ЛитМир - Электронная Библиотека

- Едем в дом лесника. - Снизошел, наконец, до объяснений Агастан. - Он наш человек. Мы проведем там ритуал, созданный когда-то древними альвурхами. Они называли его пирокатарсис.

- Кое-что слышала об этом.

- Об этом многие слышали, и многие пытаются с этим работать. Но здесь все секреты в тонкостях и нюансах, а они никогда не выходят за пределы орденов. И, разумеется, каждый орден проводит пирокатарсис, сильно меняя средства и цели, исходя из собственных нужд...

В доме лесника они прошли в большую комнату, явно предназначенную не для бытовых целей, а для всякого рода мистических ритуалов. Здесь было много свободного места, а тусклое мерцание свечей выхватывало из полумрака изображения жуткого и мрачного вида.

- Наш друг скоро принесет сюда "отвар метаморфоз". - Агастан говорил все тише, вынуждая Ящерицу сократить расстояние между ними. - Его, на самом деле, используют в пирокатарсисе крайне редко - уж очень это опасная штука. Его дают лишь обреченным на смерть или очень продвинутым мастерам.

- Но я ни то, и ни другое!

- Тебе придется этой ночью стать либо тем, либо другим. Дельпару - не алые монстры, и уж тем более - не саламандры. Мы не готовим учеников постепенно, возясь месяцы и годы. Суровый отбор начинается у нас уже с первых шагов.

- Говоря проще, эта ночь может оказаться для меня последней?

- Слишком переживать тоже не стоит. - Пожал плечами Агастан. - Как я вижу, твоя грусть по Велеславу развеялась довольно быстро. Это хороший подход. Примени его и к своей судьбе.

Эта дельпарская сволочь все время била по больным местам. А Ящерица почему-то по-прежнему даже не пыталась дать ему отпор.

- Хотя на мой вкус, - продолжал изощряться ее зловещий наставник, - самое страшное - не умереть от отвара метаморфоз, а сойти из-за него с ума.

- Спасибо, утешил, - буркнула Ящерица.

- Я просто пытаюсь донести до тебя всю трудность предстоящего испытания. Без драм и потерь из него не выйти. Но шанс выжить у тебя есть...

Почему она согласилась приехать сюда? Почему не попыталась удрать в последний момент?

Наверное, она была в трансе еще до того как пригубила остро пахнущую жидкость. Но лишь после последнего глотка стала ясна чудовищная разница между трансом "до того" и трансом "после"...

6. Два Меча

Поприветствовав друг друга, они встали в боевые позиции. Дрив дал сигнал к началу поединка.

Коротким молниеносным движением, без предварительных замахов, Изабелла нанесла сильный рубящий удар - не по Ровене - по ее мечу. На доли секунды, на считанные сантиметры оружие Ласкового Урагана отошло в сторону, создав в ее защите маленький просвет.

Мгновенно рубящее движение перешло в колющее, и острие меча Изабеллы коснулось правой ключицы соперницы.

- Лихой поворот сюжета! - удивилась Ровена. - Еще разочек, пожалуйста...

На этот раз Ровена сконцентрировалась предельно. Вся сила Ласкового Урагана обрушилась на Изабеллу. Обрушилась, чтобы встретить достойный отпор.

Поединок продолжался уже значительное время, а по-прежнему оставалось неясным - какой из двух мечей нанесет победный удар. Они окончательно взмокли, дышали как выброшенные на берег рыбы, в руках и ногах появилась предательская дрожь, но ни одна из вальхий не собиралась уступать.

И вот, на этой стадии, постепенно, но неуклонно перевес стал переходить на сторону Изабеллы.

До сих пор "коронным номером" в стиле поединка Ровены была способность сконцентрировать всю силу в стремительном и точном выпаде. Но сегодня выяснилось, что Изабелла уже тоже овладела эти искусством. И, более того, Изабелла все увереннее использовала техники, которые Ровена пока не применяла почти никогда.

Ровена в совершенстве овладела приемами стиля "Единорог". Все они включали два обязательных элемента. И удары и защиты выполнялись только с помощью меча. А меч же почти всегда держался обеими руками.

