой, но будь она проклята, если позволит ему и дальше обращаться с ней как с несмышленым ребенком, указывать, что ей делать и как делать. Со вчерашнего вечера, когда с ним произошла эта непонятная метаморфоза, он ведет себя именно таким образом. – Ты хочешь выпить что-нибудь? – спросила Оливия, старательно улыбаясь.

– Нет. – Он улыбнулся в ответ. И снова возникло чувство, будто он разговаривает с малолетним ребенком. – А ты пей, не обращай на меня внимания. Но не теряй времени. Его у нас очень мало.

"Пошел к черту!" – подумала Оливия и, войдя в кухню, вынула из холодильника пакет сока. Налив холодный сок в стакан, она приложила его ко лбу. Ну и жара! Сок помог ей восстановить силы. Теперь можно идти принимать ванну. Как бы ей хотелось подольше понежиться в ласковой пене, но, увы, на это не было времени.

Помня слова Натана, Оливия надела свободные брюки из серого шелка, кремовую шелковую блузку и пиджак. Длинные волосы она заколола на затылке, чтобы не было слишком жарко, и надела простые серьги из жемчуга в виде капелек.

Она выглядела неброско, но очень изысканно. Оливия надеялась, что Натан, вошедший в спальню в этот момент, будет того же мнения.

Она посмотрела на него в зеркало, но он даже не взглянул в ее сторону. Поэтому она не могла понять, одобряет он ее наряд или нет. Посвистывая, он обошел комнату, вынул белье из ящиков, снял одежду с вешалок в шкафу и направился в ванную.

Что это? Небывалый приступ сдержанности? У Натана? Оливия посмотрела на себя в зеркало и пожала плечами. Она становилась параноиком во всем, что касалось Натана, ставила под сомнение каждый его шаг, задавалась нелепыми вопросами.

Сейчас он просто спешил. Вот и все.

Когда Натан вышел из ванной, Оливия задохнулась от восторга. Как он был великолепен! Узкие черные брюки, черная рубашка и белоснежный пиджак, подчеркивающий красивые линии его фигуры. Сексуальная фантазия наяву.

– Ты прекрасно выглядишь. – Она подошла к нему, и красивые руки легли ему на плечи.

Прильнув, Оливия ждала от Натана поцелуя.

Но он мягко снял ее руки и отступил в сторону, глядя на часы.

– Я заказал такси. Оно будет здесь через две минуты. – Он окинул ее совершенно безразличным взглядом. – Готова?

Натан потерял к ней всякий интерес!

Глаза Оливии были полны слез. Она была уже готова разрыдаться, но тут раздался сигнал такси, и ей пришлось взять себя в руки.

В то время как Натан объяснял водителю, куда ехать, Оливия усаживалась на заднее сиденье машины, говоря себе, что нужно реально смотреть на вещи, ничего не выдумывать. Натан просто не мог вести себя иначе, если знал, что машина придет с минуты на минуту.

Оливия подняла голову и улыбнулась Натану, сидевшему рядом с ней. А ведь были времена, когда он постоянно жаждал заниматься с ней любовью и для этого с ее стороны не требовалось никаких подсказок. Он просто бросал все дела, отменял все встречи и беседы только для того, чтобы насладиться ее любовью.

Душа Оливии была не на месте. Предстоящий вечер не сулил ничего хорошего. Поэтому она заставляла себя говорить о каких-то незначительных вещах и слушать его однозначные ответы. Но она чувствовала, как в нем нарастает напряжение, волнение, причину которого не могла определить. И это настораживало ее. Она не знала почему. Просто настораживало.

Выйдя из такси и увидев название ресторана, Оливия замерла на месте.

Элитный, дорогой, с прекрасной репутацией. Здесь собиралось блистательное общество. Богатые и знаменитые приходили сюда себя показать и на людей посмотреть.

– Надо было сказать, куда мы идем, – заявила она, сдерживая раздражение. Рядом с посетителями этого заведения, одетыми в шикарные наряды от знаменитых кутюрье, она будет выглядеть маленькой серой мышкой! – Я могла бы одеться иначе, если бы знала, куда ты меня пригласил. Мой наряд явно не соответствует данному месту.

– Ты выглядишь… – Натан мельком посмотрел на нее, – вполне прилично.

