ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Но ведь сообщение есть. Вы его видели, когда просматривали файл.

Программист кивнул, озабоченно посмотрел по сторонам, потом снова повернулся к Сэндерсу и протянул ему обратно распечатку.

– Извините, док. Тупик.

– Но как это могло?..

Парень положил руку на плечо Расти и направил его к выходу.

– Две возможности, – он говорил почти шепотом. – Либо система дала сбой, либо сообщение пришло не извне. – Программист дал Расти возможность отреагировать на его слова. – Но я вам ничего не сообщил, ладно?

Сэндерс остановился и повернулся к своему собеседнику.

– Вы хотите сказать, что если кто-то здесь введет информацию в компьютер с целой кучей фальшивых кодов, то у вас не будет записи об этом?

Мужчина снова оглянулся по сторонам. Расти проследил за его взглядом и наткнулся на телевизионную камеру безопасности, подвешенную в углу.

Программист опять повернулся к нему.

– Мы ни о чем не говорили, идет? Вы сами сделали свои выводы.

Расти кивнул, чувствуя себя более озадаченным, чем когда-либо.

* * *

Доктор вернулся в свой кабинет, погруженный в глубокие раздумья. Если предположения программиста верны, то сообщение поступило вообще не из Каира, Его ввели в компьютер внутри комплекса в Лэнгли.

Но зачем? Означает ли это, что само донесение фальшиво и кто-то в Лэнгли просто-напросто сфабриковал его? Или пославший сообщение всего-навсего пытался добавить правдоподобия слухам из Каира или откуда-нибудь еще с Ближнего Востока?

Расти открыл желтый блокнот и начал торопливо записывать варианты и мотивы. Кто-то мог сообщить информацию по телефону, подумалось ему, но если так, то кто тогда превратил ее в файл с фальшивыми кодами и временем регистрации? Какова причина?

Доктор снова взглянул на донесение, детально изучая стиль. Обычные, холодноватые, консервативные, загадочные фразы, но было еще какое-то отличие, которое ему не удавалось уловить.

Ладно, кто-то играет в свои игры в штаб-квартире ЦРУ. Это все равно, что везти уголь в Ньюкасл[21]. Может быть, крутые ребята так забавляются во время уик-эндов, наблюдая за тем, как лохи вроде меня пытаются с этим разобраться.

Расти встал и начал мерить шагами свой маленький кабинет, мечтая о том, чтобы в его распоряжении был тот офис, которым наслаждается Рот.

Почему у кого-то возникло желание внедрить подобную информацию? Чтобы доставить неприятности Роту? Марк сказал, что директор будет вне себя из-за того, что плохие парни узнали о месте посадки в Западной Африке.

Расти вдруг остановился перед своим столом, словно его отключили от сети.

Минутку. Предположим, я захотел бы втянуть во все это одну из террористических групп наподобие «Акбаха», хотя у меня нет никаких доказательств, что они планируют подобную операцию. Что если у меня возникло желание направить против них всеобщее возмущение? Не с этого ли я бы начал?

Расти возобновил свое хождение. «Подхлестнуть негодование всего мира по отношению к организации подобной «Акбаху», – подумал он, – и к делу подключатся правительства других стран и, вероятно, средства массовой информации. И чтобы этого достичь, если донесение на самом деле фальшивка, тот, кто запустил его, в первую очередь захочет оповестить об этом как можно больше народу».

Расти вернулся в конференц-зал, решив пока оставить свою теорию при себе. Там никого не было. Доктор уселся перед компьютером и начал просматривать остальные сообщения, пытаясь найти доказательства, что предупреждения разосланы союзникам Америки.

Он ничего не нашел.

Шерри пришла как раз в тот момент, когда Марк вернулся после краткой встречи с Ротом. По его словам, директор здорово расстроен. Рот требует узнать, как «Акбаху» удалось перехватить информацию о месте посадки «боинга».

– Он хочет быть уверенным в том, что никто из нас, включая и вас, Расти, не говорил об этом по незащищенным линиям связи.

Расти посмотрел сначала на Марка, потом на Шерри, затем снова на Марка.

– Мы с Шерри уже говорили об этом, Марк. Нам кажется, что авиакомпания обсуждала это с экипажем по спутниковой связи, так как в Далласе уже получили план полета.

Марк вопросительно взглянул на молодую женщину.

