ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

2008).

Но проблема не исчерпывается "техническим" позиционированием. Далеко не исчерпывается!

Даже если это война с Грузией.

Между прочим, кто с помпой, с опережением графика вывел военные базы из Грузии? Так же, как с Кубы, из Вьетнама? Разве не Путин В. В.?

Но августовские события — это, разумеется, не только война с Грузией. "Это первая война между Западом и Россией после перестройки", — по убийственно точному определению французского политолога М. Хальтера (телеканал "Вести", 10.08.2008).

Впрочем, обо всем по порядку. Начнем с анализа боевых действий. С чего же еще начинать разговор о войне?

Не стану корчить военспеца. Да и читателя пожалеть надо. Какое ему дело до того, какие бомбы и артиллерийские снаряды применялись, сколько танков и БМП подбито.

К слову, военные ведомства обеих стран не спешат раскрывать тайны. До сих пор обнародованы лишь данные по людским потерям. У России — 74 человека, у Грузии — 215 ("Вести-FM", 24.08.2008). Хотя эксперты утверждают, что грузины потеряли от 500 до 800 убитыми.

Скажу о наиболее значимом: российская армия в целом справилась с выполнением собственно военной задачи, а также с решением острейшего политического вопроса. Танковые колонны за 6 часов преодолели 200 километров по горным серпантинам, прошли через Рокский тоннель и выдвинулись к Цхинвалу. Дальнейшее было делом техники и соотношения сил: численность войск одного только Северо-Кавказского военного округа — 70 тыс. человек, а всей грузинской армии — 30 тыс. ("Коммерсантъ", 09.08.2008).

Вы спросите, что за политический вопрос разрешали военные? А как вы думаете, почему 8 августа на заседании Совбеза ООН американцы заблокировали российскую резолюцию с требованием прекратить огонь? На Западе надеялись, что Грузия молниеносно захватит крошечную Южную Осетию. После чего можно будет принимать безупречные документы с высокоморальным сожалением по поводу "чрезмерных" жертв среди мирного населения. Дело было бы сделано. Южная Осетия снова превратилась бы в Цхин-вальский регион Грузии. Об этом прямо пишет Андре Либих во влиятельной газете "Тан"' (28.08.2008).

Такой сценарий наносил сокрушительный удар по позициям Москвы на Кавказе в целом. Здесь слабых не только бьют (слабых бьют везде), их за людей не считают!

Но проблемы России на этом не заканчивались. Увидя бессилие Кремля, зашевелились бы республики по нашу сторону Кавказского хребта. Кавказ еще не замирён! То и дело в Чечне, Ингушетии, Дагестане, Кабардино-Балкарии вспыхивают вооруженные столкновения с боевиками. Политическое поражение России дало бы им новый шанс.

Более того, потеря Южной Осетии обернулась бы серьезными проблемами в Осетии Северной. Самая верная союзница России в регионе до сих пор не оправилась от бесланской трагедии. Журналисты, писавшие о войне, зафиксировали этот настрой: "Мы как будто проклятые, — вздыхает Тамара. — Сначала Беслан, а теперь это" ("Коммерсантъ", 11.08.2008). В Осетии вину за Беслан возлагают не только на боевиков, но и на русских военных и по-

литиков. Новые испытания могли бы окончательно подорвать отношения между нами.

Все эти проблемы и риски висели буквально на острие часовой стрелки. Промедли российские танки еще несколько часов — и худшее произошло бы. Однако в 17 часов 8 августа наши войска уже огибали Цхинвал.

Военные сработали достаточно быстро, чтобы решить поставленные задачи. Но недостаточно быстро, чтобы уберечь город от разрушения, а его жителей от гибели. В репортажах с места событий сквозь слова благодарности прорывается с трудом подавленный упрек. Вот только несколько цитат из разных изданий. "У нас была большая надежда, что, как только обстрел начнется, русские сразу придут и помогут нам. Мы не думали, что нам не помогут, что допустят то, что произошло" ("Независимая газета", 12.08.2008). "Дважды обитатели подвала собирались с радостными криками покинуть укрытие. Первый раз — когда над Цхинвалом загудели самолеты. Думала, что российские, рассказывает Габулова. Но из них посыпались бомбы. Второй раз захотели закричать "ура!" при лязге гусениц на их улице Целинников, но в подвал заглянул парень из отряда самообороны и велел притаиться. В город вошла грузинская бронетехника" ("Известия", 18.08.2008). Прозвучали, причем из уст высокопоставленного осетина, и такие слова: "Россия уже запоздала… Люди уже спрашивают: сколько нас должны убить, чтобы Россия нас

признала?" ("МК", 08.08.2008).

