ЛитМир - Электронная Библиотека

– Это совсем не то, что ты думаешь. – Она протянула руку и чуть было не коснулась его рукава, но тотчас отдернула ее. По выражению его лица она поняла, что он больше не хочет близости, ни сейчас, ни когда-либо еще. Оливия сглотнула, а в глазах ее блеснули слезы. – Джеймс позвонил мне, чтобы сказать, что до Ванни дошли слухи о нашем с ним, так называемом романе. Она… она очень плохо восприняла все это. Он хочет, чтобы я убедила ее…

– Как он заботлив, – прервал ее Натан, глядя на нее ледяным взглядом. – Так это их квартира, да? Ванни здесь? Мне кажется, ты говорила, что она в больнице. Или я ошибаюсь?

– Да, она в больнице. А это квартира Хью. – По ее щекам текли слезы. – Он распустил эти слухи, и я решила, что только он может все исправить. Он должен сказать правду, признаться во всем. Ванни не стала слушать Джеймса. Так неужели она станет слушать меня?

Натан молчал, но за него говорили его глаза. Казалось, он задавал Оливии тот же самый вопрос.

– Я не вынесу, если она потеряет этого ребенка, – задыхаясь, сказала Оливия. – Я себе этого не прощу. Моя совесть не выдержит.

– А есть такая опасность?

Оливия кивнула. Ее губы дрожали.

– Если вспомнить, что она пережила, подумать о ее нынешнем состоянии…

– Так почему же твой драгоценный Джеймс не заставит своего братца попытаться все исправить?

– Потому что он до сих пор не знает, кто пустил слух.

– Значит, это должны сделать мы. Мы должны заставить негодяя сказать Ванни, что он лгал, – сказал Натан и тут же добавил, как бы, между прочим: – Хотя ложь его еще не доказана. Почему невинная женщина должна страдать? – Но в его тоне слышался ответ на этот вопрос – "Потому что ее муж совершил проступок".

Его крепкий кулак забарабанил по гладкой деревянной панели двери, и Оливия содрогнулась от этого грома. Едва держась на ногах, Оливия вошла вслед за ним в открывшуюся дверь. В прихожей появился Хью в смокинге, черном галстуке и начищенных туфлях. Он явно собирался куда-то выходить.

– Итак… – На лице его была усмешка, маленькие глазки смотрели враждебно. – Оливия! Какой неожиданный приятный сюрприз! К сожалению, я могу уделить тебе только пять минут. Понимаете, спешу на светский раут.

– Ты нам уделишь столько времени, сколько потребуется, – хладнокровно сказал Натан. Оливия заметила, как Хью весь съежился в своем дорогом костюме, поняв, что с Натаном Монро в таком состоянии шутки плохи. Видимо, с ним так никогда не разговаривали.

Все это могло бы показаться смешным, если бы сердце Оливии не разрывалось. Она восхищалась силой Натана, которому не требовалось слов для ее доказательства. Хью попятился назад.

– В таком случае вам лучше пройти в комнату, – пригласил он их.

– Совсем не обязательно. Моя жена может сказать все, что ей нужно, и здесь, в прихожей. – Натан взглядом окинул белые стены холла, толстый синий ковер и позолоченные стулья, стоявшие с обеих сторон небольшого столика у стены. – Оливия?

Он приглашал ее сказать то, что она хотела и должна была сказать. Его резкий тон свидетельствовал: Натану хотелось поскорее покончить с этим делом и вдохнуть свежего воздуха. Но у Оливии перехватило дыхание, пересохло в горле, язык прилип к небу и не поворачивался. Она перевела взгляд с сытого и самодовольного лица Хью на Натана и умоляюще заглянула в его строгие глаза.

Натан посмотрел на нее нетерпеливо и начал сам:

– Ты распространял лживые слухи, Колдвелл. Не пытайся это отрицать. Я присутствовал при этом и все слышал. В тот момент мне хотелось снести тебе голову… но моя жена по одной известным причинам удержала меня. Сейчас же… – и он сделал шаг вперед, – ни одна сила на земле не удержит меня от этого… – Натан наступал на съежившуюся фигуру. – Я убью тебя, если ты не сделаешь то, что я скажу.

