ЛитМир - Электронная Библиотека

– Миссис О'Мэлли видела, как мисс О'Лири ушла в пять часов. Мисс О'Лири тоже говорила нам, что ушла именно в это время. Примерно через полчаса появился Фредерик Фокс, он искал ее. Кевин гулял на улице и спросил Фреда, не хочет ли тот поиграть, но Фред ответил, что у него нет времени. По словам Кевина, он был навеселе и кричал, что мисс О'Лири – его подружка и ему нужно ее увидеть.

– ДА! – Я ударила кулаком в воздух, словно только что выиграла Уимблдонский турнир.

Макс Остин взглянул на меня.

– Все это увязывается с моим сном, – объяснила я.

– С вашим сном? – повторил он, но без иронии. – Расскажите мне ваш сон.

– Вообще-то я не такая, – запротестовала я. – Я не верю во всю эту чепуху про анализ сновидений. Кроме того, это даже не совсем сон. Я дремала, и у меня в голове внезапно возникли образы того, что могло произойти. Вроде видения, но по ощущениям похоже на сон.

Я понимала, что несу полную чушь.

– Просто расскажите мне, – тихо попросил он. Когда я добралась до той части, где Фред закурил вторую сигарету и не затушил ее, Макс остановил меня:

– Вы знали, что он курил?

– Вообще-то нет, я просто предположила…

– Мы спрашивали мисс О'Лири, и она сказала, что, насколько ей известно, Фред не курил. Да и окурков не нашли.

– Тогда, может, внутрь что-то бросили, и начался пожар?

– Вы это видели в вашем… вашем «видении»? – В его тоне проскользнули скептические нотки.

– Я просто рассматриваю это как возможность, – призналась я.

– Продолжайте.

Запинаясь, я вымученно изложила свою версию гибели Фреда.

– Но было темно. Вы не могли этого видеть, – заметил Макс Остин.

– Я ничего не видела. Это все у меня в голове. Меня там не было. – Я уставилась на него. На что он намекает?

– Вполне возможно, что Фредерик Фокс умер именно так, как вы описали. Пожарные установили, что был поджог.

– С канистрой керосина. – Я гнала прочь мысли о том, что на канистре остались отпечатки Базза и что из этого следует. – А на ней были отпечатки Кевина? – с надеждой спросила я.

– Нет. Хотя снаружи мы нашли следы, которые совпадают с его теннисками.

– Ну, если он играл в футбол…

– Еще мы нашли следы другого ребенка, но Кевин утверждает, что играл только с Фредом и что тридцать первого декабря вообще не был у вас в саду.

– И вы ему поверили? И что за другой ребенок?

– Это мы и пытаемся выяснить, потому что такие же следы нашли возле дома Астрид Маккензи в ночь пожара.

Я вся обратилась в слух.

– Но я думала, вы допрашивали мужчину?

Макс Остин холодно взглянул на меня.

– Да, – протянул он. – Естественно, мы беседовали со всеми, чьи отпечатки нашли в доме, но я говорю об отпечатках снаружи. На почтовом ящике, например. Кто-то просунул в него тряпку, вымоченную в керосине, а потом бросил зажженную спичку. Так начался пожар в доме Астрид. Кто бы ни топтался вокруг почтового ящика, засовывая в него тряпку, он оказался довольно глуп и не надел перчатки. Мы имеем дело с любителем.

– Может, ребенок? В конце концов, она ведь вела детские передачи.

Макс искоса взглянул на меня, и я догадалась, что он до сих пор не сопоставил эти два факта. Я могу собой гордиться.

– Мы не уверены, что это ребенок, – коротко сказал он. – Но не исключаем этого. У нас есть свидетель – ваш сосед. Говорит, что видел ребенка, бегущего по вашему саду примерно в то же время, когда погиб Фред. Точного описания нет: на ребенке была куртка с капюшоном. Он даже не понял, мальчик это или девочка. Было очень темно. Просто маленький силуэт на лужайке. Кевин говорит, что не был у вас в саду, но мы допускаем, что он лжет. Он знает, что ему туда нельзя. Очевидно, мать запретила ему играть в вашем саду. Мы составим список его друзей и побеседуем с ними.

– Значит, в моем саду играли дети? – уточнила я.

– О, это не все. Ваш сад неплохо огорожен. Единственный доступ – через переулок вдоль дома. Поэтому мы искали людей, которые около пяти часов тридцать первого декабря видели кого-нибудь в переулке.

– И?..

