ЛитМир - Электронная Библиотека

Она заставила меня остаться с ней, стучала по разным камням, разыскивая пустоты, пыталась дергать за всякие выпуклости, напоминающие ей ручку к потайной двери.

Наконец я взбунтовалась и направилась к лестнице. Я проходила через помещения, полные старого спортивного оборудования – коньков, висящих на шнурках на стенах, теннисных ракеток с порванными струнами, клюшек для гольфа и так далее. В последнем отсеке я задела стол, и на пол упала стопка нот. Был там и старый граммофон с пластинками. На полу лежала пара балетных туфель…

Я и сейчас ясно видела эти атласные туфельки.

Поднявшись по лестнице из погреба, я с облегчением выключила свет, и решила сегодня в гараж не ходить. Боялась снова столкнуться с забытой семейной историей. Слишком много для одного дня.

– Мисс Лайлл, Бетани, я хочу вам кое-что сказать.

Мисс Доран встретила меня в дверях кухни. Лицо ее было белее мела.

– Что случилось?

– Ваш фен… Когда я пошла убрать вашу комнату, я нашла ваш фен на лестничной площадке…

– Ну и что?

– Это опасно, нельзя его так оставлять, чтобы шнур тянулся через всю площадку. Вы можете запнуться и упасть…

– Да, понимаю, Бетти, но я отодвинула его в сторону. Там лампочка перегорела, я хотела вам сказать.

– Я уже сама заметила, сегодня ее сменю. Но, главное, не надо так оставлять фен. И не смотрите так на меня, я желаю вам добра.

– Хорошо, если это вас столь взволновало… – Она и в самом деле была взволнована, даже дрожала. – Бетти, в чем дело? Не в моей же неосторожности?

Она глубоко вздохнула.

– Знаете, ведь это я ее нашла…

– Кого? – Но, конечно, я уже догадалась. Мне вспомнились слова Им-рана Хуссейна насчет того, «как она умерла…»

Бетти говорила теперь еле слышно.

– Когда я пришла в тот день утром, я нашла вашу бабушку внизу у лестницы. Врач сказал, что она, скорее всего споткнувшись, упала еще ночью. И один Бог ведает, как долго она умирала…

ГЛАВА 12

– И вот что я вам скажу. Эти же самые полицейские приехали сюда первыми, когда я нашла вашу бабушку.

Бетти поднялась и пошла через холл. Я последовала за ней.

– Вот тут она лежала. – Миссис Доран показала на то место, где лучи света, прошедшие сквозь красное стекло витража, создавали на турецком ковре что-то напоминавшее кровавое пятно. – Шея у бедняжки была свернута на сторону, а руки и ноги раскинуты, как у сломанной куклы. – Она так живо все описала – меня будто ударили в грудь. Стало трудно дышать. – Бетти повернулась, чтобы взглянуть на меня, и продолжила. – Она, верно, свалилась с площадки и катилась по ступенькам до самого низа. Хотя не такая уж тут крутая лестница.

Она начала взбираться по лестнице цепляясь, как старуха, за перила, я шла за ней. Потом мы уселись на верхней ступеньке. Бетти смотрела вниз, в холл, будто все еще видела там тело моей бабушки. Она рассказала мне о своем звонке в полицию и о том, что произошло позже.

– Как по телевидению показывают – место преступления и все такое. Кругом люди… полицейские, врач, фотограф…

– Преступления?

– Ну, они обязаны были приехать. Полицейские говорили, что это называется «смерть при подозрительных обстоятельствах», но очень скоро решили, что тут простой несчастный случай.

– Почему?

– Потому что ваша бабушка вполне могла получить эти повреждения, падая с лестницы, так они сказали. Никаких других синяков, ничего подозрительного. И никаких признаков, что кто-то еще был с ней в доме…

– Значит, и вы так думаете, Бетти?

– Я думаю, она свалилась с лестницы. Я ей сто раз говорила, что эти дурацкие комнатные туфли с высокими каблуками не доведут до добра…

– Но зачем она спускалась по лестнице среди ночи?

– Один Бог ведает. Они делали вскрытие, хотя и разрешили начать организацию похорон.

– Почему мне все это не рассказал мистер Симпсон?

