ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
InDriver: От Якутска до Кремниевой долины
Лишние дети
Красношейка
Наследник старого рода
Счастливые истории
Муля, не нервируй меня!
Вандербикеры с 141‑й улицы
Кукушата Мидвича. Чокки. Рассказы
Ненавижу тебя, красавчик

– Миссис Темплтон была моей бабушкой. – Он удивленно уставился на меня. – Что-то не так?

– Нет, что вы. Простите меня, мне не следовало вас так расспрашивать, но я не знал, что у нее есть еще одна внучка.

– Вы знали миссис Темплтон?

– Конечно. Как и его брат, он тоже склонял голову набок. – Миссис Темплтон пользовалась моими такси, а иногда звонила в магазин и просила что-нибудь доставить. Она любила шутить с моим братом и говорила, что не возражает против наших безумных цен, поскольку знает, что товары у нас всегда лучшего качества.

Она ему явно нравилась. Я не могла увязать его теплую улыбку с моим представлением о бабушке. Та ведь не только ненавидела моего отца. С его слов я поняла, что она и других настроила против него. Женщина, о которой расссказывал Имран, не соответствовала придуманному мною образу. Тут улыбка сползла с его лица.

– Такая трагедия, что она так умерла, верно?

– Да… наверное.

Мне в первый раз пришло в голову, что я понятия не имею, как скончалась моя бабушка. Мистер Симпсон об этом не упомянул, а я не спросила. Я поежилась, поняв, что старый стряпчий вполне мог посчитать меня бесчувственной. Что, очевидно, сделал и Имран: на его лице появилось выражение мягкого укора.

– Вы ведь никогда не навещали ее, верно?

– Да… то есть я хочу сказать, уже давно…

Я отвернулась от него и распахнула дверь, но помедлила на пороге. Надо было иметь слишком богатое воображение, чтобы ожидать, что в открытую дверь Дюн-Хауса я увижу тень жившей здесь женщины.

Еще через мгновение мы вошли в нечто, напоминающее большой холл средневекового дома, с балконом и дубовыми панелями. Высокое окно с витражом на лестничной площадке бросало цветные тени на традиционный турецкий ковер.

После смерти бабушки здесь никто не жил, и все же дом казался хорошо проветренным, сухим и чистым. Но холодным, так что, верно, именно поэтому меня пробрала сильная дрожь. Имран забеспокоился.

– Вы в порядке, мисс Лайлл? – Вероятно, он тоже прочел бирки на багаже.

– Все хорошо. Но здесь очень холодно, верно?

Он был слишком вежлив, чтобы возражать.

– Да, холодновато. Если позволите, я поищу, как здесь включается отопление.

– Отопление?

Он усмехнулся и кивком показал на бронзового цвета решетку, встроенную в одну из стен.

– За ней скрывается батарея. Нам надо только найти бойлер.

Бойлер оказался в подсобном помещении за кухней. Имран включил его и показал, как ставить таймер. Потом он принес коробку с продуктами на кухню. Я заплатила ему за такси. Уходя, он задержался в дверях.

– Если, что-то понадобится, вы…

– Ваш брат дал мне карточку.

Он сел в машину и уехал. Закрыв дверь, я прислонилась к ней, собираясь с силами. Я знала, что мне следует сделать.

С того момента, как я увидела дом из окна такси, во мне жила надежда, что его вид заставит меня вспомнить случившееся здесь много лет назад. Пока мои ожидания не оправдались. Может, потому, что ребенком я никогда не подъезжала к дому на машине. Ведь на моей памяти машины у отца не было.

Ждала ли я, что воспоминания нахлынут, стоит мне открыть дверь? Что же, этого тоже не случилось. Я решила, что надо пройтись по дому, заглянуть в каждый угол в расчете на то, что какая-нибудь деталь поможет мне всспомнить. Но при этом признаться самой себе: здесь должно было произойти нечто ужасное, чтобы настолько заблокировать мою память.

Ключами, полученными от мистера Симпсона, я открывала двери, проходила коридорами, взбиралась по лестницам, рассматривала комнаты. Я везде зажигала свет, распахивала двери шкафов, выглядывала в окна. И не вспомнила ничего.

Легко было догадаться, какую комнату занимала бабушка – ее личные вещи все еще находились там. Разбираться с ними придется мне. А пока я лишь заглянула туда и притоворила дверь.

