ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

А как монтируется с честностью и запретом наносить увечья другим людям инъекционная стерилизация в странах Африки, где укол делался якобы от тяжелейшей тропической лихорадки (это "честность") и вызывал стойкое бесплодие, калеча здоровых женщин и обрекая их на отвержение мужем и соплеменниками, которые ещё не прониклись либеральными взглядами и традиционно считают бездетную семью неполноценной? (Бывает же такое: сейчас прервали на минутку работу, чтобы узнать по радио прогноз погоды, и вдруг слышим: председатель Еврокомиссии — эвфемизм, обозначающий не то чтобы мировое, но уже общеевропейское правительство, — предложил новый состав этой самой комиссии, где министры называются комиссарами. И всё вроде было нормально, пока предполагаемый комиссар внутренних дел Рокко Буттилионе не допустил двух ужасающих оплошностей: заявил, что гомосексуализм — грех и что главная цель женщины — рождение детей. На бедного председателя Жозе Мануэля Дуррана Бар-розо обрушился такой шквал гнева со стороны левых сил — левые на Западе в вопросах морали ничем не отличаются от нашего ультралиберального "Союза правых сил" — что из-за одного неосмотрительного гомофоба пришлось отозвать весь комиссариат. Так что терпимость с верностью, конечно, присутствуют. Вопрос только, что терпят и чему верны.) Есть в "Гуманистическом манифесте — 2000" и обоснование кодификации людей, которая так настораживает многих христиан. Обоснование, кстати, куда более честное, чем то, что звучит в разъяснениях наших чиновников: дескать, это нужно лишь для облегчения налогового учета и контроля. Гуманисты же говорят без обиняков: "Пора ввести в обиход новый способ идентификации человека — принадлежность к мировому сообществу. Этот признак должен быть приоритетным по отношению ко всем остальным и может служить для искоренения всякой дискриминации". В сущности, всё логично: планетарное сознание, планетарные органы управления, планетарные законы — для кого как не для планетарных граждан, благоденствующих в едином планетарном государстве?

Именно поэтому не только в нашей стране отменяется в паспорте графа "национальность", а кодификация людей носит всемирный характер. И в законы разных стран вводится норма, позволяющая "трансграничную передачу данных персонального характера". Какие государственные тайны, когда разных государств не будет? И зачем помнить, что ты русский, поляк или турок, ведь так радостно слиться в единую планетарную семью?!

Об этом и написано в "Манифесте" так откровенно, потому что авторам даже в голову не приходит скрывать свои планы. Они абсолютно уверены, что это великое благо для человечества. Только ненормальный может этому противиться.

Впрочем, ненормальных в мире довольно много, и "манифестанты" это понимают. "Транснациональная система, о которой мы говорим, без сомнения вызовет повсеместную политическую оппозицию — особенно в лице националистов и шовинистов, — пишут они. — И всё же она должна складываться — и, в конце концов, утвердиться, — если мы стремимся к достижению планетарного этического консенсуса". Тут-то как раз и пригодятся те самые карательные войска, о которых мы уже писали.

Но вообще, посмотрите, какая жуткая фраза! Подумать только, меняются эпохи, государства, терминология, а неумолимый диктат остаётся. А главное, остаётся ненависть под маской милосердия и жестокость по отношению к тем, кто мешает очередной попытке сконструировать рай на Земле.

В этой связи небезынтересно отмежёвывание авторов "Манифеста" от весьма характерного для глобализма течения "Нью-Эйдж", которое призвано

создать — если можно так выразиться — из оккультной мешанины квазирелигию нового мирового порядка. Поскольку они (авторы) воинствующие атеисты, их отталкивает любая мистика, всё равно какая. Но тоталитаризм и мечты о планетарном господстве у них с "нью-эйдж"-оккультистами общие. Чем, собственно, отличается только что приведённая цитата из "Манифеста" от завываний современной американской пифии, а по совместительству профессора Изаленского института (одного из рассадников глобализма) Барбары Макс Хаббард? Разве что стиль более казённый, без романтического дурновкусия и евангельских аллюзий. Судите сами. Извиняемся за обилие многоточий, но приходится сокращать в целях экономии места.