"Единорог" был очень хорош для начинающих фехтовальщиков. Он обеспечивал простую и надежную оборону, и позволял вложить максимум силы в атакующий выпад. Даже некоторые мастера, достигшие вершин, сохраняли верность "Единорогу, не прельщаясь изощренностью других стилей.

И все же, увидев, что подруга-соперница изрядно вымоталась, Изабелла рискнула внезапно пустить в ход скрываемый до сих пор сюрприз - элементы стиля "Пегас". "Пегас" был во многом противоположностью "Единорога" - свободный и непредсказуемый, хотя и рискованный стиль. Здесь можно было наносить удары не только мечом, но и руками и ногами. А в передвижениях бойца горизонталь могла в любой момент разорваться высоким прыжком...

Каскад неожиданных ударов посыпался вдруг на Ровену. Вот Изабелла нанесла удар мечом, который Ровене, вроде бы, удалось отвести немного в сторону. Соперница же продолжала "проваливаться" в измененную траекторию удара.

И это было опасной ошибкой с точки зрения "Единорога". Но в "Пегасе" это оказалось возможностью оторвать правую руку от рукояти меча и нанести короткий и мощный удар локтем в солнечное сплетение.

Дыхание Ровены окончательно съехало с какого-то ни было ритма. Одной левой, не встречая никакого сопротивления, Изабелла направила меч в корпус соперницы...

Ровене потребовалось не меньше пяти минут, чтобы отдышаться и осмыслить произошедшее.

- Ты ушла далеко вперед! - Сказала она Изабелле.

- Верно, она обошла тебя, - уточнил Дрив, - но не так, чтоб очень далеко.

- Да она справилась со мной одной левой! - Настаивала на своем Ровена.

- Все дело в том, что твоя манера фехтования ей хорошо известна, а тебе ее - пока нет. И все же, обе вы вышли теперь на один, и действительно хороший уровень.

- Вот здорово! - Обрадовалась Феличия. - Вернемся в "Орхиену", повесим на двери нашей комнаты табличку: "Три Вальхии. Союз двух мечей и одного пера".

- Ага! - Согласилась Изабелла. - И пририсуем скрещенные мечи и ручку. И чтоб табличку побоялись снять - еще допишем: "не снимай - убьем!".

- Нет, нет! - Внесла свою лепту Ровена. - Лучше - "Не снимай - повесим!".

Дрив сидел молча. Он был здесь и где-то еще. Он понял уже давно: не стоит чересчур доверять глазам. На слишком уж многое доводится им смотреть.

Три девчонки, смеющиеся на берегу моря, залитого осенним Солнцем... И сотни людей, яростно истребляющих друг друга в охваченном ночным пожаром Гаресе...

Две эти картины никак не могли принадлежать одному миру, сосуществовать в нем. Одна из них явно была иллюзией, временным миражом.

Но кто тот мудрец, ведающий, какая из двух?!

7. Дедушка Таргитай раскрывает карты

- Не те уже ноги у дедушки Таргитая, - сказал старикан, грузно плюхаясь на подставленный каким-то вежливым полковником стул. - Ой, не те!

В комнате кроме генерала Монка находилось еще человек двенадцать офицеров. Мундиры сверкали орденами, погоны звездами.

- Итак, господин... э-э ... Таргитай, начнем, - предложил генерал.

- Вы уж извините старого дурака, - прокряхтел господин Таргитай, - но ежели я сейчас выложу все карты - премию на всех поделят или как?

- Или как. - Заверил Монк. - Все достанется вам одному.

- Ну что ж, - удовлетворился Таргитай. - тады и впрямь начнем. Они почему мне доверились - приезжий я - не местный. Вот и решили гады - раз Дархания мне не родная - предам ее за копейку.

Да только какая ж она неродная! Я из Шарпианы сюда, считай, уж полвека как перебрался. Семьей обзавелся, внучка вон - красавица и добрая душа...

Продукты им нужны были да сведения кое-какие. Я ведь тут много лет, а они только сунулись. Рассказал я им кое-что: о дорогах, о деревнях окрестных. Да только - слово скажу, два - выпытаю. Ну, у Эриконы энтой много не выведаешь - она-то язык за зубами держать умеет. Даже мальцу своему - Хлодвигу - многое не говорит.

17
{"b":"99566","o":1}