ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Устала. Хочу отдохнуть, – честно ответила Фрэнсис.

Правда, спроси Камилла, от чего устала дочь, Фрэнсис вряд ли смогла бы ответить. Возможно, Фрэнсис сама бы удивилась, осознав, что больше всего ее выматывает ничегонеделание. Чем больше свободного времени у нее было, тем ленивее и пассивнее она становилась. Или во всем виновата осенняя хандра?

– Милая, ты слишком много работаешь. Тебе нужно отдохнуть. Почему бы тебе не выбраться к нам хотя бы на недельку? Джозеф и я были бы счастливы, если бы ты у нас погостила.

– Мам, ты ведь знаешь...

– Только не вздумай вешать мне лапшу на уши и рассказывать о своих гастролях, съемках, концертах и прочем, – сурово перебила ее Камилла.

Фрэнсис обомлела. Трубка задрожала в похолодевших пальцах.

– Мне звонил Микки.

– И... что он сказал?

– Правду. В отличие от тебя. Вот уж не думала, что меня будет обманывать родная дочь! Почему ты не сказала, что ушла из «Санни доллс»?

– Не хотела, чтобы ты волновалась за меня.

– Я и так за тебя постоянно беспокоюсь. Думаешь, легко жить по другую сторону океана от родной дочери?

– Мам, все в порядке, – нетвердо сказала Фрэнсис.

– По твоему голосу не скажешь. Чем ты сейчас занимаешься?

– Пью горячий шоколад.

Фрэнсис повернула в руках кружку и едва заметно улыбнулась, прочитав на ней надпись «Не перегружайся». Эту кружку подарила ей Вэлери после самого первого выступления. Она обожала делать друзьям и знакомым маленькие, забавные подарки. Именно такие, как эта кружка или брелок с забавной рожицей, у которой то и дело вылезают на лоб глаза. Милые вещички всегда напоминали о человеке, подарившем их. Сердце Фрэнсис болезненно сжалось при воспоминании о подруге.

Как там Вэлери и Кортни? Как они приняли Алису? Вспоминают ли о бывшей солистке? Тогда почему не звонят? Ах, наверняка у них нет ни одной свободной минутки. Подготовка к европейскому турне, если верить прессе, шла полным ходом.

– Вообще-то я имела в виду, чем ты занималась вчера, позавчера...

– Разве Микки тебе не доложил? – огрызнулась Фрэнсис.

– Во-первых, Микки беспокоится о тебе не меньше меня. А во-вторых, я знаю только о твоем уходе из группы и о провале телесериала. Неужели тебя ничему не научил мой горький опыт? – Камилла вздохнула.

– Мам, я ни о чем не жалею. Честное слово. Не знаю, что там тебе наболтал Микки, но я и в самом деле выросла из «Санни доллс», как дети вырастают из ползунков. Мне надоело прыгать по сцене в юбке-поясе и петь всякую чушь.

– Что же ты думаешь делать дальше?

– Не знаю.

– Что значит – не знаю? А кто будет знать, если не ты?

– Мам, перестань.

– Перестать? Ты просишь меня перестать? Очень мило. Сначала держишь от меня все в секрете, а затем пускаешь свою жизнь под откос. Я должна молча за этим наблюдать?

– Хм.

– Чему ты усмехаешься? Тебе кажется это забавным?

– Вообще-то да. Ты говоришь о каком-то наблюдении, хотя находишься за тридевять земель. Живешь себе в спокойной благополучной Англии, в фамильном замке, ездишь на званые обеды к аристократам...

– Ты меня упрекаешь?! Упрекаешь родную мать?! – вспылила Камилла. Неужели Фрэнсис не понимает, что губит свою жизнь?!

– Я ни в чем тебя не упрекаю. Просто... наверное, я завидую. У тебя прекрасный любящий муж, свой дом, дело... а я оказалась бездарной пустышкой. Видимо, Микки был прав в том, что я создана только для того, чтобы вызывать сексуальное желание у мужчин.

– Фрэнсис, не говори так! Ты самая умная и талантливая девочка! – тут же сменила тональность разговора Камилла. – Хочешь, я приеду к тебе?

– Нет. Не стоит из-за меня ломать привычный уклад.

– Вообще-то у меня накопилось много дел с рекламными агентствами... Думаю, контроль не повредит.

– Мам, ты ведь не собиралась приезжать.

– Не собиралась, а теперь собираюсь. Если тебе нужна моя поддержка или помощь...

