ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Ситуация в общем тривиальная. Общаюсь со старушкой. Оказывается, как только она продала квартиру (и перед родственниками замаячили грустная перспектива расстаться и с квартирой бабушки, и с вырученными за нее деньгами), она тут же приобрела значимость для своих близких. Все они вдруг стали просто виться вокруг нее. Однако, несмотря на такое повышенное внимание, старушка подтвердила, что очень хочет купить путевку во Францию, а на оставшиеся деньги рассчитывает до конца своих дней счастливо жить в Париже в доме престарелых. Я попытался урезонить пациентку: «Вас же не примут в тамошний дом престарелых, вы же не гражданка Франции». «А я тогда с Эйфелевой башни спрыгну», — последовал ответ.

Такие мысли бабушке пришли оттого, что налицо психологическое отчуждение от родственников, отношения с которыми потеряли духовные человеческие начала. Отсюда у нее возникло ощущение жуткой пустоты. В чем-то я был на ее стороне и даже посетовал: «Вам нужно было обменять трехкомнатную на однокомнатную, а на деньги, которые бы вам бы доплатили, могли бы нормально жить, тратя их понемногу». Очень часто, как показывает мой опыт, квартиры, деньги остаются не детям, а тому, кто отнесся к старику, как к человеку. Правда, бабушка в ходе психологической консультации призналась, что и сама была не сахар, вот на закате жизни и получила такой «подарок».

Что ж, деньги — элемент, знаки грешной души.

Так, как в приведенном случае, происходит всегда, когда в основе взаимоотношений между родственниками лежат «мертвые структуры», в частности, такие, как деньги. И у человека не остается ничего, кроме инстинктов, примитивного потребительского отношения к жизни. Разрушительное действие таких отношений открывается сначала как бы извне. Во «внешнем» мире человек замечает, что происходит какая-то зоологизация людей. И потом он вдруг с испугом спрашивает себя: «А человек ли я сам? Наверное, нет. Я тоже просто сложная машина, основанная на механизмах, далеких от духовности». Следствием такого вывода мятущейся личности становится депрессия, ее постоянно гложет мысль: во мне нет искры божьей, делающей меня человеком.

Другая проблема, которой мне пришлось немало заниматься, связана с тем, что родственники завлекают друг друга в многоуровневую систему продаж, так называемый multi level. Это очень жестокая система, просто закабаляющая родственников, которые ведь «по определению» доверяют друг другу. Но в данном случае получается, что они…воруют друг у друга по средством этой системы. Знаете, сколько сейчас семей перессорилось из-за этих пирамид. Никогда не переводите ваши родственные отношения в финансовые!

Существует выражение «деньги к деньгам». И его следует признать верным. В психологии, как в квантовой механике, действует принцип неопределенности. Чем больше ты уделяешь внимания объекту, пытаясь его приблизить, тем далее он от тебя угодит. Чем больше будешь думать о деньгах, тем меньше шанс их получить. Когда бизнесмен печется о благосостоянии своей фирмы, о человеческих отношениях в коллективе, об ответственности перед работниками, прибыль растет. Все великие предприниматели становились богатыми именно на той волне, когда они показывали свое человеческое начало. Кстати, именно поэтому духовный бизнес является самым прибыльным.

И с другой стороны, на определенном этапе люди, имеющие значительные финансовые средства, оказываются способными отдавать их, «вкладывая деньги». Это большое искусство: только прозорливое мышление рождает умение тратить. Вторая сторона этого замечательно умения тратить, заключается в том, чтобы получать то эмоционально-психологическое переживание, которое наполняет жизнь смыслом и радостью. Конечно, упрощать ситуацию не стоит. Многие покупают вещи ради сомнительных эмоций. Помните, рекламный ролик? «Как поступить: в этом платье я похожа на Марину Влади, а другое меня стройнит? Но оно есть у подруги. Может быть, назло купить?»

Деньги — мерило всех ценностей: так ли это? Разные концепции устройства мира предполагают не однозначный ответ. Марксовская доктрина состоит в том, что все в этом мире можно оценить, купить. Это прагматическая редукция, завязанная на политэкономии и ведущая к ступору и пустоте. Другая крайность видна в противоположном подходе: есть вечные ценности, которые нельзя купить ни за какие деньги. Деньги — тот элемент, который соединяет сознание и подсознание, приводя их к консенсусу. Сознание тянет ввысь, даже к сверхсознательным вещам. А подсознание говорит, что нужно выжить, сохранить себя, как физическое тело. Личности нужно организоваться в окружающей среде, и деньги дают самый оптимальный способ соединить в человеке два начала.

