ЛитМир - Электронная Библиотека

— Анжела! — вновь заревел Брюс, так и не услышав ничего в ответ.

— Анжела! Я знаю, что ты там… С твоим идиотом. Я узнал его автомобиль — он оставил его в двух шагах от подъезда.

Женщина чуть было не закричала от ярости. Какая глупость со стороны Тони! Словно он нарочно хотел предупредить Брюса об опасности!

— Анжела! — опять заорал Брюс, на этот раз более примирительным топом. — У меня нет никакого желания взглянуть хоть одним глазом на то бесстыдное зрелище, которое вы там из себя представляете, вы оба. Я хотел бы, чтобы ты вышла, и мы объяснились здесь, в гостиной. Не бойся… Я ничуть не удивлен. И даже не рассержен. Да, сегодня у меня безразличное настроение. Мы можем спокойно все обсудить.

На самом деле Брюсу было далеко не безразлично. Присутствие в спальне любовника задело его за живое. В нем закипела злоба. Примирительными словами он хотел заманить их в ловушку. Однако, несмотря на наличие некоторого интеллекта, Брюс был плохим актером.

Во всяком случае, муж быстро потерял терпение. Разозленный еще больше полным молчанием, он распахнул дверь в спальню, отбросив всякие опасения о возможной засаде. Перед любовниками Брюс предстал в плаще и со шляпой на голове. Перешагнув порог, он стал на ощупь искать на стене выключатель. Анжела, подумав, что Тони может в последнюю секунду заколебаться, пожалела, что не спряталась рядом с ним за креслом. Тогда она бы сама застрелила Брюса, выхватив пистолет из рук нерешительного любовника.

Но выстрел раздался в тот момент, когда Брюс нажал на пластину выключателя. Комнату залил электрический свет, и Анжела увидела растерянное, искаженное гримасой боли лицо мужа. Тони стрелял наугад, но по случайности попал метко: на плаще, ближе к левой стороне груди, появилось темное пятно. Ноги Брюса подкосились, и он тяжело рухнул на пол.

Женщина быстро подошла к мужу. Брюс лежал на животе. Она слегка перевернула его, пощупала пульс. Вне всякого сомнения, муж был мертв.

Анжела подняла глаза на Тони. Тот не двигался, держа в руке пистолет, дуло которого было направлено в лежащего на полу Брюса. Лицо любовника застыло словно маска.

Вдова осторожно отодвинула труп за ноги и выбежала в гостиную. Брюс всегда прятал свой револьвер в дорожный саквояж. Анжела знала точно, куда он клал оружие, поскольку много раз помогала собирать ему вещи… Он совал револьвер всегда под…

Анжела чуть не разрыдалась от разочарования: Брюс заявился домой без багажа! Лихорадочно она бросилась искать револьвер мужа под диваном, журнальным столиком, за креслами… Ничего, нигде! Вдова подавила вопль, поспешно прикрыв себе ладонью рот.

Может быть, он забыл свой багаж в такси? Но что сказать шоферу, чтобы он отдал хотя бы саквояж? Она ринулась к окну и посмотрела на улицу, темную и пустынную. Такси давно уехало.

Погруженная в свои мысли, она медленно вернулась в спальню.

— Его револьвера здесь нет, — объявила Анжела любовнику.

Тони, по-видимому, не сразу осознал неожиданное и серьезное осложнение в осуществлении их плана.

— Что значит, нет револьвера?

— Брюс обычно носил его в своем саквояже. Но он вернулся без багажа.

— Но ты же меня уверяла, что…

— Ты видел, как он выходил из такси! — прервала она его раздраженно. — Ты должен был меня предупредить, что он возвращается с пустыми руками! Возможно, Брюс искренне говорил, что ему безразличны наши отношения. Возможно, он только на минуту заехал сюда, чтобы объявить нам, что оставляет меня и тебя в покое.

— Возможно. Но где же тогда его чемоданы?

— Наверное, он оставил их в камере хранения аэропорта.

— В аэропорте?… Вот это да!

— Да, в камере хранения… В таком случае у него должна быть квитанция в…

Тони не стал дожидаться конца фразы. Склонившись над Брюсом, он поспешно принялся обследовать содержимое карманов убитого: ключи, мелочь, носовой платок и другие мелкие вещи… Квитанции, выдаваемой в камере хранения аэропорта, не оказалось. Тяжело дыша и дрожа всем телом, любовник уселся на паркет.