Остальные спальни имели такой вид, будто там давно никто не жил постоянно. Я не смогла определить, в какой комнате жили мои родители, а в какой – я сама. На мгновение остановившись на площадке лестницы, я закрыла глаза, надеясь, что ноги сами поведут меня в направлении, ставшем привычном за те годы, что я тут жила. Но в эти секунды тишины я лишь осознала, что пустой дом никогда не бывает полностью безмолвным. В холле тикали старинные часы, журчала в трубах отопления вода, потрескивали половицы, в стекла окон бил поднявшийся ветер… В общем, я решила пока воздержаться от поисков своего прошлого.

Так ничего и не узнав о себе, я все же кое-что интересное выяснила. Позднее мне расссказали, что Уильям Темплтон, промышленник времен королевы Виктории, начинал простым рабочим. Этот талантливый самоучка овладел профессией инженера, приобрел завод по производству боеприпасов и сколотил состояние во время Крымской войны.

Однако, уже в тот первый день, еще ничего этого не зная, я уже смогла догадаться, что дом – творение нувориша. Я была достаточно хорошо знакома с особенностями английских особняков и их интерьеров, чтобы сообразить: выстроивший этот дом человек хотел сделать вид, что происходит из старинного рода.

Дом представлял собой мешанину елизаветинского и готического стилей с чем-то еще более древним. Создавалось впечатление, что Уильям Темплтон велел своему архитектору придать дому такой вид, будто он в течение веков перестраивался из средневекового замка. На лестничной площадке было что-то вроде галереи для музыкантов, а витраж в окне изображал нечто напоминающее герб.

К счастью, человек, положивший начало семейному состоянию, оказался не только честолюбивым, но и весьма практичным. Он позаботился о комфорте для тех, кому предстояло жить в этом доме. Дюн-хаус был толково спланирован и, несмотря на причудливые украшения, не требовал большого количества прислуги.

Уже в этот первый вечер, когда я изучала дом, у меня чесались руки приложить свое умение в области интерьера. Уж очень плохо в нем сочетались цвета и стили. Я так размечталась, что пришла в себя, только когда поняла, что мысленно уже потратила несколько тысяч фунтов. Но тут же мне пришло в голову: теперь я могу себе это позволить, если, разумеется, решу остаться.

Я была голодна. Коробка с продуктами все еще стояла на кухонном столе, так что я заставила себя разобрать ее и разложить все по местам. Я слишком устала, чтобы готовить, но собрала кое-что и решила поискать место поудобнее, где бы все это съесть.

Придерживая одной рукой поднос, я зажгла свет в большой гостиной и осмотрелась. Когда я заглянула в эту комнату раньше, то обратила внимание, что одна ее стена состоит целиком из окон от потолка до пола. Поставив поднос на маленький столик около камина, я пошла посмотреть, нельзя ли задернуть портьеры. Но после нескольких попыток решила, что они висят лишь для красоты, так что пришлось осьавить их в покое. На несколько мили вокруг нет ни одного другого дома, кто станет за мной подглядывать?

Я выглянула в окно, чтобы выяснить в какой части дома я нахожусь. Я увидела вымощенную камнем террасу и ступеньки, спускающиеся в большой сад, которому не было конца. Помня суровую простоту площадки перед домом, я былаудивлена этой неожиданной красотой.

Поскольку ужин меня ожидал холодный и с ним можно было не торопиться, я решила сначала выйти в сад. После недавнего дождя воздух был очень свеж, аромат роз мешался с запахом моря.

Я ничего не понимаю в садоводстве – у нас с отцом не было даже ни одного комнатного растения, – но сразу же, еще стоя на террасе, смогла увидеть, что здесь мистер Симпсон допустил промашку. За недели, прошедшие после смерти бабушки, газоны ни разу не стригли, не срезали цветов. Почему-то меня очень растрогало это запустение.

Уже совсем смеркалось, но мне все же удалось разглядеть нечто вроде летнего домика в конце сада. Он был как бы пристроен к наружной стене.

Дверь домика раскачивалась на петлях под порывами усиливающнгося ветра. Я начала спускаться по ступенькам, чтобы закрыть ее. Мне почему-то показалось, что я должна это сделать. Может я уже потихоньку начала принимать ответственность за доставшееся наследство?

5
{"b":"99536","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
ДНК и её человек
Тостуемый пьет до дна
Моя бабушка – Лермонтов
Самый главный приз
Я медленно открыла эту дверь
О чём молчат мужчины
Смерть миссис Вестуэй
Кристалл преткновения
Самый богатый человек в Вавилоне