ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

танковый парк 58-й армии на две трети состоит из "старичков" — Т-72 и Т-62;

тонкая броня устаревших БМП не защищает от пуль и осколков; связь не обновлялась с советских времён, противник прослушивал наши переговоры;

новейшие вертолёты, эффектно фигуряющие на военно-коммерческих шоу, в войска не поступают;

авиация оснащена чуть ли не дедовскими приборами, да и ту предпочитают не поднимать в воздух, видимо, экономя вздорожавшее топливо ("Время новостей", 03.09.2008).

Эксперты возмущались: "Самолеты ВВС должны были нанести сокрушительные упреждающие удары по оборонительным объектам противника… Однако ничего подобного не наблюдалось" ("Независимое военное обозрение", № 28, 2008).

Кстати, если бы была масштабно задействована авиация, не нужно было бы на пределе сил тащить бронетехнику и пехоту через горловину Рокского тоннеля. У тех же американцев наземные силы просто фиксируют захват территории, предварительно зачищенной с воздуха.

Словом, войны XXI века не получилось. "Фактически эта военная операция мало чем отличалась от операций времен войны в Афганистане или обеих чеченских войн, — свидетельствует военный обозреватель газеты "Завтра" В. Шурыгин. И многозначительно добавляет: — Но после Афгана прошло почти двадцать лет" ("Завтра", № 34, 2008).

Другой войны и быть не могло — воевали на старой технике. Помните выразительную подробность: танки ломались чуть ли не через каждые несколько сот метров. Общее мнение, да что там — общий крик: "Надо начинать реальное, а не опереточное перевооружение российской армии" ("Вести-FM",

24.08.2008).

Тревожно то, что война показала нашу слабость противникам. "Несмотря на все свое великодержавное бахвальство, Россия слаба и уязвима, — хлестко аттестовала английская "Таймс". — Любой, кто видел, как действовала российская армия на Кавказе, знает, что российским вооруженным силам потребуется поколение, чтобы модернизироваться" (цит. по: "Коммерсантъ", 14.08.2008).

Надо сказать, западные эксперты и не обольщались насчет состояния наших ВС. Нынешней весной ведущий мозговой центр Америки фонд Heritage провел конференцию, посвященную реформе наших вооруженных сил. Участники, пусть и с оговорками, констатировали: реформа обречена на провал ("Коммерсантъ", 10.04.2008).

Профессор Национального университета обороны Юджин Румер указал, что средства, выделяемые армии, идут в основном на выплату зарплат, а не на закупку новых видов вооружения. Эксперт Института стратегических исследований Стивен Бланк обратил внимание на деградацию российского ВПК. В качестве примера он привел провал испытаний ракетного комплекса "Булава" и навигационной системы ГЛОНАСС. Он напомнил и о скандальном возврате Алжиром истребителей МиГ-29, и о проблемах со сроками поставки в Индию авианосца, модернизируемого на российских верфях.

Присутствовавший на конференции бывший высокопоставленный сотрудник ЦРУ Фритц Эрмарт суммировал мнения участников: "…Русские не смогут создать современные и эффективные ВС до тех пор, пока у них не будет эффективного государства" (там же).

Трудно не согласиться с этим проницательным, хотя и явно враждебным взглядом со стороны. В провальные 90-е мы связывали отсутствие эффективного государства прежде всего с экономическим хаосом. В 2000-е, с их стремительным ростом нефтяных цен, экономика начала выпрямляться. Тем заметнее другая сторона проблемы: отсутствие продуманной политики в области национальной безопасности. И — буду договаривать до конца — откровенный саботаж принятых на высшем уровне решений со стороны ключевых министров.

А. Кудрин известен тем, что он целенаправленно ограничивает аппетиты военных. А те суммы, которые всё-таки удается записать в бюджет, Минфин зачастую выделяет в конце года, когда их трудно быстро и с толком использовать. Не за это ли Кудрина так любят на Западе, где его увенчали лаврами "лучшего министра финансов"?

Мне скажут: Минфин всегда оппонирует военному ведомству. Это классический конфликт по типу: кошки — собаки. Возможно. Но бывают чрезвычайные обстоятельства, когда даже твердокаменные хранители казны не скупятся на укрепление обороны. Кто будет спорить, что сейчас именно такое время?

