ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Малыш Гури. Книга шестая. Часть третья. Виват, император…
Дьявол кроется в мелочах
Шоколад
Вечный. Черный легион
Жужино сокровище
Стажировка в Северной Академии
Третий звонок
Луч света в тёмной комнате
Sapiens. Краткая история человечества

Тут мы обе начали хихикать, потому что Бенджи, решивший, что это новая игра, тоже полез на кресло. Сначала Мэнди отталкивала его, но, поняв, что он уже обсох, разрешила ему улечься у нас на коленях. Он был горячий, как грелка.

Наверное, луна скрылась за облаком, потому что в домике внезапно стачо совсем темно. Странно, почему в темноте всегда стараешься говорить шепотом, но именно так мы и поступили.

Мэнди спросила меня о моей работе дизайнера. Потом рассказала, что согласилась работать в «Гондоле» после школы, потому что не нашла ничего другого. Но она собирается продолжить обучение и поступить на подготовительные курсы в одном ньюкаслском колледже.

– А потом? – спросила я.

– А потом поглядим, – ответила она. Бенджи уснул и легонько похрапывал, внося свою лепту в наш разговор. Внезапно он поднял голову, повернул ее к двери и низко зарычал.

Дверь открылась. Темноту прорезал луч фонарика.

– Мэнди? Ты здесь? Что происходит?

Бенджи с рычанием соскользнул с наших колен. Мэнди встала и схватила его за ошейник.

– Тихо, Бенджи, это свой. Джо, что ты так долго?

Брат Мэнди не стал спорить, когда она заявила, что все объяснит позже. Джо легко поднял меня на руки и через сад отнес в дом. Он не остановился ни разу, пока, следуя моим указаниям, не дошел до моей спальни и не опустил меня на кровать. Для такого крутого на вид парня он оказался на редкость смирным.

Мэнди послала его вниз проверить, все ли двери заперты. Она воспользовалась его отсутствием, чтобы надеть на меня пижаму и уложить в постель. Потом сказала:

– Пойду вниз, поговорю с Джо, я скоро. Бенджи составит тебе компанию.

Пес улегся на кровати у меня в ногах. На бледно-розовом покрывале – отпечатки грязных лап. Нельзя сказать, чтобы я пришла от этого в восторг. Но что скажет Бетти! Вернулась Мэнди с двумя кружками чаю.

– Зачем все это?

– Что все это?

– Ну, проверка дверей, окон и так далее.

– Чтобы знать, что мы здесь ночью будем в безопасности.

– Мы?

– Я остаюсь. Джо договорится с мамой.

– Ты вовсе не должна. Я уже в порядке…

Мэнди улыбнулась.

– На твоем месте я бы не была так уверена. Но меня волнует кое-что еще.

– Что именно?

Улыбка исчезла, сменившись тем беспокойным выражением, которое я заметила на ее лице еще там, в летнем домике.

– Бетани, я не знаю, зачем ты так спешила в часовню? – В ее голосе звучали вопросительные интонации. Она помолчала, потом вздохнула. – Ладно. Расскажешь, когда сама захочешь. Но одно я знаю: ты оказалась там в ловушке не случайно. К двери был придвинут огромный камень.

– Возможно, ветер…

– Я, конечно, могу ошибаться, но уверена: ветру такую каменюку не сдвинуть. Мы вдвоем ее еле откатили.

– Что ты этим хочешь сказать?

– Кто-то намеренно придвинул камень. Этот кто-то не хотел, чтобы ты выбралась оттуда живой.

ГЛАВА 21

Небо было голубым и безоблачным, воздух наполнен запахом мокрой травы и ароматами полевых цветов. Бенджи, правда, интересовался ароматами более приземленными – кроликов и мышей-полевок. Опустив нос к земле, он скользил по траве с весьма деловым видом. И не выказывал абсолютно никакого желания вернуться домой, то есть на трейлерную стоянку.

Мэнди оставалась в доме до утра. Она была уверена, что кто-то решил со мной разделаться. Скорее всего, Сара. Мотив? Разумеется, Дюн-Хаус.

Я не рассказала Мэнди о других несчастных случаях, подозревая, что тогда-то уж она непременно приставит ко мне братца Джо в качестве телохранителя. А я нутром чувствовала, что это лишь затянет события. Не знаю почему, но я ощущала: дело движется к развязке.

Однако Мэнди позволила мне уснуть только после того, как я пообещала, что все время буду настороже. Она позаимствовала у меня спортивный костюм и настояла на том, чтобы спать рядом на случай, если у меня поднимется температура.

