ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– О чем вы шушукались с Родом? – Норман снимал рубашку, стоя напротив Лайзы, которая уже лежала в постели.

– Он мой брат, у нас много общих тем.

– Например?

Лайза подавила вздох.

– Например, его новая камера.

– Которую ты не видела, – уверенно сказал Норман.

– Что за глупости?

– Тогда зачем вам понадобилось запираться в библиотеке?

– У Рода проблемы, – устало сказала Лайза, удивляясь про себя, как легко она научилась врать. – Он хотел со мной посоветоваться.

– Какие еще проблемы?

– Ну какие у Рода могут быть проблемы? Конечно же из-за девушки.

– А ты так искушена жизнью, что он советуется с тобой, как со своим личным психологом?

– Мы привыкли всем делиться еще с детства.

– Всем? – угрожающе спросил Норман, и Лайза замерла. – Так вот запомни, дорогая, что теперь всем ты можешь делиться только со мной. А у Рода есть друзья, у которых он может спросить совета. Надо бы ограничить твое общение с братом, – проворчал Норман.

Еще больше ограничить?! – захотелось вскричать Лайзе.

– Милый, – ласково произнесла она, – не сердись. Я и так редко общаюсь со своими родными.

Норман укоризненно покачал головой.

– По-моему, ты плохо себе представляла, что такое замужество, когда решила сказать мне «да».

Если бы я это представляла, то ни за что не согласилась бы выйти за тебя, подумала Лайза.

Норман погладил Лайзу по волосам и притянул к себе. Одно мгновение – и губы его уже коснулись ее губ. Он был нетерпелив. Его язык скользнул, раздвигая ее губы, во влажную полость рта, затем прошелся круговым движением по деснам и вокруг ее языка. Пальцы зарылись в ее волосах, не позволяя ей вырваться. Едва Норман впился в губы Лайзы поцелуем, она поняла, что этот человек больше не контролирует свои действия. Лайза знала, что муж становится неуправляемым, когда зол на нее. Раньше ей нравилось заниматься с ним любовью, но теперь к удовольствию начал примешиваться страх. Но ведь она любила его! Лайза трепетала в его руках, прижимаясь к нему всем телом. Кроме опаляющего жара его губ, ничто не имело сейчас значения. Она таяла в его объятиях, забыв обо всем на свете. Лайза дрожала от возбуждения и… от страха.

Норман застонал, руки его скользнули по спине Лайзы, сильнее прижимая к себе. Поцелуй сделался еще более страстным. Огонь разгорелся в ней, когда пальцы Нормана высвободили ее грудь из бюстгальтера и захватили затвердевшие соски. Лайза словно растворялась в наслаждении, от которого пожар внутри становился все жарче, а ноги с каждым мгновением слабели все больше. Она чуть не потеряла сознание от внезапно охватившей ее страсти. Норман не спеша целовал ее набухающие груди, проводил языком по глубокой ложбинке между ними, постепенно приближаясь к соскам. Он упивался ощущением завоевателя и повиновением пленницы, которая не оказывала ему никакого сопротивления. В нем пылала смесь любви и желания.

Его губы начали спускаться от груди вниз… Руки отпустили грудь Лайзы и заскользили к бедрам… Ласки Нормана становились все откровеннее. Лайза забыла о том, что еще несколько минут назад готова была его возненавидеть. У Нормана власть над ней. Что же ей делать, если она в него влюблена, несмотря на всю его жестокость?

В конце недели позвонил Род и заявил, что помнит о своем обещании навещать сестру. Лайза задумалась о том, что скажет Норман. Он наверняка будет не в восторге от этой идеи. Норман и так постоянно твердит ей, что Род плохо на нее влияет.

Какой абсурд, вдруг пронеслось в голове у Лайзы. Я ведь не невольница, никто не может мне что-то запретить.

– Знаешь, Род, – сказала она в трубку, – я буду рада видеть тебя в любое время. И даже больше того: я хочу, чтобы ты пригласил меня куда-нибудь. Твои друзья все такие же сумасшедшие, как и раньше? Или ты сменил круг общения?

– О, что ты! – радостно воскликнул Род. – Они постоянно спрашивают о тебе. Моей сестры не хватает среди этих чокнутых.

– Ага, имеешь в виду, что в связи с моим замужеством в вашей компании одной чокнутой стало меньше?