– План полета? – Он ничего не знал об этом.

– Да, – подтвердил Сэндерс. – Я заметил его на столе у Рота несколько часов назад. Это был компьютерный план полета авиакомпании «Квантум», то есть они, вероятно, уже передали его на бортовой компьютер «боинга» через спутник. Разумеется, эти линии не протянуты по воздуху. Они цифровые, но при помощи определенного оборудования любой может подключиться к ним.

В глубокой задумчивости Марк кивнул, а далеко в сознании Расти вспыхнул красный свет.

– Подождите-ка, Марк. Рот полагает, что в сообщении речь идет об «Акбахе», раз там упоминается шиитская террористическая группа?

– Да, это так. А что?

Расти взглянул на Шерри. Ее лицо ничего не выражало. Разве час назад они не пришли к выводу, что «Акбах» ничего не выигрывает, атакуя авиалайнер? Почему она не сказала об этом Марку?

«Осторожно, сынок! – подумал Расти. – Ты не входишь в их лигу. У них есть причина для молчания, а ты не знаешь, в чем дело».

– Расти, почему вы спросили? – снова поинтересовался Марк.

Сэндерс покачал головой.

– Да так просто. Я сам запутался. Полагаю, начитался угрожающих сообщений.

Марк Хейстингс присел на край одного из столов, изучая свои ботинки. Шерри спокойно рассматривала его, а Расти ждал. Вдруг Марк поднял голову.

– Расти, вы несколько раз за ночь говорили с экипажем, верно?

– Да, я могу точно выяснить время для вас, если...

Хейстингс поднял руку.

– Нет необходимости. Просто ответьте мне. Вы ни разу не упомянули о Сахаре в разговоре?

– Вы имеете в виду, когда говорил с летчиками? Я точно ничего не сказал стюардессам.

– Кому угодно. Пилотам, стюардессам, послу Ланкастеру. Любому.

Расти глубоко вздохнул, ускоренно стараясь все вспомнить. Второй раз он говорил с капитаном. Они уже получили новый план полета. О чем же его спросил капитан? Ах, да. «Почему Африка?» – так звучал вопрос. И он ему ответил.

Сэндерс взглянул Марку в глаза.

– Я мог это сделать, отвечая на вопрос капитана. Они уже знали место назначения. Не могу вспомнить, кто о нем сказал, но было сказано «западная Мавритания».

Хейстингс отвел глаза.

– О Господи Иисусе! «Акбах» мог вас подслушать.

– Но у них не было точных координат. Мы ничего более конкретного не упоминали.

Все это время Шерри Эллис молчала. Теперь она заговорила:

– Марк, весь этот чертов план полета шел по тем же линиям, как Расти тебе уже сказал, и он не имеет к этому никакого отношения.

Мужчина повернулся к ней.

– Да, но Рот ищет легкую добычу, и, судя по всему, Расти подходит под описание.

– Минуточку! – воскликнул Сэндерс, вскакивая на ноги. – Неужели вы хотите сказать, что Рот занят поисками того, кто пропустил каплю воды во время ливня? Пункт назначения перестал быть секретным в тот момент, когда авиакомпания «Квантум» получила информацию.

Марк Хейстингс встал и тяжело вздохнул.

– Расти, я должен выполнить поручение директора. Это займет у меня около часа. Он снова отправился в отдел ситуационного анализа Белого дома. Когда Рот вернется, то потребует доложить ему о том, кто что кому сказал, но если мне не удалось поговорить с вами, как я могу знать о ваших телефонных разговорах? В противном случае есть определенный риск.

– Иначе говоря, отправляйся домой и лежи тихо, отключи телефон и ни с кем не болтай? – сказал Расти.

Марк похлопал его по плечу и взглянул на Шерри. Та промолчала.

– К завтрашнему дню все это станет бурей в стакане воды. Поспите, и спасибо за огромную помощь.

Марк быстро вышел из зала, оставив Расти в смятении. Неожиданное внимание к тому, кто мог рассказать о пункте назначения рейса 66; невероятное открытие, что неприятности именно у него, все это звучало неправдоподобно.

вернуться

21

Города с таким названием есть и в Великобритании, и в Австралии, и в ЮАР. Все они связаны с добычей каменного угля. Синоним русского «В Тулу со своим самоваром». (Прим. перев.)

46
{"b":"99494","o":1}