А вот что в это время происходило на границе. "На узкой горной дороге танки и БТРы ломались чуть ли не через каждую сотню метров (выделено мною. — А. К. Запомним эту подробность!), создавая многокилометровые пробки. Когда мы, наконец, въехали в узкий Рокский тоннель, стало ясно, почему российские войска движутся в Южную Осетию так медленно. Единственная транспортная артерия, связывающая Южную Осетию с Северной, представляла собой узкий коридор, в котором свет фар терялся уже через пару метров. Каждый раз ломающаяся военная техника в тоннеле означала десятки новых жертв в Цхинвале" ("Коммерсантъ",

11.08.2008).

Но и выйдя к столице Южной Осетии, российская армия не смогла взять ее с ходу. Бои за город завершились лишь на третий день. Тревожный симптом, вызвавший шквал критических публикаций в российской и, что особенно неприятно, в зарубежной прессе.

Резко высказались отставные военачальники. Президент Академии военных наук генерал армии М. Гареев указал на "просчёты в управлении войсками в начальный период грузинской агрессии… Изъяны в подготовке наших войск" ("Независимое военное обозрение", № 28, 2008).

Еще более жестко оценил ситуацию генерал П. Грачев. Он обвинил разведчиков в том, что они "проморгали сосредоточение грузинских огневых средств на самых выгодных для обстрела города высотах". Досталось и руководству Северо-Кавказского военного округа: "…Нужно было тут же, не дожидаясь политических заявлений из Москвы, подавить огневые средства агрессора… То, что это не было сделано немедленно, тоже большая ошибка" ("Независимая газета", 11.08.2008).

С экс-министром согласен бывший главком ВВС генерал Петр Дейнекин. Он обвинил российские войска в том, что они "отдали противнику военную инициативу". Нужно было, считает генерал, "нанести агрессору жесткий и эффективный огневой удар. Сначала ослепить его, лишить возможности управлять атакующими войсками, а затем методично подавлять все его огневые точки и командные пункты" ("Независимая газета", 11.08.2008).

Дейнекин, в сущности, говорит о бесконтактной войне — сражениях XXI века. Так действовали американцы на начальных стадиях войны в Ираке и Афганистане. Затем они увязли в борьбе с партизанами, что сильно подпортило репутацию джи-ай. Но собственно армейские операции они проводили эффективно и, что не менее важно, эффектно.

Сегодня образы обладают куда более сокрушительной силой, чем оружие. Не зря американским вторжениям неизменно предшествует информационный вброс с впечатляющим видеорядом: самолеты, взлетающие с авианосцев, десятки вертолетов, высаживающие десант. Надо заставить противника бояться тебя еще до боестолкновения. Чтобы он понимал, всем существом чуял: противиться этакой силище немыслимо.

Между прочим, такой подход практиковал еще Сталин. Решая вопрос, кого назначить командующим советскими войсками в Монголии в 1939 году, он сказал, что ему нужен генерал, способный не просто разбить — порвать японцев. Выбор пал на Жукова, и тот справился со своей задачей столь эффектно, что японская армия не решилась повторно напасть на советские войска даже тогда, когда Гитлер стоял под Москвой.

Увы, на сей раз показательной победу не назовешь. Хотя после того как элитные части грузин были перемолоты под Цхинвалом, их армия рассыпалась.

Чего не хватало российским генералам? Разведданных? Умелого управления войсками, о чем говорили отставные военачальники? Наверное. Но прежде всего не хватало современной боевой техники. Выяснилось:

88
{"b":"99502","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Путь джедая
Лекарь
Горизонт в огне
Николь. Душа для Демона
Речь как меч
Смерть на охоте
Зорге. Загадка «Рамзая». Жизнь и смерть шпиона
Homo Sapiens. Краткая история эволюции человечества
Бестия, или Сделка на тело