— Брюс мог завезти свой багаж в какой-нибудь отель, — заметила Анжела после некоторого размышления. — Если он не собирался ночевать здесь, должен же он был где-то остановиться.

Тони посмотрел на нее с выражением надежды на вспотевшем лице.

— Можно навести справки и забрать…

— При условии, если известно, в каком отеле он остановился. Если бы он заказал номер в Лондоне, Париже или где-нибудь еще, я бы могла выяснить, где его багаж. Но в родном городе женатый мужчина не регистрируется в отеле под собственным именем.

Они обменялись долгим взглядом, в котором, однако, не было ни любви, ни желания. Их глаза не выражали ничего, кроме страха. Эгоистичного страха. Каждый боялся только за себя.

Тони, глубоко вздохнув, вытер лицо и шею от пота. Он почувствовал, что рубашка на нем вся мокрая. Усиливающийся страх, казалось, парализовал его способность здраво рассуждать.

— Что делать? — словно побитый пес заскулил Тони. Анжела почувствовала безумное желание опуститься на колени перед трупом, потрясти Брюса за плечи в попытке вернуть его к жизни, сказать ему, что она его недооценивала… Да, он бил ее бесчисленное количество раз, но он, по крайней мере, был мужчиной, настоящим мужчиной… А теперь, в создавшейся ситуации, она очень нуждалась в мужской твердости.

— Анжела! — взмолился Тони. — Придумай что-нибудь, как нам выпутаться из этой истории!

Все его безволие проявилось в этой мольбе. Не владеющий собой, с трудом соображая, убийца хотел лишь одного — переложить на плечи любовницы всю ответственность за преступление, которое они задумали и совершили вместе.

Но серое вещество в голове Анжелы еще не устало от работы.

— Если Брюс не угрожал тебе револьвером, — сказала вдруг она, — он мог делать это иначе.

— Каким образом?

— Голыми руками, например, — заметила она равнодушно и сухо. — Муж был вдвое сильнее тебя.

Тони воспринял эти слова так, словно у него не было чувства собственного достоинства.

— Ты хочешь представить дело таким образом, будто мы дрались не на жизнь, а на смерть — я и он?

— Почему бы нет? Мы скажем, что Брюс просто взбесился. Набросился на тебя, стал душить и почти прикончил. Но, к счастью для тебя, ты случайно нащупал мой револьвер и выстрелил, спасая свою жизнь. Для пущей убедительности надо все перевернуть в спальне, чтобы она выглядела как место безжалостной драки…

И вновь Тони принялся безропотно выполнять новые замыслы Анжелы, хотя та полностью ему не раскрыла их. Она только предоставила полную свободу в создании картины хаоса в спальне. Тони опрокинул на паркет ночную лампу, разбросал флакончики с духами и другие предметы женского туалета, находившиеся на столике перед трюмо, перевернул кресла, сорвал с колец одну штору, обнажив наполовину окно.

— Так достаточно? — спросил он, запыхавшись. Тони обернулся к женщине с видом пристыженного ребенка, стремящегося своими стараниями заслужить одобрение взрослых.

Анжела посмотрела на него с холодным вниманием. Теперь, когда в спальне предстала картина беспорядка, она инстинктивно почувствовала, что в этой инсценировке что-то недостает.

— Да, достаточно, чтобы полиция поверила, что Брюс рехнулся, — ответила она спокойно. — Но ей покажется неубедительным, почему ты вышел из драки без единой царапины.

Ничего толком не соображая, любовник тупо уставился на нее.

— Ведь это тебя Брюс якобы сокрушал, а не убранство этой спальни, — уточнила женщина.

Тони стоял в растерянности, опустив беспомощно руки. Анжела подобрала с пола ночную лампу и угрожающе занесла ее над головой любовника.

— Анжела! Умоляю тебя! Не надо! — жалостливо закричал тот.

— Ты должен выбрать что-то одно: или шишку на голове или электрический стул!

Женщина примерилась, чтобы точнее нанести удар. Тони одну секунду стоял неподвижно, с видом животного, приносимого в жертву. Но в тот момент, когда она уже опускала лампу на его голову, он инстинктивно поднял руку и частично отвел удар. Тем не менее, подставка лампы слегка ободрала ему щеку. Тони отпрянул назад. Пошатываясь, он врезался спиной в стену. Затем выпрямился, слегка потрясенный. Тонкая струйка крови стекала к его подбородку.

7
{"b":"99507","o":1}