ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но этот кошмар начнётся только с начала 1987 года, будь он неладен! А пока на календаре июнь 1984 года, дела у меня идут отлично - аспиранты во главе с Сашей работают, Моня уже закончил свою докторскую, наука движется. Вышла моя автобиографическая научно-художественная книга 'В поисках энергетической капсулы' в издательстве 'Детская литература' тиражом в 100 тысяч экземпляров. Тираж, огромный по современным меркам, был тут же раскуплен, и издательство выпускает книгу в подарочном варианте - многоцветную, с цветными вставками и фотографиями, твёрдой обложкой, оформленной 'под Палех', тем же тиражом. Заинтересованные немцы переводят книгу и издают её в многоцветном варианте в Германии. Наша телепередача получает выход в эфир два раза в неделю по часу! Популярность - бешеная!

Гудауты

К лету я получил бесплатную путёвку в дом отдыха на Чёрное море в город Гудауты. Это рядом с Сухумом, и я смогу легко заехать туда после отдыха. Туда же должна будет приехать и Тамара-маленькая в конце июля.

До этого я никогда не бывал в домах отдыха и мало представлял себе, что это такое. Больницу я уже знал, там, вроде, лечат. На турбазе ходят в походы, но, в общем, это - бардак! Мне бывалые люди подсказали, что дом отдыха - тоже бардак, и это меня обрадовало. Но на всякий случай я взял с собой и работу.

Гудауты - маленький городок, и от вокзала до дома отдыха я дошёл пешком. В путёвке было записано, что это дом отдыха номер такой-то Совпрофа, или там чего-то ещё. А оказалось, что это - дом отдыха имени моего дедушки Дмитрия Гулиа.

Прямо в холле, куда нас запустили по приезду, на стене висела огромная, писаная маслом картина: 'Д.И.Гулиа на могиле Тараса Шевченко'. Там дедушка был изображён с обнажённой головой и развевающимися по ветру седыми волосами, стоящим у могилы Кобзаря на крутом берегу Днепра.

Поселили меня в одной комнате с восемнадцатилетним пацаном Мишей. Я был удивлён таким подбором контингента. Но мне пояснили, что присутствие солидного пожилого (это с их точки зрения!) человека не даст разгуляться юному созданию.

За стеной жила такая же пара - двадцатилетняя девушка и пожилая тётка лет шестидесяти. Кстати, меня с этой девушкой разделяла лишь тонкая стенка, сантиметров в пять толщиной. Можно сказать, что мы спали рядом, практически в пределе прямой досягаемости, если бы, конечно, не стена. Но обо всём этом я узнал попозже.

А пока я, сбегав за прекрасным портвейном 'Букет Абхазии', пригласил Мишу отметить заселение. То есть я сходу начал воспитательную работу с молодёжью. Бутылок было много, Миша от страха ахнул и попросил позволения выйти. Через пару минут он появился с очаровательным созданием примерно его же лет, но противоположного пола. Я сразу же позавидовал Мише - девушка была стройной, красивой, с глазами цвета сирени и длинными русыми волосами. Этакая русалка, Лорелея в сухопутном исполнении. Девушку звали Ирой, и оказывается, именно она жила за стенкой в соседней комнате.

Мы выпили, закусили арбузом, который ещё раньше притащил Миша, выпили ещё, перешли на 'ты'. А затем Миша вдруг отпросился на море. И ушёл без Иры. Я с недоумением спросил у неё, почему он ушёл один, а Ира с не меньшим недоумением переспросила, почему она должна была уйти с ним. Оказывается, Ира вовсе не была девушкой Миши. Просто её соседка с места в карьер принялась читать Ире нравоучения, и та вышла отдохнуть от них в коридор. А тут возвращается Миша из туалета, куда, оказывается, он и отпросился.

- Чего скучаешь? - без обиняков спросил он Иру.

- Да соседка нудная попалась, всю плешь проела! - пожаловалась девушка.

- А идём к нам, у меня сосед - клёвый мужик, уже пить сели! - предложил Миша.

Вот так и появилась эта парочка у нас в комнате.

- Тогда что, продолжаем тосты? - недоверчиво спросил я.

- Золотые тосты продолжаются! - задорно проговорила Ира и подняла свой стакан.

Ира была приятно удивлена, когда узнала, что наш дом отдыха имени моего дедушки. И, рассмеявшись, рассказала, что на картине в холле волосы у дедушки развеваются в одну сторону, а листья на деревьях - в другую.

