ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мебели у нас было мало. Спальня и мой кабинет выходили в большой холл, где мы выпивали и смотрели телевизор. Кровать мы купили огромной ширины, почти во всю комнату, а для Тамары поставили в холле раскладушку.

Сперва я хотел приспособить Тамару для конструкторской работы, но она оказалась бестолковой. Учила только студентов решать задачки по сопромату, и то 'безо всякого удовольствия'. Но поболтать, посплетничать, пойти погулять втроём - всегда, пожалуйста. Казалось, мужики её вообще не интересовали, а вполне устраивала дружба с Лилей.

- От этой пьяни только дурную болезнь подхватишь, - так отзывалась она о тольяттинских донжуанах, - а ещё и сопрут, что плохо лежит!

Я вначале пытался избавиться от Тамары, она меня раздражала постоянной болтовнёй и сплетнями, но потом привык к ней и даже скучал, если почему-то её вечером не было. Найти себе подружку на стороне при жене было практически невозможно - в Тольятти все знали друг друга, да и я был ещё под впечатлением от моей, уехавшей к фрицам, красавицы-Тамары. Ну, а раз в месяц я обязательно ездил в Москву на два-три рабочих дня с захватом субботы и воскресенья. Тема своя у меня была, деньги на командировки тоже, и наша с Моней наука шла высокими темпами. А останавливался я у Тани; таким образом - любовь у нас вновь стала регулярной, да и деньги появились, что немаловажно.

Каждый квартал нужно было ездить подписывать процентовку во Львов, а мне этого страшно не хотелось. Поездом долго, а самолётом быстро, но страшно. Вот и решил я посылать туда Лилю, как моего зама. Сам я в это время уехать в Москву не мог, так как остановилась бы работа в нашем маленьком КБ.

И вот рано утром Лиля должна ехать в Курумоч, а вечером мы выпили по этому случаю. Лиля и говорит Тамаре:

- Ты, пожалуйста, не оставляй его одного здесь - это такой кобель, что тут же кого-нибудь приведёт, или сам туда завалится! Чтобы все вечера и ночи был дома, а ты потом мне всё расскажешь!

Я попытался огрызнуться, но обе очкастые, как кобры накинулись на меня, и я решил не связываться. А потом подумал, что хоть по вечерам будет с кем выпить и поговорить. Как я уже говорил, заводить любовницу в Тольятти я не хотел, но то, чтобы закадрить Тамару, мне и в голову не приходило. Я её рассматривал как преданную подругу и шпионку Лили. Да и похожа она была на жену так, что я её считал, как бы, дубликатом Лили. Утром часов в семь, Лиля была уже готова и собрана в поездку. Мы с Тамарой проверили её билеты, финансовые документы, паспорт, и Лиля уехала, пока на лифте.

Я тут же зашёл в туалет, потом в душ, а Тамара осталась мотаться в холле. Выйдя из ванной, я зашёл к себе в спальню, и так как было воскресенье, надеялся поспать ещё часок-другой. Нырнув под одеяло, я с ужасом заметил, что я в кровати не один. Первой мыслью было то, что Лиля, решив меня почему-то разыграть, вернулась, а пока я мылся, легла в койку. Я приоткрыл одеяло и, к своему удивлению, увидел, что это была Тамара. Полностью раздетая, она лежала на боку и со страхом смотрела на меня.

- Ты что здесь делаешь? - с перепугу спросил я.

- Лежу, а ты что думал? - тихо ответила она.

До меня всё очень медленно доходит. Может она хочет спровоцировать меня на приставание, а потом доложит Лиле? - была первая мысль. - Но я могу сказать Лиле, что я просто перепутал её с ней - вот и: - эта глупая вторая мысль оборвалась на полпути, и я решил больше не думать. Раз баба в койке, надо действовать, а не думать. И я приступил к действиям без всяких прелюдий.

Тамара в постели вела себя вяло, просто подчиняясь мне и никак не выражая своих чувств, своего отношения к происходящему, что ли. Мы попробовали и так, и этак, вроде бы всё ей знакомо, но эмоций я не заметил. Я тоже решил особенно не расслабляться, и сдержал судорожные звуки, которые обычно сопровождали у меня окончание тайма, гейма, или может, правильнее, раунда. Я откинулся, сдавленно дыша. Тамара лежала неподвижно, с интересом глядя на меня.

