ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Изобретательские шуточки

Но отдых - отдыхом, а работа продолжалась. Конечно же, 'мы, большевики' кроме работы, любили и пошутить. Как происходили кафедральные розыгрыши и шуточки, я уже рассказывал. Но я ведь работал, ещё и в Контрольном Совете по изобретениям, и тут уже 'шутить' приходилось с изобретателями. А они и сами были нередко большими шутниками.

У нас поменялся куратор от Контрольного Совета - теперь им стала очаровательная женщина-'дюймовочка' Галя Вронская. Кстати - классный специалист-эксперт, державший в ежовых рукавицах своих внештатников - меня и кандидата наук Забегалина. Коллегии под предводительством Вронской были долгими и невыносимыми для нас, внештатников - больших 'сачков', по правде говоря.

Больше всех допекали нас изобретатели с Украины и Белоруссии, особенно, если среди них были евреи. Они боролись до последнего, сидели часами, выискивая малейшую зацепку, чтобы выиграть процесс. Для чего им были эти авторские свидетельства - 'филькины грамоты', ума не приложу!

Правда, и я сам их имел до трёх сотен, в основном, чтобы 'застолбить' свой приоритет. Крупных вознаграждений за изобретения почти никто, кроме директоров и министерских работников, не получал, а премию в полсотни рублей государство платило сразу же, авансом. Худо-бедно, а я за свои триста изобретений в сумме получил-таки около пятнадцати тысяч рублей. А это тогда была стоимость кооперативной квартиры или трёх автомобилей 'Волга'.

Пользуясь своими знаниями патентных законов, я вынудил комитет по изобретениям отыскать в хранилище (расположенном где-то за Уралом) мою отказную заявку на первый супермаховик и рассмотреть её снова. Ведь отказали-то мне по полезности, а уже лет пятнадцать весь мир пользуется супермаховиками и не жалуется. Даже всемирные симпозиумы по супермаховикам созывают, в Италии, например. Благодаря полковнику Ротенбергу (царство ему небесное - умер в Израиле), до своей эмиграции успевшему отказать мне в изобретении по полезности, авторского свидетельства на супермаховик тогда я не получил. Мол, глупость это - мотать маховики из нитей и волокон, когда их нужно лить или ковать! Вот теперь мы и увидели, что весь цивилизованный мир их мотает, а не льёт или куёт, что я и предлагал ещё в 1964 году.

Одним словом, выудили мы эту заявку из хранилища и рассмотрели снова. Ну, и признали изобретением - получил я авторское свидетельство. А как раз прошло 20 лет со дня подачи заявки, и, стало быть, кончился срок действия патента. Таким образом, автором признали меня, приоритет - советский, а денежки, как всегда - 'тю-тю'! Но и на этом спасибо Партии родной!

Видимо, нашим изобретателям с Украины и Белоруссии тоже были дороги советский приоритет и пятьдесят рублей премии, вот они и стояли насмерть. Мы под руководством Гали как-то провели уже три коллегии, и готовимся к последней - четвёртой. Запускаем изобретателя, достаём его 'дело' и замираем - Галя тихо подчёркивает нам карандашом местожительство изобретателя и его фамилию.

Местожительство - город Бердичев, фамилия изобретателя - Жидец! Мы пропали - это на несколько часов! Взглянув на изобретателя, мы подтвердили наши самые худшие опасения. Вдоль стены ходил плотный невысокий человек лет сорока в помятом костюме и больших туфлях с задраными носами. Короткие штанины выдавали ядовито-зелёные носки, гармонирующие с зелёным же капроновым галстуком на резинке. Изобретатель на ходу что-то бормотал себе под нос, изредка поднимая к потолку чёрные, выпуклые, полные вековой скорби своего народа, глаза. Чёрная борода, пейсы и вьющиеся волосы шапкой довершали образ ортодоксального иудея, не хватало только фетровой шляпы или кипы.

- Товарищ Жидец! - упавшим голосом провозгласила Галя, и колоритный изобретатель, улыбаясь, подошёл к столу и сел напротив нас. Галя начала нудным тоном зачитывать ему состав коллегии, права и обязанности заявителя:

- О, я вас понимаю! - понимающе улыбнулся нам своими полными красными губами заявитель Жидец, и снова поднял глаза кверху. - Ви хотите рассказать нам наши права, а какие там могут быть права, когда есть только одни обязанности!

- Почему же? - возразила Галя и протянула заявителю листок с его правами.