– Кроме свидетеля, видевшего из окна ребенка в куртке, мы поговорили с женщиной, которая живет через дорогу. Она говорит, что человек был действительно в куртке, но слишком большой для ребенка. Она заметила маленькую – или большую – куртку, потому что он очень торопился. И она говорит, что это было позже, ближе к шести. Еще есть мужчина. В тот вечер он разносил листовки по почтовым ящикам и сообщил, что видел женщину, выходящую из переулка «после пяти часов» – точнее он сказать не может. Мы ищем эту женщину. Дальше – у нас есть продавец с рынка. Он говорит, что знает вас…

– Крис?

Макс Остин заглянул в свои пометки:

– Кристофер Петаки, да. Он производил предновогоднюю доставку. Он доставляет вам продукты на дом, мисс Бартоломью?

– Нет. – Сменив мать за прилавком, Крис предложил новую услугу – он бегал через дорогу в рестораны и к некоторым любимым клиентам и доставлял овощи и фрукты прямо к двери. Я же всегда считала, что ходить по рынку – само по себе удовольствие.

– Так или иначе, он видел мужчину, заходящего в переулок в шесть часов. Он говорит, что остановился и понаблюдал за ним. Он знал, что это ваш дом и что вы в отъезде.

– Базз?

– Описание подходит. Высокий, смуглый. Но мистер Петаки говорит, что он был в коричневой кожаной куртке, а мистер Кемпински утверждает, что не носит кожаных курток. Не его стиль.

– Значит, у вас есть мужчина, женщина и ребенок. У вас есть отпечатки этих людей?

Макс Остин кивнул:

– Еще у нас есть куча отпечатков пожарных, топтавшихся в саду. Но их мы пока не берем в расчет.

– А как же Анжела? – спросила я. – Она не видела в саду кого-нибудь чужого?

– Она утверждает, что не видела там никого, кроме погибшего и ее нового парня, Скотта.

Может, сказать, что Анжеле известно, что Базз был в доме, подумала я, но не успела и рта раскрыть, как инспектор продолжил:

– В каких вы отношениях с мистером Кеннеди? – Опять он за свое. Сменил тему без предупреждения и застал меня врасплох. – Вы не живете вместе.

– Мы как раз собираемся, Томми переезжает ко мне. – Пока вы не разберетесь со всем этим, и я снова не почувствую себя в безопасности, хотела добавить я, но передумала и медленно проговорила: – Значит, вы ищете человека, у которого был мотив поджечь и Астрид Маккензи, и Фреда?

– Не Фреда, – возразил Макс.

– Вы думаете, Фреда спалил кто-то другой?

– Нет. Я вообще не думаю, что охотились за Фредом.

Я переварила его слова.

– Значит, кто-то хотел убить Анжелу?

– Ну, это ведь она должна была находиться в домике. И было темно. Если допустить, что ваше видение довольно близко к правде, тогда кто бы ни поджег летний домик, он не видел, что внутри не мисс О'Лири, а Фред. Очертания фигуры через шторы, не больше.

Мысль о том, что Фред погиб потому, что его спутали с Анжелой, была почти невыносима. Я долго молчала и, наверное, слишком помрачнела, потому что Макс Остин вдруг встал и велел мне идти домой.

– Вы отпускаете меня, хотя я не рассказала про Базза? – изумилась я.

– Если вы вспомните хоть что-то, любой пустяк, который, по-вашему, мне нужно знать, вы должны поднять телефонную трубку и позвонить либо мне, либо Мэри Мехте. Если я узнаю, что вы снова утаиваете улики, то предъявлю вам обвинения. Вы меня поняли?

Он взглянул на меня в упор, я испугалась и яростно закивала.

– Галопом примчусь, – пообещала я.

– Так или иначе, вы нам очень помогли, – пробормотал он, и его лицо смягчилось. – Мне жаль, что вам пришлось впутаться в это.

Доброта в его голосе тронула меня. Кажется, у него ужасно переменчивый характер. Мне показалось, что во время разговора он обращал на меня лишь половину внимания. Вторая половина его головы занималась чем-то другим. Я протянула руку, но он уже отвернулся, и я тихо выскользнула из комнаты. А то, чего доброго, он придумает, о чем еще спросить.

38
{"b":"99523","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Спаси меня
Практическая хоумтерапия: как сделать дом своим
Страж Вьюги и я
Глория. Начало истории
Страшно только в первый раз
Метро 2033: Свора
На последнем рубеже
В объятиях Снежного Короля
После того как ты ушел