- Тебе понравилось? - вдруг неожиданно спросил она. У неё был такой виноватый и жалобный взгляд, что я придвинулся поближе и поцеловал её.

- Могу повторить, если хочешь, - предложил я.

Она тихо кивнула. Желание дамы - для меня закон! Мне показалось, что Тамара немного освоилась, и даже украдкой стала помогать мне. Полежав и отдохнув после второго раунда, я решил спросить её:

- Тамара, честно, к чему ты всё это придумала?

Ничего не ответив, Тамара повернулась к стенке, и через некоторое время я понял, что она тихо плачет:

- Тома, Томуля, Томуленька, - неожиданно выпалил я целую вереницу нежных имён, - я не хотел тебя обидеть, но согласись, твоё поведение очень необычно. То ты ругаешь всех мужиков и обещаешь Лиле следить, чтобы я не изменял ей. А то сама ложишься со мной в койку, причём я чувствую, что тебе никакого удовольствия от этого нет. Я хочу понять, что тобой руководит в твоём поступке! Тамара снова повернулась ко мне, и вот что она поведала о своей жизни.

- В Кемерово меня, 18 летнюю студентку грубо изнасиловал мамин сожитель, бывший зек, мерзкий мужичонка лет пятидесяти. Пригрозил, что убьёт, если проболтаюсь маме. Пришлось мне перейти жить в общежитие. В институте на первом курсе стала встречаться с парнем, тоже студентом. Он требовал близости, а я не могла - эта близость была противна мне до тошноты. Наконец, уступила, еле сдерживаясь от позывов рвоты. Конечно же, такая девушка его не устроила, и он бросил меня сразу. Бросил, чтобы через несколько дней снова найти меня, и грубо, с матом, обозвав сукой, заявить, что подхватил от меня 'дурную' болезнь. Он сказал, что в вендиспансере знают мои координаты, и если я сама не явлюсь, меня будут искать, чуть ли ни с собаками.

- Больше месяца я ходила в вендиспансер, делала уколы. Ты не представляешь себе, какое это унижение! (- Уж конечно, не представляю! - подумал я). После курса лечения - так называемая провокация, тебя вроде снова заражают, я так это поняла. Начинает трясти всю, температура, тошнота! У меня совсем отбило охоту к близости с вашим полом. А на четвёртом курсе не удержалась - на производственной практике познакомилась с молодым инженером и около месяца встречалась с ним. Он мне понравился и внешне, и как человек. Но неизбежность полового акта с ним повергла меня в смятение. Наконец, на одной из встреч я сильно выпила, и он взял меня почти в отключке. Так повторилось несколько раз, после чего он меня тоже бросил, кому же нужна такая? Но бросил беременной, я тогда не умела предохраняться, да и как в пьяном виде это правильно сделать? Сделала аборт, ты - мужчина, не представляешь какая это травма - и физическая, и моральная! После этого я вашего брата на дух не подпускаю, и Лиля это знает, я ей всё рассказала:

- Послушай, а как же я? - последовал мой недоумённый вопрос.

- Я к тебе привыкла, ты для меня уже стал своим. Я не боялась, что ты изнасилуешь меня, и даже просто будешь приставать. Я поняла, что если не приучусь к половому акту с тобой, другого случая может и не встретиться. Какой мужик будет жить месяцами со мной в одной квартире, чтобы я успела привыкнуть к нему? И я заметила, что мне с тобой было нормально, а второй раз - даже хорошо. Конечно, я боялась, что такая холодная женщина может тебе не понравиться, и поэтому спросила, понравилось ли тебе. Я очень люблю Лилю, - поспешно добавила она, - и на тебя совершенно не претендую. Но ведь ей не повредит, если в её отсутствие я немного, - она замялась, - потренируюсь с тобой?

- Ладно, - согласился я, - тренируйся на здоровье, но как будем поступать, чтобы не 'залететь'?

И я тут вспомнил, что Лиля делала один или два аборта, пока мы не стали использовать разные контрацептивы - контрацептин, никосептин, а если уж 'залетали' - микрофоллин форте, синестрол: С Таней была та же история. Как не забеременели остальные - ума не приложу! Тогда же ни спиралей, ни гормональных препаратов у нас и в помине не было.

- Сейчас период не опасный, у меня только кончились месячные, - скромно призналась Тамара. А там - почитаю чего надо, да и ты подскажешь: Ты простишь меня, что я тебя совратила?

129
{"b":"99510","o":1}