"Невозможно установить мир во всём мире, пока эгоистичные члены планетарного организма не изменятся или не погибнут. Да, выбор таков. Красный конь — это уничтожение в зародыше тех, кто не встраивается во вселенскую жизнь, устремлённую к Богу… Они должны безусловно умереть… И лишь четверть из живущих на земле сможет возвыситься умом и духом… Четверть человечества — это разрушители… Это плевелы… Теперь, когда мы приближаемся к качественному скачку от человека-твари к человеку-творцу, люди, не обладающие божественным могуществом, эти разрушители, составляющие четверть человечества, должны быть удалены из социального организма… Мы всадники смерти, всадники на бледном коне. Мы несём гибель неспособным познать Бога. Мы делаем это на благо мира… Всадники на бледном коне вот-вот появятся среди вас. Суровые жнецы, они отделят зерна от плевел. Это самый болезненный период в истории человечества". (Цит. по ст. Э. Хелленбройч "Гностические культы атакуют классическую культуру", см. нашу книгу "Потомки царя Ирода", М., 2003 г., приложение, стр. 198-199).

Скажите, для вас имеет принципиальное значение, как вас будут убивать: с именем "бога" на устах или под разглагольствования о научной картине мира?

Да и жизненная практика свидетельствует об отсутствии глубинных разногласий между гуманистами и идеологами Нью-Эйдж. "Всадница" Хаббард возглавляла в конце 80-х гг. "Центр советско-американского диалога", в мероприятиях которого участвовал, например, академик Велихов, ещё один из подписантов "Манифеста — 2000" с российской стороны. (См., напр., статью К. Уойт и Дж. Стейнберга "Лаборатории Сатаны: "Прекрасный новый мир" Олдоса Хаксли", там же, стр. 226.) Сейчас всё можно мотивировать прагматическими интересами, большими деньгами, борьбой за ресурсы и другими материальными факторами. Только затеешь разговор о мистической, религиозной подоплёке того или иного явления, как собеседник беспечно отмахнётся: "Ой, да перестань! Зачем искать то, чего нет? Всё гораздо проще. Обыкновенная коммерция. Деньги и власть — вот что правит миром. Вот что определяет поведение людей".

Но умирают люди не за деньги, а за идеи. Да и убивают, в сущности, тоже. Причём все эти идеи, если разобраться, имеют духовную подоплёку. Даже в безбожном XX веке Великая Отечественная война, как сейчас выясняется, несла в себе религиозную составляющую. Да и в самом заурядном бытовом убийстве на почве денег можно обнаружить духовную подпочву. Ведь для убийцы деньги становятся наивысшей ценностью, ради которой он готов на всё. То есть фактически они сакрализуются, обретают статус божества, на алтарь которого можно принести даже человеческую жертву. Что это, как не поклонение золотому тельцу, религиозный языческий культ?

Вот и гуманисты (если они, конечно, искренни) очень наивно противопоставляют свои либерально-научные ценности ценностям религиозным. Разве поклонение науке и фанатичная вера в своё право с научных позиций преобразовывать мир, не считаясь ни с какими жертвами, это не современная разновидность язычества?

Против гуманизма — за человека

К счастью, есть люди, в том числе и в научных кругах, которые это понимают. Вот что сказал выдающийся учёный нашего времени, академик И. Р. Шафаревич: "Во всём мире идёт единый процесс наступления на основные человеческие ценности — так сказать, освобождения от них. Это течение римский папа некогда назвал "идеологией смерти"… Либерализм — это не просто взгляды и убеждения некоторых людей, это вполне определённая ре-

лигия, чисто религиозное течение, которое со всей ответственностью можно определить как тоталитарную секту, основывающуюся на идеологии смерти" ("Радонеж", № 7 (148), 2004 г., стр. 9).

Многие люди замечают, что сейчас время ускорило свой бег. Идеология смерти тоже заторопилась и уже какие-то свои планы реализует, сорвав бархатную перчатку с костлявой руки. Обнажённая длань смерти уже протянута к старикам, которым предоставляют гуманнейшую возможность уйти из жизни при помощи смертельного укола. В "Манифесте — 2000" содержится требование повсеместно узаконить эвтаназию, которая пока что разрешена лишь в самых "гуманных" странах. Об абортах и об убийстве детских душ путём растления мы уже писали, не будем повторяться.

74
{"b":"99502","o":1}