ЛитМир - Электронная Библиотека

Толпы полусвихнувшихся беженцев окончательно разрушили нормальную жизнь в столице и какое-либо подобие порядка в ней. Когда в одну из ночей штурм столицы начался, толпы несущихся неизвестно откуда и неизвестно куда своих оказались не менее страшной опасностью, чем ворвавшиеся орды чужих...

Дирижабль Веццарна все еще висел над Эдумеей. Величайший город, который не охватить взглядом, превратился в бескрайнее море огня.

- Господин маршал, - обратился капитан дирижабля, - ветер усиливается. Оставаться здесь все опаснее.

- Ладно, - вздохнул Веццарн, - отправляемся.

Дирижабль устремился на восток...

Это была необычайно шумная ночь. Стонали затоптанные в давке, вопили сгорающие в огне. Мужчины насиловали женщин, вампиры лакомились людьми.

И над всем этим огромный хор охрипших голосов горланил популярнейшую из песен:

Мир, мир, мир!

Наступит Великий Мир!

Не будет границ

И не будет войны,

И ангел и грешник

Станут равны..."

30. Дневник

Бессонная ночь. Очередная. На этот раз, проблемой было не только заснуть, но и, хотя бы, просто успокоиться.

"Теперь и мне успокоительные капли Феличии пришлись бы весьма кстати!" - Горько усмехнулась Изабелла.

С воспоминанием о лекарстве всплыло и еще кое-что. После смерти Фели в их комнату приходили двое полицейских. В присутствии Изабеллы они внимательно осмотрели все вещи погибшей, и составили протокол.

Изабелла подписывала его - бутылочки с каплями среди вещей не было.

Возможно, по каким-то причинам Феличия надежно прятала их. Но для этих целей в комнате подходило лишь одно место - тайник в письменном столе...

Когда-то, очень давно, делая очередную уборку в комнате, они обнаружили, что под нижним выдвижным ящиком в их письменном столе есть довольно обширное пустое место.

Наличие "тайника" несколько недель вдохновляло их на всякие детские игры. Они придумывали "секретные документы", и то прятали их в тайник, то вынимали оттуда. Игра в придуманные тайны довольно быстро наскучила, а настоящих у них тогда еще не было.

К тому же, добираться до тайника было довольно хлопотно. Нужно было полностью вынуть из стола нижний ящик. Но он так просто из стола не вынимался - такое можно было проделать только с самым верхним. После этого появлялась возможность полностью вытащить второй сверху ящик, затем третий. Тогда только и можно было добраться до тайника под нижним, четвертым...

Изабелла подошла к столу, и проделала всю эту нудную процедуру. Лекарства в тайнике не было. Зато в нем оказался потрепанный темно-зеленый блокнот. Изабелла сразу узнала его - это был дневник Ровены, она частенько записывала туда какие-то свои мысли.

Она медленно взяла дневник в руки. Он раскрылся на последней записи. Судя по дате, совсем свежей.

Изабелла читала, и на глаза ее наворачивались слезы. Она не хотела видеть этих слов, и не могла оторваться от них...

"... Это вопрос, к которому я возвращалась снова и снова... Столько разных миров: мир живых и мир мертвых, мир детей и мир взрослых, мир невинности и мир злодейства. Но граница почему-то одна - красная, кровавая черта.

Иногда мне казалось, что ответ совсем рядом. Но тогда почему-то становилось страшно до жути. И я в ужасе отступала, когда ответ был почти в моих руках.

Отступала, чтобы потом снова взяться за поиски - мучительные и долгие...

Теперь я знаю ответ. И знаю - почему он был мне так важен. И знаю - почему мне было так страшно...

Я очень хотела быть взрослой. И стала ею.

Но никто мне не объяснил, многие, видно, не понимали и сами, но я, в конце концов, сумела это понять.

Нет никаких многих миров - их всего-то два. И потому - всего лишь одна граница - красный, кровавый рубеж.

Мир взрослых и есть мир расчетливых и злобных мертвецов, в которых напрочь окаменело все живое, искреннее, чистое. Я слишком быстро взрослею. И мне страшно как никогда..."

31. Вспышки

Дальнейшее воспринималось Изабеллой как серия вспышек, сменяющих одна другую через далеко не равные промежутки времени...