– Я справлюсь.

– Уверена?

– Да. Завтра же займусь поисками работы. Кажется, я и так засиделась дома.

– Вот это мне уже нравится, – с одобрительным смешком сказала Камилла, уловив в голосе дочери решимость. – Кстати, Джозеф передавал тебе большой привет и желал удачи.

– Ему тоже привет. Как вы там поживаете? – Фрэнсис с облегчением перевела дух. Уф, допрос окончен. Можно продолжить ритуальный обмен любезностями.

– Все хорошо. Я развела в саду белые розы.

– Здорово. – Неожиданно Фрэнсис прониклась нежностью и любовью к матери, умеющей радоваться каждой мелочи.

Камилла не зря вызывала восхищение у Микки Родригеса. Только она умела получать удовольствие от самых банальных вещей. Каждую неделю она сообщала дочери об очередном своем увлечении. Причем Камилла погружалась в новое хобби с головой. Оно буквально поглощала все ее внимание и время. Сначала это было вышивание крестиком. Камилла накупила кучу книг по технике вышивания, затем опустошила прилавки магазинов, скупив нитки всех оттенков, пяльца, канву, нужные иголки и схемы. Через неделю она с не меньшим восторгом рассказывала дочери о каббале. Еще через неделю она собирала паззлы, потом читала книги о масонах и рыцарских орденах, затем вязала носки из верблюжьей шерсти. Теперь вот белые розы...

Вот бы Фрэнсис иметь столь же энергии! Впрочем, разве она не дочь Камиллы Симпсон? Так чего она ждет у моря погоды? Пора найти себе новое увлечение, сделать шаг вперед и доказать Родригесу и остальным всезнайкам, что она приняла верное решение, покончив с «кукольной» жизнью.

– Ладно, милая. Если надумаешь приехать – позвони, и Джозеф тебя встретит в аэропорту.

– Хорошо.

– Звучит не очень-то обнадеживающе. Не вешай нос. Надеюсь, что скоро услышу о тебе в новостях.

– Лишь бы не в криминальной хронике, – со смехом ответила Фрэнсис.

– Тьфу-тьфу-тьфу. Что за мысли?

– Я шучу.

– Надеюсь, дорогая. А теперь вынуждена с тобой попрощаться, к нам с минуты на минуту приедут гости. Ты не представляешь, что это за люди! Настоящие аристократы. Англичане до кончиков ногтей. Нам даже пришлось достать старинный фарфоровый сервиз, доставшийся Джозефу от прабабки.

– Пока, мам. Уверена, ты справишься.

– Разумеется. Не будь я Камиллой Эккерсли!

Фрэнсис повесила трубку и глубоко вздохнула. Когда же настанет ее черед принимать гостей в семейном гнезде и доставать на свет божий фамильный сервиз мужа?

Когда наконец у нее появится муж? Может быть, следует начать новую жизнь не с поиска работы, а с поиска мужчины? Вот только Фрэнсис понятия не имела о том, где женщины находят подходящих мужей и отцов своих будущих детей. Парадоксально, но об отношениях мужчины и женщины Фрэнсис знала еще меньше, чем о разведении белых роз.

Ее опыт общения с противоположным полом ограничивался флиртом, единичными свиданиями с обеспеченными поклонниками и непродолжительными интрижками. Самый долгий роман Фрэнсис случился еще в старших классах школы. Правда, вряд ли можно назвать полуневинные прогулки и походы в кино романом.

2

Фрэнсис покинула бутик любимого дома моды, обуреваемая противоречивыми чувствами. Что произошло? Почему столь любимые прежде стразы, обтягивающие топы и крупные украшения перестали вызывать у нее восторг и непреодолимое желание тут же их купить? Теперь романтические платья в мелкий цветочек нравились Фрэнсис куда больше.

Едва закрыв за собой дверь, Фрэнсис столкнулась с очередной покупательницей. Подняв глаза, чтобы извиниться за неловкость и медлительность, она расплылась в улыбке.

– Вэлери?! Неужели это ты?

– Кто же еще!

Подруги обнялись на глазах у любопытных продавщиц бутика.

– Как твои дела? Что нового?

Фрэнсис пожала плечами. Что она могла рассказать Вэлери? За прошедшие с их последней встречи полгода в ее жизни мало что изменилось.

– Ничего особенного... Может быть, поеду к маме в Лондон. Ты ведь знаешь, что с телевидением и кино у меня не очень удачно сложилось.

4
{"b":"99500","o":1}