ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Итак, если «Боинг-747» все еще в воздухе, то он представляет собой реальную угрозу и человечеству, и его тщательно выношенному плану сфокусировать гнев всего мира на «Акбахе».

«Вот на чем я должен сыграть, – напомнил себе Рот. – Президент должен быть очень чувствителен к тому, что именно американский самолет угрожает заразить человечество!»

Рот встал. Президент скорее всего еще не выступал по телевидению.

Остановить пресс-конференцию не составит труда.

Но убедить президента дать команду ВВС уничтожить пассажирский самолет будет делом весьма тяжелым.

* * *

«Вашингтон Хайетт»,

Вашингтон, округ Колумбия

Харолд и Джейни Холлингсуорт из Чинука, штат Монтана, провели весь день в Национальной художественной галерее. Шел третий день их отпуска, и они были в отличном настроении, когда возвращались в отель. Джейни, привлекательная брюнетка после тридцати пяти со страстью к ультракоротким юбкам, честолюбивая сочинительница загадочных историй, работала репортером в местной газете. Супруги заказали столик на ужин в одном из ресторанов Джорджтауна, но сначала она собиралась соблазнить мужа новым и вызывающим нижним бельем, которое припрятала в чемодане.

Женщина улыбнулась про себя, благодарная судьбе за то, что их сексуальные аппетиты не изменились. Харолд ласкал ее небольшие округлые ягодицы все время, пока они поднимались в лифте, а она подалась назад, отвечая взаимностью. И теперь, разгоряченный, довольный и нетерпеливый Харолд возился с ключом от номера 1443. Наконец ему удалось его повернуть. Дверь распахнулась, Джейни ринулась мимо него, на ходу расстегивая блузку, и вдруг резко остановилась.

– Кто вы, черт возьми, такие? – услышал Харолд ее голос.

Он вошел следом за женой и, к своему изумлению, увидел в их комнате посторонних. Мужчина держал телефонную трубку, стоя возле кровати, женщина мерила шагами номер.

Оба выглядели так, словно их застали на месте преступления.

Расти Сэндерс положил трубку и выпрямился. Его левая рука поднялась в останавливающем жесте, а правой он искал в заднем кармане свое удостоверение.

Харолд Холлингсуорт заметил, что рука странного незнакомца нырнула в задний карман, и ждал, что тот вынет пистолет. Инстинктивно он схватил Джейни за плечи и толкнул ее обратно к открытой двери.

– Подождите! – скомандовала женщина. Ее голос прозвучал достаточно властно, чтобы Харолд замешкался, и в это мгновение Расти достал свое удостоверение и протянул его супругам в развернутом виде.

– Прошу вас, закройте дверь, – велел доктор.

Харолд посмотрел в его удостоверение.

– Центральное разведывательное управление. Я доктор Расти Сэндерс, а это агент Шерри Эллис, – произнес Расти.

«Агент Эллис?» – про себя удивилась Шерри, но постаралась реагировать соответственно.

Расти и вспомнить не мог, чтобы он когда-нибудь раньше представлялся оперативником. Это звучало странно и театрально.

– Ладно, – осторожно произнес Харолд, а Джейни попыталась вывернуться из его объятий.

Расти указал на ночной столик.

– Вы слышали о том, что полиция иногда пользуется частными машинами? Что ж, в некотором роде мы проделали то же самое с вашим номером, чтобы иметь возможность позвонить по телефону. У нас очень серьезная проблема с разворачивающейся сейчас операцией, и нам было необходимо спокойное, не вызывающее подозрений место. Послушайте... У меня нет времени объяснять, – властно заметил Расти. – Вы двое, пожалуйста, сядьте. Моя напарница расскажет вам о том, что сейчас поставлено на карту, а я вернусь к работе. Если нам повезет, мы отсюда уберемся через тридцать минут. – Шерри, – Расти многозначительно взглянул на нее, – объясни им, что происходит.

Женщина кивнула. Харолд и Джейни Холлингсуорт переглянулись, их страсть неожиданно уступила место любопытству. Они слышали, что Вашингтон – странный город, но чтобы ЦРУ проводило операцию в их номере в гостинице – об этом можно будет десять лет рассказывать дома, не говоря уже об отличном сюжете для романа Джейни!

Харолд держал жену за руку. Они оба опустились на край кровати.

