ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– В чашку нечаянно попал таракан, а когда я заметила, было уже поздно, – попыталась оправдаться в глазах папы дочка.

Честно говоря, Алексей Степанович, а именно так звали настиного папу, не очень-то поверил, потому что знал: у его дочери никогда ничего не выходит само собой, а обязательно при ее непосредственном участии. Он укоризненно покачал головой, и девочке пришлось сознаваться:

– Ну ладно, я сама туда его положила, точнее не положила, он заполз в чайник, а я не стала доставать. Но я же не виновата, что таракан попал именно в его чашку!

– Эх, Настя, ну надо же немного думать, прежде чем совершаешь поступки, а тем более такие, – устало пробормотал он и направился назад в комнату приносить свои извинения пострадавшему.

А пострадавший тем временем активно создавал видимость того, что он ни капельки не обиделся на эту милую девочку, по вине которой в его желудке плавает сейчас таракан, противный, с большими рыжими усами. Он принимал извинения, вежливо отказывался от медицинской помощи и моральной поддержки, но старался поскорее покинуть этот дом.

– До свиданья, Иван Иванович, заходите в гости, простите еще раз… – тараторила растроенная мама, провожая Жучка.

Когда дверь за ним захлопнулась, мама развернулась на сто восемьдесят градусов и грозно сверкнула в Настину сторону глазами. Было заметно, что отвертеться на этот раз не получится, так что придется все-таки отвечать за свой проступок.

– Настя! – взревела она. – Я жду объяснений!

Настя покорно опустила голову и подумала, что так просто она этот случай Жучку не простит.

ГЛАВА 3

Домашний арест. Настя много слышала о нем от своих менее удачливых одноклассников, которые временами откровенно ей завидовали, говорили, что с родителями ей крупно повезло, если они закрывают глаза на мелкие и крупные шалости девочки и не применяют столь суровую меру наказания. Настя и сама понимала, что многое из того, что она с Костиком «проворачивает», не осталось бы без серьезных последствий у других пап и мам. И ей, и Костику на самом деле повезло.

Но сегодня, точнее, вчера, мама разозлилась не на шутку. Еще бы, она так любит производить самое благоприятное впечатление на малознакомых людей, а тут Настя такой номер отмочила. Судя по тому, что мама запретила дочке не только выходить на улицу и гулять там, пока в глазах не потемнеет, но и общаться с Костиком.

«Ну вот, сорвался наш поход на лыжах», – с тоской думала Настя, разочарованно глядя на медленно и завораживающе падающий снег за окном. Была бы ее воля, она давно бы уже собралась и, не обращая внимание на запреты родителей – все равно потом сильно ругать не будут – сбежала бы из-под этого домашнего ареста. Но арест оказался не пустым звуком, а самым настоящим, как и у всех одноклассников, судя по их рассказам: дверь закрыта на замок, ключей от нее нет, любая возможность выбраться из заточения отсутствует напрочь. Остается сидеть дома и смотреть в окно. Или в телевизор, чем раньше Настя с удовольствием занималась. Но только не сегодня, ведь она уже была решительно и бесповоротно готова к захватывающему путешествию по заснеженному зимнему лесу на лыжах с Костиком. А теперь все таким вот неприятным образом «обломилось».

– Тоска-а-а, – сказала Настя вслух и пошла готовить себе завтрак.

Настроение было настолько подавленным, что даже кусок печенья в горло не лез. Чтобы окончательно добить себя, выстрадать, так сказать, свое заточение до конца, девочка поставила на газ кастрюлю с супом.

Только оторвав свой взгляд от окна Настя заметила одно ужасное и леденящее душу обстоятельство: около мусорного ведра с деловитым выражением на усатых мордах бегали тараканы, еще маленькие, но от этого не менее противные. Все-таки мама была права: надо было вовремя выносить мусорное ведро. Да сейчас Настя с удовольствием выкинула бы хоть целую машину мусора, даже если бы ей пришлось для этого несколько раз мотаться туда-сюда по лестнице с маленькими ведерками. Но дело в том, что дверь закрыта и нет никакой возможности избавиться от тараканов.