Тем примечательнее: в разгар войны с Грузией Минфин — цитирую — "отказался удовлетворить в полном объеме заявки силовых структур". Сообщая об этом, корреспонденты отмечали: "Вице-премьер, министр финансов Алексей Кудрин пришел в пресс-центр на брифинг по итогам заседания бюджетной комиссии с видом победителя" ("Независимая газета", 12.08.2008).

Позвольте спросить: кого победил Кудрин? И сознают ли новообращенные державники в Кремле, что еще несколько таких "побед", и страна рискует остаться без армии?

С событиями на Кавказе совпала публикация доклада Института национальной стратегии. Авторы сравнивают темпы обновления вооружений нашей армии в период с 1992-го по 1999 год и с 2000-го по 2007-й. Результаты ошеломляют: "…За последние семь лет на вооружение российской армии поступило лишь 27 баллистических ракет — втрое меньше, чем в 90-е годы, тогда как число списанных подобных ракет составило 440. За 2000-2007 годы российская армия получила 90 новых танков Т-90, в то время как за предыдущие семь лет в сухопутные войска поступило 120 танков Т-90 и до тридцати Т-80У. Еще более плачевна ситуация в ВВС. В новом веке был построен лишь один (!) бомбардировщик, несущий крылатые ракеты, против семи в 90-е годы, а фронтовая авиация, получившая с 1992-го по 1999 год до 100 различных машин, за последние семь лет довольствовалась лишь двумя новыми самолетами Су-34 и модернизацией тридцати-сорока Су-27 и Су-25. Силы ПВО получили пять полков зенит-но-ракетных систем С-300ПМ до 2000 года и лишь один — после" ("Новые

Известия", 27.08.2008).

Мы привыкли на чем свет стоит клясть Ельцина — развалил армию. А оказывается, при нем в войска все-таки поступала новая техника. Понятно, заводы выдавали продукцию, заложенную, скорее всего, ещё в советское время. Но выдавали! Теперь- ничего! Три самолета — за семь лет. Притом, что только за 5 дней конфликта с Грузией, которая и настоящей ПВО не имеет (во всяком случае, так полагали наши доморощенные стратеги), российские ВВС потеряли четыре!

Что имеем в сухом остатке? Слова. Великодержавную риторику, которая, конечно, греет сердца возвратом патриотического чувства и пробуждает полузабытую гордость за страну. Но гордость оправдана, когда подкреплена реальными делами. И жертвами. Их не надо бояться — это поистине святые жертвы. Бояться надо другого — гордости легкомысленной, фанаберии с голой, простите, задницей! Потому что она смертельно опасна. Дойдет до противоборства, а нам и ответить нечем…

Показательна судьба Черноморского флота, выдвинувшегося сегодня на первый план противостояния с НАТО. С 92-го года, когда разделение армий и флотов стало свершившимся фактом, идут разговоры о строительстве военно-морской базы под Новороссийском взамен Севастополя, отданного Украине.

Прошло более 15 лет. И что же? Стала ли Новороссийская база новым домом Черноморского флота? Сможет ли он укрыться на ней, если Украина откажется принять наши корабли, возвращающиеся из района конфликта, а то и заминирует вход в Севастопольскую бухту, как предлагали некоторые горячие головы в Киеве ("Независимая газета", 01.09.2008)?

Риторические вопросы. Денег на оборону не хватает. Десятки миллиардов баксов на скупку бумаг американского фонда Fannie Mae, капитализация которого за последний год упала на 90% ("Коммерсантъ", 29.08.2008), — это пожалуйста. А защитников Отечества просят не беспокоиться.

Впрочем, русские деньги все-таки перепадают России. На обустройство предолимпийского Сочи отвалили 314 миллиардов рублей. Еще 100 миллиардов — на подготовку к саммиту АТЭС во Владивостоке. Конечно, проведение Олимпиады, равно как и прием высокопоставленных гостей — мероприятия, повышающие престиж России. Но, полагаю, наша страна заслужила бы куда большее уважение, обустроив свои морские рубежи и воссоздав непреодолимую для врага оборону.

89
{"b":"99502","o":1}