Хью Колдвелл бросил испуганный взгляд в сторону Оливии, надеясь, что она каким-то образом спасет его, но в глазах ее увидел лишь презрение.

– Чего вы хотите? Я не понимаю, о чем идет речь, – пролепетал он.

– Мы говорим о твоих бреднях, что я убила Макса, затем прыгнула в постель к Джеймсу и до сих пор кручу с ним роман! – со злостью крикнула Оливия, вдруг возненавидя себя за растерянность, которую почувствовала с того самого момента, когда у дома Хью увидела Натана.

Натан бросил на нее долгий пристальный взгляд.

– Ты сейчас же пойдешь к своей невестке и успокоишь ее. Скажешь, что именно ты пустил слух, скажешь, что лгал. Ты, должно быть, знаешь, что она ждет ребенка. Мне сказали, что она может потерять его из-за нервного потрясения. Но даже если такой опасности нет, ты считаешь возможным заставлять страдать абсолютно ни в чём не повинную женщину?

– А если я не сделаю этого? – В его маленьких глазках светился испуг. Он был похож на "храброго зайца". Хью явно увиливал, пытался улизнуть. Он ни за что не хотел ни в чем признаваться.

– Тогда я разорву тебя на куски, – тихо сказал Натан каким-то сладким голосом.

Но это была не шутка.

Оливия содрогнулась. Жестокость, в какой бы форме она ни проявлялась, была ей ненавистна. И у нее имелись на это свои причины. Натан по своей природе не был жестоким человеком. Дьявольские слухи, пущенные этим отвратительным, подлым, низким человеком, вызвали разлад в их, семье. Их брак начал разрушаться. Хью Колдвелл нес ответственность за то, что нанес удар и разрушил семейное благополучие, которым дорожили Натан и Оливия, разрушил безвозвратно. Теперь ему воздастся по заслугам. Он узнает, что значит гнев Натана.

Лицо Хью стало серым. Он явно не выдерживал натиска, но, тем не менее, не собирался сдаваться.

– Зачем же так злиться? Я сделаю, что смогу, даже если мне придется солгать. Мне всегда нравилась Ванни. Хорошая девушка потратила себя на…

Увидев суровый взгляд Натана, взгляд-предупреждение, Хью споткнулся, торопясь к двери, и остановился как раз между двумя своими гостями. Он смотрел на Оливию глазами, источавшими злобу, и не скрывал своей ненависти. Его взбесило ее презрение, и он не смог устоять против насмешки:

– Мы оба знаем правду, не так ли, Оливия? Кое-что из того, что я сказал, – несомненная и абсолютная, правда. Ты со мной согласна? Что скажешь? Ты виновна или невиновна?

Оливия смотрела на Хью. О, как она ненавидела этого человека! Натан стоял неподвижно, словно затаил дыхание в ожидании ее ответа. Он ждал, что она станет все отрицать.

Оливия почувствовала, как в висках запульсировала тупая боль. Ее глаза были полны слез. Слез сожаления. Она оплакивала прошлое. Оплакивала потерянную любовь.

Не было смысла прятаться за отрицаниями. Ее браку пришел конец. Думать о ней хуже, чем сейчас, Натан уже не будет. Хуже некуда. А возможно, признание вины в присутствии человека, которого она любит больше жизни, будет своеобразным искуплением.

Она не имела представления, каким образом все стало известно Хью Колдвеллу. Скорее всего, он подслушивал у дверей, подглядывал из-за угла, слышал и видел все, что происходило между ней и Джеймсом…

Оливия опустила голову. Лицо ее побелело как полотно. Ее мир рушился.

– Виновна, – прошептала она.

Хью Колдвелл ухмыльнулся. Натан, не выдержав, ударил его.

29
{"b":"99481","o":1}