За таким малоприятным качеством как жадность стоит страх. Зачастую деньги выступают предметом, через который проявляется невроз. Если у человека наблюдается недоверие к людям, беспокойство, он, как правило, жаден. Психоаналитики в таком случае нередко сталкиваются даже со страхом смерти у пациента. Расставаясь с деньгами, человек будто отдает часть себя кому-то. Это подсознательная реакция, поэтому жадность присуща всем.

Но есть еще и другая сторона в нашем подсознании — она связана с жертвенностью. То есть мы и щедрые, и жадные одновременно. Конечно, встречаются такие феномены, как Гобсек, столь ярко описанный у Бальзака. Но здесь присутствует крайняя патология. Когда встречаются случаи сверхжадности, понимаем, что это уже точно наши пациенты. Когда личность уходит в себя, как бы, закрывается, следствием создания такого «кокона» становится боязнь тратить.

В России во многом эта проблема определяется не только внутренними переживаниями личности, но и внешними причинами. Сейчас, конечно, у обладателей больших денег нет проблем, куда их приложить. А вот небольшие — разве что в чулок приходится прятать. С другой стороны, деньги выступают как страховка, некий капитал, позволяющий говорить, что у меня есть накопления на черный день, я то уж бомжом не буду. За этим опять же скрывается боязнь после какой-то жизненной коллизии оказаться в роли голодной собаки. Этот страх — как правило, чисто метафизический — присутствует у всех. Духовные люди, уходящие в мир отшельничества, в мир вещей, совершенно не связанный с деньгами, являются исключением.

В подавляющем большинстве без денег мы никуда. Хотя, помните, в советские времена всерьез утверждали, что они при коммунизме исчезнут. Такая ситуация возможна, но, скорее, как исключение из правил. Да, есть такие люди, у которых никогда не было денег, например, просящие подаяние у храмов в Индии. Их устраивает такая позиция. Есть богатые люди, которые принципиально не хотят видеть деньги у себя в руках. Не думаю, что и президент Путин имеет кошелек в кармане. И, наконец, дети. Лет до семи все мы живем в мире безденежья, но все у нас откуда-то появляется.

Любопытно, что в чем-то схожие ощущения испытывают и очень богатые люди. Были у меня такие пациенты, которые говорили, что уже «не чувствуют» денег: «Мне больше неинтересно их зарабатывать. Богатею, а я счастливее не становлюсь. Они мне ничего не дают уже». Почему Абрамович «Челси» купил? В спорте не только деньги вращаются, а спорт дарит какие-то яркие переживания. Это не одно и тоже, что где-нибудь в Газпроме сидеть, и смотреть, как на компьютере на твоем счету нули прибавляются. Один из друзей экс-руководителя Центробанка Виктора Геращенко — тоже банкир — признался, уехав в Англию и став школьным преподавателем, что только тогда почувствовал в душе радость всего лишь от общения с живыми людьми. Потому-то так часто крупные бизнесмены выходит за мир финансов — вторгаясь в политику, занимаясь творчеством (пусть при этом они и бездарны). Но это уже не их проблема, а проблема общества: им же самим хорошо.

Бедность — не порок. Уже потому, что это категория, как, кстати, и богатство, внутренняя, психологическая. Вновь обращусь к своей книге «Непредсказуемая психология»: «Богатых людей мало. Еще меньше чувствующих себя богатыми. Всех богатых можно разделить на три группы: на тех, кто стоит у источника финансовых потоков, на тех, кто стоят на берегу одного из потоков с сачком и на тех, кто плавает в море, в которое впадает эти потоки. Но именно в этом таиться опасность оказаться утопленником. Когда личность не может справиться с потоком легких денег, не может взять этот поток под свою власть, то деньги берут власть над личностью и становятся сумасшедшими деньгами сумасшедшей личности».

41
{"b":"99551","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Смерть миссис Вестуэй
Детские психологические травмы и их проработка во имя лучшей жизни
Лекции по русской литературе XX века. Том 4
Рубеж атаки
Мозг. Для тех, кто хочет всё успеть
Счастливые истории
Тошнота
Случай из практики. Осколки бури
Проклятие демона