ЛитМир - Электронная Библиотека

- Я не мог отыскать Избранницу. Лишь получал сигналы, что она появилась. Ну, и мог догадываться, что искать нужно где-то в Майастре. Хранитель талисмана, обладающий большой Силой, такой, как у Илоны, имел и больше шансов на встречу с ней. Сила притягивает Силу. Я отдал талисман Илоне, и не ошибся. В итоге судьба свела ее с человеком, который оказался отцом девочки. И Илона теперь его жена.

- Вот это фокус! Два супермонстра в одной семейке! Не завидую остальным ее членам.

- Остальные состоят из одного человека.

- Это совсем мало.

- Нет. Совсем мало - это ноль. Впрочем, возможно мы придем и к этой цифре...

Осенний ветер, гуляющий по степи, все свирепел. А вот пейзаж за окном почти не менялся - будто карета попала в заколдованный круг. Агастан укутался в свой плащ.

- Но "Тьма", - сказала после долгого размышления графиня, - специфический талисман. Он требует способностей не только к магии, но и к Злу. Как у девчонки с этим?

- Насколько знаю - пока не очень. Но это беспокоит меня меньше всего. Из злого человека тяжело сделать доброго, из доброго злого - пара пустяков.

- Да, Агастан, с тобой я не скучаю по цирку! Ты сам - непрерывный цирк.

- Если это комплимент, то спасибо.

- Не комплимент - неоспоримый факт. Кстати о фактах. Раньше я полагала, что "Сага о фаэтане" - собрание небылиц.

- Как раз небылиц там почти нет.

- Но разве не нелепость, к примеру, эти древние "дирижабли", которые якобы могли перепрыгнуть через Степное Море чуть ли не за считанные часы?!

- Не перепрыгнуть - перелететь.

- Но, судя по описанию, у них не было никаких крыльев! И потом, если эта чудо-техника и вправду была, куда она потом вся исчезла?

- Ответ знает только ветер. - Агастан развел руками, и тут же закрыл распахнувшийся плащ. - Но он-то - бесцеремонный тип - ветер думает лишь о себе...

15. "Визит не вежливости"

("Сага о фаэтане")

"Визит эльфийского короля в Вальхиану был неофициальным, но по важности он стоил десятка официальных поездок. Конфликт Севера и Юга достиг невероятного накала, и до прямого столкновения оставалось совсем немного.

Можно ли и нужно ли давать ответ на лемарионский вызов? Решения, принятые сейчас, должны были определить всю дальнейшую судьбу Гондванеллы...

В эту поездку вместе с королем Эйэтом и его первым министром Юлианом отправились также королева Флории Шейла и командир ее гвардейцев рыцарь Эфиальт.

Чернокожие флорианцы впервые проявили столь активный интерес к внешней политике. Прежде их интересовали только внутренние проблемы и экономика, прочее они традиционно оставляли в ведении эльфийского короля.

"И вот результат, - подумала Шейла, - кто-то подвел континент к порогу небывалой войны, а флорианцам теперь придется танцевать под чужую музыку".

Но Шейле не в чем было винить себя: молодая королева совсем недавно взошла на трон. Зато Эйэт пребывал у власти уже более столетия, и у него накопилась масса возможностей подвергнуть сомнениям собственные решения...

Они прибыли не в столичный город Чоару, а в Майастру. Здесь находился на отдыхе король Вальхианы.

Однако, на самом деле, встреча с ним была, в большей степени, отвлекающим маневром. От своих и от чужих тщательно скрывали эльфлорийские визитеры, что все надежды на свободу Юга возлагают они теперь на трех совершенно неизвестных ни серьезным политикам, ни серьезным финансистам и совсем еще юных парней...

- Маги-самоучки... юнцы... люди. - Высказал вслух давно беспокоившие его мысли Эйэт. - Как вышло, что мы, эльфы, обращаемся за помощью в магии к людям?!

- Это не так странно, мой господин, как это может показаться на первый взгляд. - Попытался успокоить короля первый министр Юлиан. - В конце концов, огнеморские эльфы произошли от людей. И первых поселенцев на север Эльфлории привели дайаны именно отсюда - из Майастры.