* * *

Борт рейса 66

Джеймс Холлэнд вызвал Барб Роллинс наверх для срочного совещания и попросил привести с собой посла Ланкастера. Рейчел отправилась проводить своего босса наверх, и когда все они заполнили крошечную пилотскую кабину, капитан развернул свое кресло как только мог, чтобы видеть их всех.

– Нас атаковали, – сказал он, – за нами охотились. – Холлэнд рассказал о Сэндерсе и о заговоре, который тот раскрыл. Он не забыл о потере четвертого двигателя из-за удара ракеты класса «воздух-воздух» и о том, что они попытались пикировать, чтобы спастись, и пока им это удалось. – Мы знаем, что все в салоне перепутаны, но нет времени думать об этом или говорить что-то по трансляции. Мы очень заняты здесь. – Холлэнд упомянул об имеющихся у них возможностях, ставших значительно скромнее, и необходимости лететь на небольшой высоте, чтобы не попасть в прицел противника. И потом он сказал о самом плохом: – Этот парень, Сэндерс, говорит, что, вероятно, мы не заражены, но те, кто проводит эту операцию, убедили весь мир и президента в обратном. Они исказили результаты вскрытия профессора, гм...

– Хелмса, – подсказала Барб.

– Хелмса. Сэндерс говорит, что, с его точки зрения, нет никаких признаков присутствия активной формы вируса. Средства массовой информации распространяют противоположное мнение, и доктор считает, что это может исходить из ЦРУ. И что в итоге? Мы никому не нужны, все на планете, благодаря телевидению, радио и газетам, думают, что мы хуже тифозного больного, и наша собственная страна списала нас со счетов. Сейчас мы не можем связаться даже с нашей собственной компанией, потому что любой звонок докажет, что мы все еще живы, и пустит по нашему следу террористов. – Холлэнд оглядел присутствующих, потом продолжил: – Мы делаем вид, что погибли. Мы попытались предпринять эту отчаянную попытку бегства, изображая падение, чтобы выиграть время. Нам необходимо остаться в живых и не контактировать с остальным миром двадцать четыре часа или хотя бы около этого. Когда это время пройдет, и если никто на борту серьезно не заболеет, наш статус начнет меняться. А пока нас пытаются убить ЦРУ и какая-то группа террористов-фанатиков.

Барб Роллинс опустила глаза и покачала головой, словно пытаясь отогнать страшное видение. Потом она снова взглянула на Джеймса Холлэнда.

– Дай-ка мне разобраться, Джеймс. Еще один человек на планете знает, что мы живы. И этот парень – агент ЦРУ, говорящий с тобой по сотовому телефону из какого-то отеля в Вашингтоне!

Холлэнд кивнул, потом досадливо покачал головой:

– Я знаю, что это звучит...

– Почему... – прервала его стюардесса, совершенно серьезно оглядывая кабину пилотов и таких разных людей, заполнивших ее, – почему я должна ждать появления суперменов-спасателей?

– Такова реальность, Барб, как бы странно это ни звучало, – заметил Холлэнд.

– Ты уверен? – спросила она.

Командир указал на правое окно.

– На месте четвертого двигателя пустота. Его снесло с крыла ракетой. Мы все это слышали. Это единственная правда, которую я принимаю целиком и полностью. Мы не заходили в запрещенное воздушное пространство ни одного государства. Мы находились над нейтральными водами, и на нас напали. Все выглядит бредом сумасшедшего, но Сэндерс внес ясность.

Ли Ланкастер вздохнул и заговорил.

– Позвольте мне кое-что добавить, Джеймс. – Посол взглянул на Барб Роллинс, стоящую в нескольких дюймах от него, потом на Рейчел и снова на стюардессу. – На национальном и международном уровне то, что нам, сторонним наблюдателям, кажется бредом сумасшедшего и странными мыслями, является логическим следствием размышлений очень заурядных людей, попавших в ловушку чрезвычайной власти. Заключение «А» ведет к выводу «Б», и так далее. Цепочка логична, но итог может быть нелогичным и иногда даже преступным. – Ланкастер встретился глазами с Холлэндом. – Джеймс, вы упомянули одну вещь, которая меня больше всего пугает. Нас сейчас считают огромной, смертельной угрозой всему человечеству. Мы не думаем, что это правда. Доказательств пока нет. Но внизу, вне самолета, среди тех тугодумов, что принимают быстрые решения, это явно становится выводом «А».

70
{"b":"99494","o":1}