ЛитМир - Электронная Библиотека

Но северная империя по-прежнему не вторгалась в пределы Эльфлории. И не препятствовала беженцам, пытающимся в краю эльфов и флорианцев спастись от ужасов войны.

В этой политике просматривался изощренный почерк советника Ференца. Впрочем, на посту главы Имперской разведки он давно уже получил иное звание - генерал.

- Эльфы обожают любить и поучать на расстоянии. - Объяснял свою стратегию генерал Ференц. - Даже туристов, которых они энергично зазывали к себе одной рукой, другой они всегда очень четко держали на значительной дистанции от своей внутренней жизни. Но беженец - не турист, который приехал на несколько дней. Это толпы озлобленных людей, которым некуда деваться. И у большинства из них нет ни денег, ни какого-либо интереса к Учению Эльфов.

Пришельцам и местным договориться будет нелегко. В идеале они могут даже и крупно повздорить. Ради такого идеала не жалко приложить кое-какие усилия и нам...

И действительно, между беженцами и местными все больше накапливалась напряженность. Правда, до прямых стычек с эльфами дело дошло только у беженцев из Шарпианы...

В результате Эржбета увела своих людей из Эльфлории в густые тигинские леса. Здесь до сих пор не хозяйничали ни эльфы, ни Лемарион. Правда, и добывать пропитание людям, не привыкшим к жизни в лесу, было очень и очень тяжело...

Все планы Ференца, один за другим, реализовывались с оглушительным успехом. И он делал все, чтобы закрепить этот успех, и убедить в своей исключительной роли остальных.

Но далеко не всегда также легко было убедить в этом и самого себя.

Что делают сейчас Три Бриза? Что будет, если корабли, которые увезли их неведомо куда, вернутся? Если вампиры и впрямь где-то существуют и сегодня, кто победит, если столкнутся вампиры и Лемарион?

Эти вопросы генерал Ференц боялся задавать другим. Эти вопросы другие боялись задавать ему.

Но ответы приближались. На черных парусах, наполненных стремительным океанским ветром..."

15. "Капля за каплей"

("Сага о фаэтане")

"На прощальной аудиенции Альп Четвертый сказал им:

- Как я уже говорил, вампирам Вурхиены категорически запрещено появляться на Гондванелле и вмешиваться в дела людей. Такова наша политика на протяжении многих веков. Политика, продиктованная не только нашими интересами, но и интересами людей.

Но как быть, если сами люди Гондванеллы обращаются за помощью к нам? Ситуация несколько парадоксальная, и здесь не ответишь, не подумав. И все же, мы попытались найти золотую середину между невмешательством и помощью.

Мы дали вам возможность изучить ценнейшие книги, написанные не вампирами - людьми. Теперь вы знаете и умеете намного больше, чем до приезда сюда.

И еще. Еще один маленький презент...

Правитель Вурхиены сделал знак рукой, и к ним приблизился человек-слуга. На золотом подносе в его руках лежал маленький хрустальный флакон. Флакон, наполненный темно-красной жидкостью.

- Кровь вампиров... - голос Альпа Четвертого был тих, но звучал весьма драматично, - в сущности, всего несколько капель. Но эти несколько капель в состоянии полностью изменить историю грандиозного материка.

Впрочем, выбор исключительно в ваших руках. Вы можете использовать этот флакон, а можете швырнуть его в океанские волны. Но в любом случае - выбор должен быть сделан за пределами Вурхиены. Не нужно ни открывать флакон, ни уничтожать его здесь. Сделайте выбор сами. Тогда он и будет ваш, и только ваш!..

Они вернулись в Виоару, маленькую Тиганскую деревушку. Но если отплытие отсюда было торжественным и шумным, то возвращение состоялось во мраке и тишине...

Вскоре в Виоару прибыла и Эржбета.

- Эльфы не многим лучше лемарионцев. - Сказала она Маноле. - В этом мире, по настоящему, мало кому можно доверять...

Несколько недель каждый из них создавал свой Старший Талисман - вместилище магической Силы.

Маноле создал Искрящуюся Тьму, и шесть Младших Секретов, подчиненных ей.

Сильвиу сочинил дойну "Просто встретились два ветра", и поместил свою Силу в нее.