Она ходит по комнате, разговаривая сама с собой. Спорит с отсутствующей Ровеной. Жалуется на что-то умершей Феличии.

Боль. Резкая боль. Она ударилась об ящик, вынутый из стола. Они повсюду на полу, эти идиотские ящики!

Изабелла схватила ненавистный ящик и с воплем швырнула его в книжную полку.

Полка, книги, ящик - все рассыпается и рушится на пол. Опять на пол!

Она бросается на пол, разрывает упавшие тетради и книги, колотит ящиками по доскам пола...

Возбужденные разговоры в коридоре. Хорошо слышен голос Знатока:

- А ведь я давно говорил вам, доктор: у них большие проблемы с мозгами!

Так ты еще и признаешься в этом, гребаный стукач!..

Новая вспышка: воспоминание о ночном фехтовании в спортзале...

Ровена... Гудящая черная лавина... Она сметает все на своем пути...

Она больше не страшна Изабелле...

Почему?

Изабелла вдруг поняла, что теперь не смотрит на черный поток, а смотрит из него... Она этот поток и есть...

Могучая река потекла к выходу, и выбила дверь, закрытую на замок...

Испуганно отпрянувшая толпа в коридоре. Ученики, воспитатели, школьный врач...

Она идет на пятящегося Знатока. Кто-то пытается ее остановить. Пытался...

Хватило одного удара. По одному на каждого из этих четверых кретинов, которые сунулись не в свое дело...

Это не потребовало ни времени, ни энергии. Она как шла на Знатока, так и идет.

Прыжок. Удар ногами в прыжке. Знатока уносит в воздух. Он врезается в окно, и выбив стекло падает на улицу.

Кто-то бросается на Изабеллу. Кто-то в панике пытается удрать.

Вторые - трусы. Первые - хамы. Ее руки и ноги осыпают ударами и тех и других...

Вспышка. Коридор, полный лежащих людей. Кто-то стонет. Кто-то лежит неподвижно.

Что с ними? Кто устроил это побоище?

Я?!

Свет. Тьма. Свет. Тьма.

Тишина...

Часть 10. Полет Птицы Возмездия

1. "Город Гобит"

("Сага о фаэтане")

"Так познакомился Олеко с новой бесконечностью. Океан Туманов и Степное Море были первыми двумя. Третьей стали Великие Леса...

Полет на дирижабле длился несколько суток.

- Мы должны пролететь огромное расстояние. - Пояснил капитан дирижабля. - Три пути через Степное Море запросто поместятся на нем.

- Мы что, пересечем почти весь континент? - Спросил Олеко.

- Куда там! - Усмехнулся капитан. - На самом деле Восточная Гондванелла не равна Западной. Она в несколько раз больше. Даже мы, лемарионцы, не знаем ее подлинных размеров...

Интересная получалась картина! В мирке, который они покидали, обитателям его казалось, что происходит последняя битва за власть над Гондванеллой. Большая часть Континента давно стала невидимой для существ, судорожно вцепившихся друг в друга под влиянием убогой комбинации алчности и страха.

"Люди, вампиры, эльфы, - подумал Олеко, - братья по разуму? Или братья по маразму?"

Люди Веццарна отлично выбрали место для нового города. Гобит расположился на правом берегу реки Лана, тихой, широкой и полноводной. Лемарионцы валили лес, расчищая место для города, а срубленные деревья использовали для строительства домов. Вода в реке была чистейшей, а окрестные леса изобиловали дичью...

- Райские места! - Сказал прилетевший вскоре Веццарн. - Не возникает ли у вас искушение махнуть рукой на войну и остаться здесь навсегда?

- Возникает. - Признался Олеко. - Но на Западе осталась пара-тройка дел, которые необходимо завершить.

81
{"b":"99566","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
После – долго и счастливо
В постели с чужим мужем
Как отделаться от декана за 30 дней
Мужчины с Марса, женщины с Венеры. Новая версия для современного мира. Умения, навыки, приемы для счастливых отношений
Любовь по рецепту
От винта! Не надо переворачивать лодку. День не задался. Товарищ Сухов
Чтобы сказать ему
Женщины гребут на север. Дары возраста
World of Warcraft: Джайна Праудмур. Приливы войны