- Куда же ветер дует? - весело удивлялась Ира.

Мы с Ирой вместе искупались в море, пошли на ужин, где я поменялся местами с её соседом по столу. Потом гуляли вокруг танцплощадки, и Ира пригласила меня зайти и потанцевать. Я отказался, сказав, что не люблю танцы (причём 'не люблю' - это очень мягко сказано!). Но я не обижусь, если Ира оставит меня и уйдёт танцевать одна. Она подумала и не пошла на танцплощадку.

Мы гуляли до позднего вечера, и когда я проводил Иру до её комнаты, в коридоре было уже безлюдно. Я узнал у Иры, у какой стены она спит. А потом сказал ей, что я сплю, вернее, лягу, а буду ли спать - вопрос, на расстоянии ладони от неё.

- Ира, я возьму сверло и проделаю дырочку между нами! - пошутил я.

- На уровне глаз или ниже? - серьёзно поинтересовалась Ира.

- И здесь и там! - стал заводиться я.

- Успокойся! - тихо сказала мне Ира и неожиданно поцеловала меня в губы, - стена нам не помешает. Но не сегодня! Иди к своему Мише и постарайся его не изнасиловать! - захихикала она и проскользнула к себе в дверь.

Конечно же, я никак не мог заснуть. Ощущение того, что не будь стены, я бы легко дотянулся до любой точки Ириного тела, не давало мне уснуть. Постучать в стенку я боялся - догадается старая карга-соседка. Я тихо скрёбся в стену, но ответа не получал.

Тогда я стал думать и гадать. Мне сорок четыре года, Ире - двадцать. Разница существенная, но не катастрофическая, тем более, я спортивен, выгляжу и одеваюсь по молодёжному. Учится Ира в Киеве в Политехническом, но живёт в общежитии, потому, что прописана у родителей в Конотопе. Русская, мечтает о Москве. Я сказал ей, что разведён, даже паспорт показал - там печать, что брак расторгнут. Такой молодой женщины у меня ещё не было, если говорить о серьёзных связях, а не об одной ночи. Я совершенно не сомневался, что близость у нас будет - не сегодня, так завтра. Ира - девушка умная, хорошо учится, думает о карьере всерьёз. Свой брат - технарь! И начитанная - я исподволь тестировал её - и 'Фауста' Гёте, и Зощенко, и Рабле, и Ильфа с Петровым - всё читала. Даже 'Манон Леско' читала, хорошо помнит и любит это произведение. С ней не соскучишься! Прекрасно плавает, занимается бальными танцами, даже участвовала в каком-то чемпионате.

Но - замужем. Муж - тоже из Конотопа, сейчас в армии, ещё год служить. Моложе её почти на год. Детей нет. Вот и все исходные параметры. Мне она откровенно нравится. На её фоне Тамара, та с которой я живу в настоящее время как с женой, начинает блекнуть. Но я не мальчик, хорошо помню обманчивость первых впечатлений.

- Главное - не шустрить! - мудро решил я и зевнул. Сон оказался сильнее эмоций, и я заснул.

На завтрак я не пошёл - не было аппетита. Я влюбился! Днём была экскурсия в Новоафонские пещеры. Я уже бывал в них не раз, а Ира - нет. Кто бывал там, тому не надо говорить о сказочном зрелище и сильнейших впечатлениях от подсвеченных разноцветными огнями подземных залах. И это под соответствующую музыку! Даже холод - плюс 11 градусов не снижает восторга от посещения пещер. Я, как человек бывалый, взял с собой бутылку и свитер для Иры. Всё оказалось кстати. Мы часто отставали от экскурсии, скрываясь за углом, пили вино из 'горла' и целовались.

Приехали домой мы под вечер. Миша сидел в комнате и резался в карты с приятелем. Я шепнул ему на ухо, и мальчики исчезли. Ира тенью проскользнула в комнату, и я запер дверь. Нет, несмотря на юность, страстной она не была. Вела себя очень осторожно, постоянно прислушивалась, не стучат ли в дверь. В нужный момент прикрывала мне рот рукой: 'Чтобы карга не услышала!' - пояснила мне Ира, когда я недовольно замотал головой. Я проявил заботливость, и успел спросить Иру, как поступать, чтобы не навредить ей.

- Об этом не беспокойся! - поспешно ответила она.

209
{"b":"99510","o":1}