Настя почувствовала, что не может оторвать от «пришельцев» неизвестно откуда взгляд, полный отвращения, несмотря на то, что ладони похолодели, а под коленками предательски возникло то самое чувство, которое девочка запомнила из снов. К счастью, в отличие от своего поведения в кошмарах, Настя могла передвигаться и даже кричать. Но оглушительно вопить не имело смысла: дверь от этого не откроется, и тараканы не передохнут, будь они неладны. Оставалось только побыстрее смотаться с места их обитания, что Настя и сделала незамедлительно. Но полностью прийти в себя девочке все равно не удалось: ощущение того, что эти насекомые повсюду, а если и нет, то очень скоро распространятся по всей территории квартиры, не проходило и действовало на нервы. Даже телевизор с включенным любимым человеком-пауком никак не мог помочь в этой ситуации.

* * *

За весь день Настя выходила из своей комнаты раза два от силы, по телефону объяснила Костику о свое домашнем аресте. Друг расстроился, но, по-видимому, ненадолго: через несколько минут их разговора он радостно сообщил, что пойдет в лес на лыжах с Петькой, своим соседом по парте. Настя окончательно расстроилась и стала обреченно дожидаться прихода родителей. Время тянулось очень медленно, казалось, стрелки обленились и не хотят побыстрее проходить свой положенный путь на циферблате. Настя меланхолично смотрела в телевизор, ничего не замечая, а когда очнулась от полудремы, сразу обратила внимание на… Еще бы она на это не отреагировала: наглые тараканы вконец потеряли всякий стыд и перебрались из возлеведерной области на кухне в комнату, куда попыталась от них спрятаться доведенная до отчаяния девочка. Один из них как раз начал взбираться по тапочку с целью достичь, наверное, ноги.

Настя брезгливо стряхнула его и с визгом вскочила на диван, на полу она стоять уже не решалась, потому что насекомых становилось с каждой минутой все больше и больше, как и во всех ее страшных снах. Как бы она хотела, чтобы все это оказалось только кошмаром, чтобы можно было проснуться и облегченно перевести дух, не наблюдая возле себя этих мерзких созданий. Но, к сожалению, все было весьма и весьма реально. А Насте ничего не оставалось, как терпеливо дожидаться родителей и по возможности стараться не обращать внимания на тараканов, которые все прибывали и пополняли свои и без того уже тесные ряды. Но сделать это было совершенно невозможно, если вокруг ползают, так и норовя забраться на тебя, мерзкие черные твари с рыжими почему-то усами неимоверных размеров.

Был еще один выход из сложившейся ситуации. Заключался он в том, чтобы стараться бороться с тараканами всеми мыслимыми и немыслимыми способами. Настя никогда не была слабой и беззащитной, наоборот, все удивлялись ее способности выходить с блеском из самых затруднительных ситуаций. Но только не сейчас: постучав тапочком по нескольким из них, Настя поняла, что бороться бесполезно: тараканов слишком много.

В самый разгар битвы, во время которой девочка вяло отмахивалась от насекомых тапочком, холодея внутри от ужаса и отвращения, а тараканы атаковали, пытаясь забраться непосредственно на нее саму, раздался звон ключей, поворачиваемых в замке. «Ура! Спасена!» – только и смогла подумать Настя и услышала шум голосов в прихожей. Правда, тараканы и не думали отступать, но уже от мысли, что кто-то еще находится в этой квартире становилось намного легче.

– Настя, мы пришли, – подобревшим по сравнению с вчерашним тоном голосом проворковала мама, но сразу же замолчала, открыв от удивления рот, обнаружив свое чадо стоящим на диване с расширенными от ужаса глазами и с тапочком в безвольно опущенной руке.

– Ты чего это, дочка? – поинтересовался папа вполне будничны тоном, как будто ничего и не произошло.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

3
{"b":"99564","o":1}