Мы встали рано, хотя заснули очень поздно, и позавтракали вместе с Бенджи – к счастью, этот пес любил кукурузные хлопья. Потом Мэнди отправилась в кафе, взяв с меня обещание позвонить или зайти.

Я чувствовала себя неплохо, только болели ноги, натертые мокрыми джинсами, да плечи в синяках от попыток вышибить дверь. Поэтому после душа я надела широкую юбку и удобную мягкую блузку с длинными рукавами из хлопчатобумажного трикотажа. Надела кроссовки, и мы с Бенджи вышли.

Гроза давно миновала, стало значительно теплее. Трудно было поверить, что предыдущей ночью я едва не умерла. Мэнди была убеждена, что ветра и дождя могло хватить, чтобы я, заснув, переохладилась и, если бы они с Ахмедом не нашли меня вовремя, никогда бы не проснулась.

Она сказала, что камень был столь большим, что никакому ветру двинуть его с места не по силам. Я все-таки сомневалась. Мне казалось, что вчерашний ураган вполне мог справиться с такой задачей. Поэтому решила пойти посмот реть. Я позволила Бенджи охотиться от души: он производил столько шума, что даже самое глупое существо успело бы от него скрыться.

У дверей часовни ничего не было – ни обломка скалы, ни куска надгробья, ничего. Правда, у самой двери трава была примята. Похоже, именно отсюда кто-то мог откатить камень за угол часовни, где начинались собственно развалины и больших каменных обломков было в избытке. Интересно, согласились ли бы со мной мои приятели Маккензи и Робсон?..

Однако я продолжала упрямо надеяться, что Мэнди ошиблась, что никто специально не приволакивал камень и не откатывал его обратно сегодня рано утром. Но куда он в таком случае делся?

Я вошла в часовню. Солнечные лучи уже почти высушили лужи на каменном полу. Все было мирно, покойно. Каким, однако, шоком для кого-то было обнаружить сегодня утром, что дверь широко открыта, а его жертва исчезла. Его жертва. Или ее? Нет, самой Саре не справиться с этим тяжелым камнем. Значит, ей кто-то помогал, либо сообщник действовал в одиночку.

Моя «случайная смерть» не могла быть запланирована заранее. Скорее всего кто-то увидел, как я вошла в часовню, и решил воспользоваться обстоятельствами.

Конечно, было темно, но, по словам Мэнди, моя бледно-желтая рубашка почти светилась в этой темноте.

Ну, а заметить меня мог человек, любящий вечерние прогулки… Например, с собакой… Тут Бенджи залаял, и я услышала мужской голос:

– Привет, псина.

Лай приближался, и я поняла, что мужчина и собака подходят к часовне. Честно говоря, я перепугалась и попятилась от двери, пока не уперлась спиной в стену. В дверном проеме появился восторженно виляющий хвостом Бенджи, а за ним… Грег Рэндалл.

Я с облегчением улыбнулась. Грег счел мою улыбку приветствием и поспешил ко мне.

– Здравствуй, Бетани! Собирался зайти к тебе, рад, что ты здесь.

– В самом деле?

– Ты что, сомневаешься? Я же сказал, что мы непременно встретимся по возвращении из Лондона, верно?

– Сказал.

– В чем дело, Бетани? Откуда такой холод?

– О том, что мы встретимся, когда вернемся в Ситонклифф, сказал ты, а не я.

– Не понял… А, сообразил: ты хотела, чтобы мы встретились в Лондоне, я правильно угадал? – Отрицать было беспо лезно, так что я стояла перед ним, стараясь не выглядеть обиженным ребенком. – Ох, Бетани, любовь моя… – Он подошел ко мне вплотную и обнял. – Прости. Я привык к одиночеству… Мне трудно перед кем-то отчитываться, моя мать может подтвердить… – Он легонько поцеловал меня в губы. – Я работал, а меня в такое время заносит. Конечно, я должен был понять…

И тут он поцеловал меня. По-настоящему. Я спиной почувствовала холод камня, когда он прижался ко мне. Я двинулась ему навстречу, и скоро наши тела соприкасались во всех мыслимых точках.

Одной рукой он гладил меня по спине, другая поддерживала мою голову, не позволяя высвободиться, даже если бы я этого захотела. Я начала дрожать, но это не имело отношения к пронзившему меня страстному желанию. Во мне бушевали другие эмоции. Наконец я оторвалась от его губ.

42
{"b":"99536","o":1}