ЛитМир - Электронная Библиотека

Чем больше читал король Эйэт, тем мрачнее он становился.

- Чего они требуют? - Не выдержал, наконец, Юлиан.

- Не требуют - просят.

- Просят?!

- Да, представь себе. Господин Ференц просит срочно остановить трех наших доблестных магов.

- Он что - сошел с ума?!

- Боюсь, что с ума сошли они...

Когда Три Бриза появились перед толпой, их встретили восторженными криками, и тут же подхватили на руки. Так, на руках и донесли их до самых шлюпок.

В разных шлюпках плыли Три Бриза, и к разным кораблям, но на флагах, которые каждый из них держал над головой, изображено было одно и то же: меч в обрамлении молний.

Когда добрались они до кораблей, их флаги водружены были рядом с флагами оайеистов. С берега откликнулись многократным "ура", а затем зазвучала и наспех слепленная песня:

Чей корабль исчез в тумане,

Чтоб найти далекий край,

Кто в огромном океане

Ищет позабытый рай?

То волшебники уплыли,

Паруса подняв фрегата,

И волшебники те были,

Как три друга, как три брата...

Шарпианский Маг,

Вальхианский Маг,

Тавианский Маг,

У троих - единый флаг!

Король Эйэт потребовал срочно запрячь карету. Через несколько минут она уже мчалась по дороге в сопровождении конного эскорта.

- Что происходит, мой господин? - Спросил Юлиан, сидевший напротив короля. Его трясло не только из-за быстрой езды.

- Три Бриза хотят отправиться в Вурхиену, и просить вампиров о помощи.

- Но это будет означать...

- Это будет означать, что пророчество дайаны Эктории начинает воплощаться...

Они прибыли поздно, слишком поздно...

Корабли с черными парусами уже удалялись к горизонту.

Толпа ликовала, плясала и пела, заводя вновь и вновь:

Кто вернется из тумана,

Чтоб свободу принести,

И чтоб псам лемарионским

За все беды отомстить?

То волшебники вернутся,

И вернется их фрегат,

Высоко их флаг взовьется,

Пой же вместе с нами, брат!

Шарпианский Маг,

Вальхианский Маг,

Тавианский Маг,

У троих - единый флаг!

Но в голове короля эльфов вертелись совсем иные слова:

"Велик грех, и велика расплата за него.

Переплелись теперь судьбы вампиров, эльфов и людей, и нити эти уже никто не расплетет.

Придут времена, и сами люди призовут вампиров в Гондванеллу вновь!

И не прольется кровь, ибо будет выпита. И не обрадует победа, и взмолятся о поражении"...

19. Пробуждение талисманов

Глубокой ночью в дилижансе, по дороге из Майастры в Чоару... Вопреки холоду, царящему вокруг, она почувствовала разгорающийся в груди огонь...

Еще никогда Илона не чувствовала Искрящуюся Тьму так хорошо. Немногочисленные пассажиры вокруг спали. Она расстегнула цепочку, зажала талисман в кулак, и опустила на колени.

Потом осторожно разжала ладонь: талисман уже не просто светился - он ярко сиял...

В то же время, в открытом море, на палубе корабля, плывущего из Аведарха в Майастру...

- Вы чувствуете, генерал?

- Талисман, Фатум, - он пульсирует, он как будто становится живым.

- Не только он. Все младшие талисманы просыпаются. Но это лишь отражение Главного Процесса: пробудился старший талисман - Искрящаяся Тьма. Искрящаяся Тьма и Избранница - они входят в глубокий резонанс...

В Чоаре, в гостинице при фехтовальном комплексе "Фальконе", в номере гроссмейстера Дрива...

Он снял со стены картину, и вставил ключ в спрятанную за ней дверцу сейфа...

Два фаэтановых меча лежали внутри. Первый был мечом Дрива, с которым он тренировался каждые два-три дня. Второй - меч с рунной надписью из "Притчи Трех Путей" висел прежде на стене его дома в Майастре.