– Вот именно, – рассмеялся Род. – Так что все будут счастливы снова увидеть тебя. Когда за тобой заехать?

– А когда у вас очередная вечеринка?

– Ты не поверишь, но как раз сегодня намечается великая попойка.

– Тогда тебе следует заехать за мной. У нас теперь нет шофера, а я не рискну ехать к вам на машине. Помнишь, как мы потеряли папин автомобиль, а потом оказалось, что ты оставил его в двух кварталах от бара, где мы веселились?

– Помню, конечно. Беззаботное было время.

– Ты рассуждаешь как старик. Время и сейчас беззаботное, – возразила Лайза. – Просто тебе, наверное, надоело это веселье.

– Отнюдь, мне оно никогда не надоест.

– Почему-то я тебе верю. – Лайза помолчала. – Только вот что, Род: Норману совсем не обязательно знать, куда мы с тобой собираемся.

– Само собой.

– Мне очень неприятно просить тебя об этом, но…

– Не переживай, сестричка, я все понял. Мне придется напрячь все свои извилины, чтобы придумать для тебя достойную легенду. Чувствую себя Джеймсом Бондом.

4

Лайза стояла у окна и всматривалась в даль. Ей жутко не хотелось объясняться с мужем, и она надеялась, что Род приедет раньше него. Тогда она просто оставит записку или позвонит. Нет, все-таки лучше записку. Иначе Норман обязательно вытянет из нее, куда они едут с братом. Или закатит ей скандал, что еще хуже. Лайза не хотела портить себе настроение. Она поедет на вечеринку, что бы ни устроил ей потом Норман. В ней проснулась прежняя Лайза, которая всегда делала то, что ей вздумается, и никого не боялась. На дороге показался автомобиль, и Лайза от волнения даже задержала дыхание. Сердце ее упало – это была машина Нормана.

Лайза медленно спустилась вниз, чтобы встретить мужа. Норман вошел в дом, поцеловал Лайзу и подозрительно на нее взглянул, заметив, что она одета и накрашена не по-домашнему.

– Мы кого-нибудь ждем? – поинтересовался он.

Лайза ответила, пытаясь справиться с дрожью в голосе:

– Да, Род приедет.

– Ах вот оно что, – недовольно проворчал Норман. – И надолго он к нам?

– Я… Мы с ним… Он хочет взять меня с собой на праздник.

– А что сегодня за праздник? – спросил Норман, подняв в удивлении брови. – Что-то не припомню. Рождество только через полгода, а на все дни рождения мы ходим вместе.

Лайза замолчала. Она не знала, что за историю сочинит Род, и поэтому боялась сболтнуть что-нибудь лишнее.

– Почему ты молчишь? – спросил Норман, и в голосе его зазвучали металлические нотки.

Лайза с трудом сглотнула. Она уже не была так в себе уверена, как час назад. К счастью, от дальнейших объяснений ее спас звонок в дверь – это приехал Род. Норман открыл ему и сладко улыбнулся, впуская его в дом.

– Какими судьбами, Род? – спросил как ни в чем не бывало Норман.

Род вопросительно взглянул на Лайзу, но та уже пришла ему на помощь.

– Я сказала Норману, что ты пригласил меня… – Лайза сделала едва заметную паузу, чтобы Род смог продолжить ее фразу, не вызывая подозрений у Нормана.

– …На крестины, – подхватил Род. – У нашего старого друга родилась дочь.

– Ага, – кивнул Норман, – значит, я могу поехать с вами.

– Можешь, разумеется, – сказал Род, улыбаясь.

Лайза онемела. Она не ожидала, что Род вздумает пригласить Нормана. Это не входило в ее планы. Во-первых, если муж решит сопровождать ее, можно сразу забыть о веселье. Он, несомненно, будет весь вечер сидеть с ней рядом, и Лайза не сможет даже слова сказать, не задумываясь, как к этому отнесется Норман. А друзья наверняка не поймут ее. Они попросту не узнают в ней прежнюю Лайзу, как перестали узнавать ее родители и брат. Что толку ехать куда-то, если первоначально поездка задумывалась как отдых от мужа?

Норман засунул руки в карманы и застыл в выжидательной позе. Он ждал, что еще скажет Род.

6
{"b":"99495","o":1}