- Эльфлорийский сейчас - самый распространенный язык на Юге. - Сказала Шейла. Языки были ее большим увлечением, она в совершенстве владела пятью. - Но в нашем языке много древних вальхианских слов. Это отголоски того древнего переселения.

- Истинно так, Ваше величество! - обрадовался неожиданной поддержке Юлиан.

- То была всего лишь наша предыстория. - Не поддавался успокоительным речам король. - Когда же началась сама история, и появились истинные эльфы - они превосходили людей во всем. И, прежде всего, - в магии!

- Эльфы и сейчас, - назидательно поднял палец Юлиан, - превосходят людей в быстроте, выносливости, ловкости...

- Белых людей, - уточнила черная гора мышц по имени Эфиальт.

- Ах, оставь, Эфиальт, - вздохнул Эйэт, - ни вы, ни мы не настолько быстры, чтобы уворачиваться от пуль!

- Хотел бы я посмотреть на того лемарионца, который увернется от моего арбалета. - Усмехнулся Эфиальт.

- Допустим, наши арбалеты еще могут противостоять ружьям. Но что противопоставим мы дирижаблям, самолетам, бомбам, пушкам?! Могли бы свою магию, если б не потеряли ее почти полностью, сохранив лишь жалкие остатки!

- Будь она только вашей, вы бы ее и не теряли. - Сказала королева Шейла.

- Что ты имеешь в виду? - Не понял ее мысли эльфийский король.

- И эльфы и их магия - результат многовековой деятельности дайан. Деятельности очень энергичной, не всегда понятной, а порой и весьма странной. Приведя первых поселенцев в Северную Эльфлорию дайаны полностью запретили им пользоваться металлами. Даже дома строились без единого гвоздя. Люди вернулись к деревянным мечам и каменным топорам. Дайаны создали закрытую зону, в которой многое разительно отличалось от жизни в других местах Гондванеллы. И нарушать этот уклад жизни категорически запрещалось.

Но когда появились истинные эльфы, дайаны постепенно передали власть им. Это сами эльфы отошли от древних традиций, и, в том числе, вернули в Северную Эльфлорию железо и прочие металлы. Но тогда-то ваша магия и стала ослабевать.

- Тебе двадцать четыре года, Шейла, а мне - триста семь. - Сказал Эйэт. - Но иногда выясняется, что ты знаешь больше меня. Как такое возможно?

- Я много читаю, мой эльфийский брат. - Улыбнулась Шейла. - Читающий хорошие книги, в год проживает десятки жизней. - Но, господа, - вмешался Эфиальт, - вернемся к тем трем соплякам, ради которых мы сюда и притащились. Что нам, вообще, о них известно?"

16. "Три Бриза"

("Сага о фаэтане")

"Знакомые прозвали их "Три Бриза", ибо подобны были они ветрам, приносящим свежесть моря в душную скуку полудня. Забавно, у моря не родился ни один из них, но грезили его просторами все трое, и в портовом городе Майастра пересеклись их пути. Море и магия - вот, что влекло их более всего.

Волканская магия тогда переживала далеко не лучшие дни. Качающимся весам была подобна история Огнеморья. Взлетала магия - опускалась наука, взлетала наука - опускалась магия.

Лемарион, где магия не котировалась никогда, явно шел на подъем. А школы грозноморской магии тихо вырождались, продавая по дешевке осколки суеверий, которые стояли еще меньше, чем просили за них продавцы.

Три Бриза, еще не получившие это имя, и не познакомившиеся толком, переходили от одной школы к другой, так и не находя то, что искали. Потом от солидных и бесплодных школ они перешли к общению с одиночками, имеющими репутацию психов. Все чаще посещали они центр "Каролина", где находились магазин и библиотека, специализирующиеся на книгах по мистике.

В этой "дотлевающей" среде и обратили они, наконец, внимание друг на друга. Все трое искали не тления, а огня - вот почему их дружбе не мешало и то, что происходили они из разных стран.

Маноле, самый старший и молчаливый из них, приехал из Шарпианы.

Младшего звали Сильвиу, родиной его была Тавиана, а характер он имел мечтательный и легкий. Он пел и играл на гитаре так, что это становилось предметом восхищения в любой компании. Но никогда и тени самодовольства не возникало в нем.

39
{"b":"99566","o":1}