Второй меч не имел хозяина уже несколько веков, Дрив лишь стал одним из его хранителей. Таков был завет саламандр: только Избранница может владеть мечом, имя которого - Встречающий Море...

Дрив вынул из ножен свое оружие - его клинок мягко сиял. Он обнажил и второй меч - Встречающий Море словно полыхал пламенем...

В недавно арендованном особняке в Чоаре, на диване в спальне...

Проснувшийся Агастан сел. Оставив спящую Селену, он прошел в другую комнату, и, опустившись на стул, положил перед собой на столике свой Младший Секрет.

В камешках талисмана, все ускоряясь, пульсировал свет...

Где-то через час голос графини раздался за его спиной:

- Из-за такого зрелища и впрямь стоит не спать пол ночи!

- Это зрелище ничто, - тихо отозвался Агастан, - в сравнении с тем, что я сумел увидеть сквозь него.

Графиня перевела взгляд с камней на мужа. На ее обычно надменном лице проступал всевозрастающий интерес.

- Я понял это только теперь. - Продолжил Агастан. - Старший талисман был не один. Два других Бриза тоже создали свои старшие талисманы. Один вложил свою Силу в меч. Другой...

Никак не могу увидеть - во что вложил ее Сильвиу...

Он умудрился сотворить нечто труднопостижимое - упаковал Силу то ли в грустную песню, то ли в грустный рассказ. На Волканах такие называют "дойна"...

Но это не так важно...

- А что же важно, Агастан?

- Есть три старших талисмана. И все они пробудились теперь. А значит - три Избранницы уже получают их Силы... Получают, чтобы...

- Чтобы?

- Нет, этого не может быть... Я догадываюсь, но это слишком невероятно даже для такого изощренного мистика, как я...

Часть 7. Карнавал Лунатиков

1. "Проклятый Цветочек"

(начало)

"... Давным-давно в далеких краях, где уходила счастливая жизнь и наступали смутные времена...

Жила в одном глухом селении девочка. Очень красивая девочка. Ее голубые глаза были так чисты и невинны, а золотые пушистые волосы казались пушистым ореолом света или лепестками чудесного цветка. Люди так и прозвали ее - Цветочек.

И появилась в тех краях ужасная, неведомая болезнь. Нет - заболевшие не умирали - это было хуже, чем смерть. Они превращались в монстров - сильных и злобных уродов, и уходили в лес.

Не все подряд были сражены этой болезнью. Но уцелевшим все труднее становилось ездить по дорогам между селениями - монстры нападали на людей и убивали их.

В селении, где жила Цветочек, погибли почти все - ее семья, родственники, знакомые, друзья. Одни стали монстрами, другие были ими убиты.

И тогда Цветочек отправилась к скалам у реки. Там, в глубокой пещере жила мудрая колдунья.

- Возьми меня в ученицы, - попросила Цветочек. - Посвяти меня в тайны колдовства.

- Зачем тебе это? - спросила колдунья.

- Если есть силы, способные делать из людей монстров, должны быть и другие, которые чудовище могут превратить в человека.

- Мне это представляется наивным и недостижимым, - Сказала колдунья. - Но с другой стороны - нет предела могуществу колдуна, конечно, если он без остатка отдается своему искусству.

- Я именно так и сделаю. - Сказала девочка.

И колдунья приняла ее.

Шли годы. Цветочек постигала Искусство, и, как обещала, отдавалась ему целиком. Когда ей исполнилось шестнадцать, она стала высокой и стройной, она стала еще прекраснее, чем была.

Однажды, в первое полнолуние мая, когда ночь вокруг была наполнена зыбким волшебным светом, Цветочек вдруг ощутила, что ее колдовская сила стала мощной и полной, как никогда. Она вышла в лес и направилась в самое сердце глухой чащи - это были места, которые монстры обожали более всего...

51
{"b":"99566","o":1}