Оливии показалось, что губы его как-то дернулись, но она не была в этом уверена. Когда их проводили к столику, она изо всех сил старалась скрыть свою неловкость и держаться как можно увереннее. Не успели они сесть за стол, как в зале послышался шепот. Взглянув на сидящих рядом посетителей, Оливия поняла, что всеобщее внимание привлечено к кому-то, кто только что вошел в этот прекрасный зал. Она повернулась – и пришла в восхищение. Между столиками медленно и грациозно шла ошеломляющей красоты блондинка, как должное воспринимая восторженные взгляды.

Длинные золотистые волосы спускались до самой талии, блестящие локоны касались ее лица. На ее чувственном теле было платье из мерцающей золотистой ткани, облегающее пышную грудь. Платье было немного выше колен, что позволяло его обладательнице демонстрировать красоту своих длинных ног в шелковых чулках.

Блондинка небрежно волочила за собой по полу длинную мерцающую золотистую шаль.

Остановившись у их столика, блондинка посмотрела на Натана большими зелеными глазами с длинными ресницами. Оливию поразил ее взгляд, откровенно приглашающий Натана отправиться с ней в постель.

– Натан, дорогой… Что за уютное местечко! Ты балуешь меня! – произнесла она страстным голосом. Оливия в ту же секунду узнала уже знакомый ей легкий австралийский акцент.

– Саша. – Натан встал. В его глазах появилось что-то, чего Оливии не хотелось видеть. – Оливия, познакомься с Сашей Ли. Мой постоянный секретарь… с сегодняшнего дня.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

– И это твой секретарь! – выпалила Оливия, прежде чем такси отъехало от тротуара.

Они только что высадили сексуальную блондинку у бешено дорогого отеля, в котором когда-то останавливался и Натан. Оливии он был памятен по первой встрече со своим будущим мужем.

О, какие драгоценные это были воспоминания! Взгляд ее стал теплым и мечтательным. Она вспомнила, как в тот самый первый замечательный день Натан привел ее сюда, спасая от дождя. Неужели можно так запачкать эти воспоминания?

– Она живет здесь? Ты оплачиваешь ее номер? Ты привез ее сюда из Гонконга? Она должна быть наипрекраснейшим секретарем, чтобы оправдать такую заботу и немыслимые расходы! – Оливия понимала, что говорит как ревнивая жена, но ничего не могла с собой поделать.

Она и была ревнивой женой!

– О, поверь мне, она именно такая.

Увидев его белозубую улыбку, Оливия была готова взорваться от злости.

– Весь вечер она не сводила с тебя глаз и разговаривала только с тобой. Мне сказала лишь два слова. Да и ты был не слишком разговорчив. Ты не обращал на меня никакого внимания. Я с таким же успехом могла бы сидеть дома! – Сцепив пальцы, она положила руки на колени, стараясь успокоиться и остановить этот поток эмоций. – А как вы танцевали на глазах у всех! Это же позор!

– Но ведь мы пригласили ее в ночной клуб. Не мог же я игнорировать ее!

– Никаких "мы"! – с жаром отпарировала Оливия. – Весь этот проклятый вечер был твоей затеей. Я тебе вот что скажу: если она, по-твоему, секретарь, то я – королева!

– Ливи, Ливи… – Натан расцепил ее побелевшие пальцы и взял ее руки в свои. – Сейчас два часа ночи, не время для ссор. Завтра нам обоим надо много работать. Извини, если Саша не уделила тебе должного внимания. С ее стороны это было некрасиво, – снисходительно сказал он. – Мне следовало тебя предупредить, что она привыкла иметь дело с мужчинами. Общение с женщинами для нее большая редкость. Так что не обращай внимания.

Оливия оттолкнула его руки, а он, отметила она с горечью, даже не попытался взять их снова. Этими руками он ласкал Сашу Ли, танцуя с ней в ночном клубе. Да, она это видела! Хотя Натану, наверное, казалось, что Оливия ничего не замечает.

Ревность сжигала ее, доводила до исступления. Тот факт, что так называемая секретарша Натана проигнорировала ее, не имел никакого значения. Как, впрочем, и то, что эта женщина совершенно не умела себя вести. Больше всего Оливия страдала оттого, что ее муж не обращал на нее внимания. Эта боль была невыносима.

24
{"b":"99481","o":1}