ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– И после этого ты хочешь, чтобы я тебе верила?

– Признайся, что и сама хотела укрыться от посторонних глаз в темном местечке наподобие этого.

– Не обольщайся.

– Фрэнсис, будь хоть раз откровенна. Мы оба хотим одного и того же.

– Не понимаю, о чем ты говоришь.

– Ах вот оно что! Не понимаешь, значит. Что ж, постараюсь тебе обстоятельно все объяснить.

Лукас опустил руки на ее плечи и слегка помассировал напрягшиеся за день мышцы. Тепло, исходившее от его рук, растекалось по всему ее телу, даря неземное наслаждение. Фрэнсис закрыла глаза. Ей казалось, что она лежит на невесомом мягком облаке, обдуваемая теплым летним ветерком. Неожиданно приятный свежий ветерок, наполненный запахом сухой травы, сменился горячим, обжигающим ветром пустыни.

Лукас нежно поцеловал Фрэнсис за мочкой уха.

Боже, что он делает... о боже... Фрэнсис потеряла способность сопротивляться. Она слишком устала бороться с собственными чувствами.

Лукас уже покрывал легкими поцелуями ее шею. Затем провел влажным языком по ее изгибу, пощекотал кончиком языка выемку рядом с ключицей. Фрэнсис глубоко вздохнула и запрокинула голову. Лукас воспринял этот жест как приглашение и в следующее мгновение его губы нашли призывно раскрывшиеся губы Фрэнсис.

– Я так давно этого ждал... – хрипло прошептал Лукас.

Их языки сплелись, и Фрэнсис забыла обо всех своих страхах и переживаниях. Сейчас она была наедине с Лукасом. Они были вместе. Ничто на свете не имело значения. Только он и она. Язык Лукаса врывался с потоком воздуха в ее рот, сталкивался с ее языком, затем отступал... Фрэнсис вздохнула, еще сильнее прижавшись грудью к Лукасу, дав ему почувствовать даже через одежду проступавшие напрягшиеся соски.

Лукас оценил это как призыв к действию. Одна его рука продолжала обнимать Фрэнсис за талию, а другая скользнула под тонкую шелковую блузку. Пара нежных и одновременно страстных прикосновений... Одним ловким движением Лукас расстегнул бюстгальтер. Фрэнсис разочарованно вздохнула, когда рука Лукаса пропала с ее спины. Однако спустя мгновение она была щедро вознаграждена – теплая ладонь снова появилась, но теперь уже на ее груди. Лукас мял полные груди, ни на секунду не отрываясь от губ Фрэнсис. Тихий стон удовольствия слетел с ее губ, когда Лукас сжал пальцами сосок.

– Я люблю тебя, Фрэнсис, – прошептал ей на ухо Лукас, перемежая слова страстными поцелуями.

– Лукас, пожалуйста...

– Ты ведь тоже любишь меня. Почему ты противишься чувствам?

– Да, люблю, – выдохнула Фрэнсис, окончательно потеряв контроль над своим телом. Казалось, оно само знало, что нужно делать, не нуждаясь в диктате разума.

Здесь, вдали от городского суеты, за сотни километров от грязного и продажного мира шоу-бизнеса, Фрэнсис могла быть сама собой. Наивной, романтичной и страстной женщиной. Она любила Лукаса не только за то, какой он, но и за то, какой становилась она сама рядом с ним.

Завтра вечером ей предстоит вернуться в суровую жизненную реальность. Гинсберри наверняка устроит ей головомойку. Возможно, ее даже отстранят от участия в телепроекте... Неожиданно Фрэнсис охватила безудержная радость. Ведь тогда ничто не сможет помешать ее счастью с Лукасом!

Фрэнсис обвила шею Лукаса руками и замкнула кольцом ноги вокруг его талии. Она чувствовала, что этот мужчина принадлежит ей душой и телом. И она жаждала отдаться ему целиком. Без остатка.

Фрэнсис лежала с закрытыми глазами. Наваждение сменилось страхом. Что будет дальше? Не совершила ли она ошибку, отдавшись Лукасу и произнеся магическую фразу «я люблю тебя»? Вдруг, добившись своего, Лукас охладеет к ней? Сможет ли она пережить разочарование в мужчине, которого неосторожно полюбила всем сердцем?

– Я тебя никуда не отпущу, – прошептал Лукас, коснувшись губами ее обнаженного плеча.

Фрэнсис открыла глаза и перевернулась на другой бок, лицом к мужчине, который держал ее в своих объятиях.