- Ты совсем спятил, - сказал ему Маноле, - разве можно использовать песню как талисман?

- И это говорит человек, которого называли когда-то лучшим художником Шарпианы!

- Это говорит человек, - поправил его Маноле, - чьи лучшие картины дарханцы спалили дотла вместе с Храмом Арайены!

- Возможно, - согласился Сильвиу, - возможно картины и впрямь не лучшее хранилище Силы. Но сжечь песню гораздо трудней. Песни могут жить века и века!

- Экий у тебя, братец, размах - века! Еще не стал вампиром, а уже мыслишь как они. Ты столько собираешься жить? И столько воевать с Лемарионом?

- Не о себе я думаю вовсе - мой талисман сможет послужить и другим. И Лемарион не единственное зло. И цель талисмана - не только война со злом, но и сотворение красоты из всего - даже из печали и боли.

- Да ведь то, что ты сказал - это целая Вселенная намерений и мыслей. И как ты втиснешь этот мир в простенькую мелодию и куцый текст?

- Никак.

- Вот видишь!

- Погоди, Маноле, песня - это не только мелодия и текст. Есть в ней еще таинственное пространство между мелодией и текстом - туда и впрямь помещается целый мир!

- Ты хоть сам понимаешь, о чем говоришь? Сильвиу, Сильвиу, жили бы мы в спокойные времена - сидел бы ты в сумасшедшем доме с детских лет и до глубокой старости.

- В этом мире сумасшедшие дома всегда переполнены. - Сообщил Сильвиу. - А в Истории было множество эпох. И ни одну из них не назвали "Спокойные Времена". Подумай об этом на досуге, Маноле!

Первый фаэтановый меч создавали трое: Олеко, Таня, и тиганский кузнец Фламин. Многое нужно было для такого меча: магия Олеко, тайные знания Тани Сталь, кузница и могучие, искусные руки Фламина.

- Мы должны создать сплав, подобного которому вам не доводилось встречать никогда. - Сказала им Таня.

Многого о фаэтане она им так и не рассказала. А из того, что рассказывала понятно было не более четверти.

Таня надолго уходила в лес. Она искала кости каких-то животных, а также выкапывала не менее непонятные корешки. Все это она толкла в ступе и смешивала. Полученный порошок требовалось добавить в сплав металлов.

Вопреки опасениям Олеко, Фламин с пониманием отнесся к странным экспериментам Тани.

"Ай, глубоко твоя подруга копает! - Восхищался он. - Ай глубоко!"

Постепенно процесс труднопостижимого алхимического творчества увлек и Олеко. Казалось, что-то перемешивается и соединяется в нем самом. Ненужное и устаревшее выгорало дочиста в пламени горна. Оставшееся стало цельным, прочным, сияющим и звонким.

Как удивительный клинок, который они, в конце концов, выковали. Клинок по имени Встречающий Море..."

16. "Сплетение Сил"

("Сага о фаэтане")

"По совету Тани Сталь Три Бриза провели Связующий Ритуал...

- Три Старших Талисмана отныне, - рассказал Эржбете Маноле, - сплели свои энергии в Единый Венок Сил. Венок поддержит не только нас, но и наших потомков.

- Объединение - это далеко не всегда усиление и поддержка. - Скептически отозвалась Эржбета.

- Но мы ведь не все. Мы - Три Бриза!

- И, тем не менее, если один из вас захочет пойти своим путем, Венок уже не отпустит его. Вы попросту обречены быть вместе. Как вечные друзья. Или как вечные враги. Вы оставили себе лишь два варианта из множества! И если жизнь толкнет вас ко второму, Венок Сил вовлечет в эту кровавую междоусобицу всех ваших потомков, на многие поколения вперед, вплоть до полного взаимного истребления.

- Боже, что ты такое говоришь?!

- Ты чем-то напуган, Шарпианский Маг? Разве не ты учил меня, что победа над страхом - первое и обязательное условие для вступающего на Путь Магов?

64
{"b":"99566","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Два лица Пьеро
Воспитывать, не повышая голоса. Как вернуть себе спокойствие, а детям – детство
Португалия
Файролл. Квадратура круга. Том 2
Влюбленный призрак
Это же любовь! Книга, которая помогает семьям
Память и ее развитие
Аденоиды без операции
100 рассказов из истории медицины