- О, я вас понимаю! - и Жидец ласково прижал протянутую руку Гали к столу, - таки поймите же и ви меня! Мне ничего от вас не надо, я понимаю, что изобрёл галиматню! Мне только хочется поговорить с интеллигентными людьми из Москвы! Ви даже не представляете себе, как душно живётся у нас в Бердичеве, в этой провинции!

Нам даже показалось, что выпуклые глаза Жидца заблестели от навернувшихся слёз.

- Вот с кем мне поговорить в этом Бердичеве? С начальником бюро, у которого на уме одни гешефты? С директором, который антисемит, хотя в Бердичеве - это безнадёжное дело? С женой, которая и по-идиш то плохо понимает, не говоря уже о по-русски? Мне говорят - Жидец, ты пишешь изобретения, ты что, хочешь за это почестей? А я отвечаю:

- А вы отвечаете: 'Не надо мне ваших почестей, не надо мне и ваших оплеух!' - перебил я его.

- О, я вас понимаю! - кивнул мне головой Жидец и по-родственному заулыбался, - я понимаю, что ви тоже хорошо знаете Шолом Алейхема, и я даже знаю почему!

Тут я осёкся - кажется, заявитель принял меня за соотечественника. Проклятый нос, он меня вечно подводит!

- Не думаете ли вы, что : - начал было оправдываться я, но теперь Жидец перебил меня.

- О, я вас понимаю, так хорошо понимаю! - с обворожительной улыбкой Жидец погладил мою руку и тихо пожал её. - Конечно же - не думаю - ви ученый интеллигентный человек, москвич, как я могу подумать про вас такое?

- Итак, какие у вас претензии? - прервала Галя излияния Жидца.

- Какие у меня могут быть претензии к интеллигентным людям, учёным людям? Это у вас должны быть претензии ко мне, что изобретаю всякую галиматню в своей провинции!

- Так вы подпишите согласие с решением? - не веря нашему счастью, тихо произнесла Галя.

- Я подпишу всё, что вы мне укажете, даже приговор на ссылку. Потому, что наш Бердичев - и есть ссылка для интеллигентного человека! - и Жидец покорно подписал везде, где указала ему Галя. Потом встал, счастливо улыбаясь, поклонился и ловким движением положил перед Галей плитку шоколада.

- За что, не надо! - завозражала, было, Галя, но Жидец быстро исчез за дверью.

Наши коллегии закончились, и мы засобирались домой. Спускаясь по лестнице, я шутил: 'А сейчас, когда мы выйдем, от колонны отделится тень и со словами 'О, я вас понимаю!' подойдёт к нам. Это будет тень интеллигента Жидца из Бердичева!'

Выходя на улицу, мы заметили у колонны тёмную плотную фигуру. Фигура отделилась от колонны и подошла к Гале. Это была фигура Жидца, но уже в пальто.

- Товарищ Вронская, можно отвлечь вас на минутку! - произнесла фигура, и Галя остановилась. Она с тоской посмотрела на нас и кивком головы отпустила домой. Мы трусливо заспешили, оставив нашего куратора на растерзание Жидца.

Весной 1985 года меня перевели уже в сам Комитет, чему я был немало доволен. Во-первых, этот Комитет на Малом Черкасском переулке был рядом с метро и близко от моего дома. Во-вторых, коллегии здесь были короче, а платили больше - мы здесь разбирали уже действия Контрольного Совета и отдельные далеко зашедшие жалобы. В Комитете я был 'главным' по энергетике и транспорту, и, конечно же, именно мне доставались все 'вечные' двигатели и прочая 'галиматня', выражаясь терминологией изобретателя Жидца.

Курьёзов на этом поприще у меня было немало. Ну, например, срочно вызывают меня в Комитет на рассмотрение проекта 'вечного' двигателя, автор которого не уходит и обещает взорвать себя, если ему не выдадут 'патент'.

Тогда терроризм был в новинку, и вместо милиции вызывали меня. Изобретатель - дремучий дед с большой седой бородой, уже много лет добивается расширения своей жилплощади, мотивируя тем, что его изобретение 'не влезает' в маленькую теперешнюю квартиру. В поселковом Совете, куда дед обращался, отказались рассматривать изобретение, и сказали, что если будет 'патент', то будет и разговор о квартире. Старик построил и представил нам работающую модель этого вечного двигателя. Как утверждал автор, этот вечный двигатель - 'второго рода', и потому в отличие от рода первого имеет право на существование. Дед постоянно подчёркивал, что это - всего лишь модель, а реальное устройство еле влезет в трёхкомнатную квартиру.

214
{"b":"99510","o":1}