– Мне кажется, он ждал, когда вы решите, остаетесь или нет. Он говорил, что если вы откажетесь и вернетесь в Лондон, нет смысла расстраивать вас рассказами о том, как умерла ваша бабушка. Разве что вы сами спросили бы о подробностях…

Я не спросила. Он давал мне такую возможность в тот день, когда я сидела в его офисе. Я не проявила достаточного интереса к своей бабушке, даже не поинтересовалась, как и когда она умерла. Мне стало стыдно.

– Мистер Симпсон говорил, что со временем покажет вам все бумаги, – продолжила Бетти, – свидетельство о смерти и все остальное… Когда придет пора. Я не должна была ничего вам говорить, но когда вы рассказали мне о том случае на дороге, а я нашла этот фен… Я все так ясно припомнила и подумала…

– Что? Что вы подумали? – Внезапно я перепугалась.

– Подумала: было бы ужасно, если бы и с вами произошел несчастный случай. Я должна была вам сказать, чтобы вы были осторожны…

Тут зазвонил телефон, и, да простит мне Бог, даже после всего услышанного я воспрянула духом. Пусть это будет Грег.

– Вы прочитали мои переводы? И заметки по передаче?

– Да.

Я стояла в холле, там был ближайший телефонный аппарат. Бетти поднялась наверх, я слышала, что она возобновила уборку.

– Ну что скажете? – Ему было явно интересно услышать мое мнение.

– О стихах или передаче?

– О том и о другом.

– Ну, стихи очень… занимательные. Честно могу сказать, ничего подобного раньше не читала. Но должна признаться, что кое-что я не поняла…

– Что именно? Скажите, я попробую объяснить.

– Немыслимо – по телефону!

– Тогда я приеду, и вы сможете мне лично сказать. Я могу даже продемонстрировать…

– Еще хуже!

– В самом деле?

– Грег…

– Да, Бетани?

– Вы, часом, не заигрываете со мной?

Что дало мне смелость задать такой вопрос? Слова не успели слететь с моих уст, как мне захотелось взять их назад. Когда он помедлил с ответом, я пришла в ужас, ждала, что он так или иначе отошьет меня, но тут он сказал:

– Да, думаю что так.

После этих слов мне стало трудно сосредоточиться. Грег сказал мне, что его очень интересует моя точка зрения на то, как он задумал сценарий своей передачи. Но с разговором об этом придется подождать, поскольку он на несколько дней уезжает. Надо посмотреть в архивах кое-какие телефильмы про монастыри, сделанные в пятидесятых годах археологом и телекомментатором сэром Мортимером Уиллером.

– Значит, договорились, Бетани?

– Простите…

– Соберитесь, Бетани. Я позвоню вам, как приеду, мы пойдем куда-нибудь поужинать и спокойно поговорим.

– Но не в вашей гостинице?

– Пожалуй, нет…

– Впрочем, неважно. Я с удовольствием.

– Тогда до свидания.

– До свидания, Грет.

Я была уверена, что он так же неохотно положил трубку, как и я.

– Бетти, я не могу принимать таких решений. У меня нет на это права, пока я не сообщу мистеру Симпсону, что решила остаться здесь.

– Но вы, возможно, останетесь, правда? – Я промолчала. Мы стояли в спальне моей бабушки. Бетти открыла дверцы большого встроенного шкафа, занимающего всю стену и набитого дорогими на вид туалетами. – Здесь тоже много всего, причем из настоящего шелка. – Бетти выдвинула ящики комода. Я беспомощно смотрела на аккуратно сложенное белье, ночные рубашки. – Разумеется, драгоценности мистер Симпсон увез, но он доверил мне все остальные ее вещи… пока не будет решено, куда их девать.

– А как обычно поступают? – спросила я.

– А что вы сделали с вещами вашего отца?

– Там было совсем немного… Приехал его друг и забрал, что поприличнее, для беженцев.

– Бедная девочка, теперь вам снова придется через все это пройти. Ну, я думаю, часть вещей можно передать Армии Спасения или в другую благотворительную организацию, – заметила Бетти. – Помолчав, она добавила: – Учтите, здесь есть очень хорошие вещи…

– Ну тогда, если дойдет до этого дело, вы первая выберете все, что пожелаете.

26
{"b":"99536","o":1}