– Лукас, я... Это невозможно.

– Почему? Мы любим друг друга.

– Да, но...

– Тебя беспокоит то, что мы живем по разные стороны океана?

– Не только это.

– Тогда что еще? Тебе не понравилась моя семья?

– Они – чудо! Прекрасные люди, сумевшие сохранить теплые отношения. Я даже немного завидую тебе. У меня никогда не было нормальной семьи.

– Я хочу быть с тобой до конца своих дней. Хочу засыпать и просыпаться в твоих объятиях. Растить детей...

– Лукас, боже!.. – Фрэнсис едва сдержала слезы. Нет, он никогда, никогда не простит, когда узнает, что она обманывала его с первой минуты знакомства.

– Ты меня любишь? Ответь, любишь? – Желваки на скулах Лукаса нервно заходили в ожидании ответа. Фрэнсис медлила. – Я знаю это, однако хочу услышать от тебя снова. Я должен убедиться, что твое признание было не только безумством страсти. Ты меня любишь? – настойчивее повторил вопрос Лукас.

– Да, – едва слышно, одними губами сказала Фрэнсис.

– Мы будем вместе?

На этот вопрос Фрэнсис уже не нашла в себе силы ответить. Она снова закрыла глаза и прижалась щекой к груди Лукаса.

Если бы он только знал, как сильно она его любит и что мечтает стать его женой!

9

Вернувшись в город и включив сотовый телефон, Фрэнсис обнаружила два десятка пропущенных вызовов и несколько сообщений от Гинсберри. Сказать, что босс был в бешенстве – не сказать ничего. Фрэнсис надеялась, что ее последняя выходка с исчезновением на весь уик-энд переполнила чашу терпения руководства Эн-би-си и она будет с позором изгнана из рядов сотрудников телеканала.

– Мисс Симпсон, вас разыскивал некий господин, пожелавший остаться неизвестным. Он ожидает вас в лобби-баре, – приторно-любезным тоном сообщил портье, как только Фрэнсис назвала свое имя и попросила ключ от номера.

Неужели Гинсберри примчался в Амстердам? Дело плохо. Фрэнсис не готовилась к разговору с ним с глазу на глаз. Одно дело – получить нагоняй и выслушать кучу оскорблений по телефону – при желании можно трубку держать подальше от уха, и совсем другое дело, когда тебе устраивают разбор полетов лично.

– Марк?..

– Ты, кажется, не рада мне.

Фрэнсис растерянно хлопала ресницами. Если верить глазам, то в метре от нее, за барной стойкой, восседал Марк Денвер собственной персоной.

– Как ты здесь оказался?

Марк рассмеялся.

– Фрэнсис, со своими любовными похождениями ты, похоже, совершенно запамятовала о том, что у тебя есть напарник. – Марк шутливо погрозил ей указательным пальцем и сделал глоток из стоявшего перед ним стакана.

– Только не говори, что пьешь виски. – Фрэнсис указала взглядом на стакан.

– Только не вздумай наябедничать Гинсберри, – детским голоском пропищал Марк.

Как он мог ей нравиться? Месяц назад она с ума сходила по Денверу. Даже ночь с ним, без всяких обязательств и далеко идущих планов, казалась ей пределом мечтаний. Теперь же Марк вызывал у нее смешанное чувство жалости, отвращения и раздражения. Радовало лишь то, что теперь главной персоной в шоу станет Марк. Уж ему-то точно понравится крутить романы с девицами на виду у всей Америки. Это лишь укрепит его статус донжуана.

– Ну, как выходные с Лукасом?

– Откуда ты?.. – Фрэнсис криво ухмыльнулась. Дурацкий вопрос. О ней и Лукасе знает половина населения Америки. – Лучше не бывает, – со злорадством ответила она, давая понять, что не намерена обсуждать свою личную жизнь.

– Надеюсь, ты предохранялась.

Фрэнсис едва не залепила самодовольно усмехавшемуся Марку пощечину, но неожиданно вспомнила о том, с кем имеет дело и где они находятся. К гадалке не ходи, их сейчас со всех сторон снимают скрытыми камерами. Нет, она не доставит такого удовольствия Гинсберри. Никаких истерик в прямом эфире. Фрэнсис изобразила вежливую улыбку и как можно спокойнее ответила:

– Я уже большая девочка, Марк. Ты бы лучше побеспокоился о себе. В случае чего у тебя денег не хватит, чтобы выплатить алименты всем потенциальным мамашам твоих детей.

22
{"b":"99500","o":1}