ЛитМир - Электронная Библиотека

Величайшая из сверхдержав на глазах расползалась на куски...

Спрятав свою маленькую дочь Лауру и Эржбету в надежном месте, Маноле попытался восстановить порядок в Альянсе. Не так уж и давно отмененное Чрезвычайное Положение введено было снова. Власть перешла к военным, и их костяку - Армии Семисот. Некоторый порядок восстановить удалось.

Проблема, однако, заключалась в том, что восстанавливался он не надолго. Противник возникал ниоткуда. Как правило, все силы противника состояли из одного-единственного самолета. Он не сбрасывал ни чудо-бомбы, ни бомбы обычные - просто пролетал над каким-нибудь городом.

Одного этого хватало для превращения горожан в стадо обезумевших животных. И это было не удивительно - только лишь упоминания сожженной Томирис хватало, чтобы у людей волосы дыбом вставали на голове. А уж гул самолета полностью лишал горожан рассудка. Паника, давка, и схватки друг с другом наносили колоссальный ущерб. А между тем, самолет за один рейс мог пролететь над десятком городов, полностью прекращая в них нормальную жизнь.

Все чаще паника охватывала не только гражданское население, но и самих солдат. Лишь вампиры, находящиеся под властью Семи Секретов, всегда оставались подконтрольны Маноле.

Но одних вампиров было недостаточно. Армия Семисот держалась на постоянном взаимодействии вампиров и людей. Она атаковала ночью, когда вампиры становились ее главной ударной силой. Но днем их способности резко ослабевали, и вампиры нуждались в прикрытии солдат-людей.

В случае появления днем над отрядами Армии Семисот самолетов и бегства людей, вампиры оказались бы легкой добычей. Но это было все, что имелось теперь у Маноле: люди, ненадежные и днем и ночью, и вампиры, ненадежные только днем. Он выбрал вампиров.

Он жил и действовал бок о бок с ними. Днем его отряд вампиров отправлялся на отдых в какое-нибудь безлюдное место. Предпочтение отдавалось густым лесам. Маноле полагал, что лес укроет их от взоров лемарионских летчиков. Ему неизвестно было, что фаэтановые мечи находят вампиров гораздо лучше, чем человеческие глаза...

Шарпиана... Родина Маноле, родина Эржбеты... Их усилиями она стала центром нового порядка. Но именно поэтому на Шарпиану и обрушили свое чудо-оружие лемарионцы.

Весь Альянс пребывал теперь в смятении, но в Шарпиане воцарился сущий хаос. Контроль над Шарпианой необходимо было восстановить. И Маноле со своим отрядом отправился в родной край.

Тот самый последний перевал перед Томирис. На этот раз Маноле не повел свой отряд к гостинице. Вместе со своими воинами он расположился в лесу неподалеку от нее...

Вампиры уже укрылись в своих черных палатках, люди-часовые заступили на вахту, когда с первыми лучами Солнца произошло ЭТО...

Летящие парусные корабли бесшумно родились из предрассветного тумана. Алые паруса трепетали на ветру. Корабли снижались. Когда, почти коснувшись древесных крон, они зависли над ними, с кораблей дружно и слаженно посыпались рыцари-саламандры.

Уверенно и ловко спускались они по ветвям деревьев, спрыгивая на землю и обнажая сверкающие фаэтановые мечи. Люди Маноле в ужасе бросились наутек: все происходящее уже давно и радикально вышло за пределы их понимания. Саламандры бросились на палатки с вампирами, уничтожая их обитателей одного за другим.

Маноле, тоже спавший в палатке, только и успел, что проснуться и выбраться наружу - его тут же окружил с десяток саламандр...

Так был захвачен в плен несостоявшийся император Великого Альянса. Это маленькое сражение в небольшом лесочке оказалось поворотным событием в величайшей из войн. Альянс еще долго пытался сопротивляться, но поражения преследовали его одно за другим.

Немало поразительного было в этой войне: магия и авиация, вампиры и чудо-бомба, обратившая в пепел величественнейший из городов. Но самым удивительным оказался фаэтан: эти сверкающие мечи, отыскивающие грозных вампиров и разящие их; и прекрасные парусные корабли, плывущие среди облаков.

И хотя фаэтан проявил себя лишь в самом конце войны - именно с его появлением окончательно определился ее исход. И называть эту войну все чаще стали так: Великая Фаэтановая Война..."

21. "Затаившиеся"

("Сага о фаэтане")

"Маноле был брошен в замок, превращенный в тюрьму неподалеку от Томирис. За время правления короля и его супруги Эржбеты многие здания были переделаны в тюрьмы. При этом, правда, не предполагалось, что и сам Маноле когда-нибудь станет клиентом такого заведения.

За решеткой открывался вид на разрушенную столицу. Еще недавно старые кварталы Томирис и грандиозный комплекс дворцов и храмов возведенных в новом центре города разительно отличались друг от друга. Чудо-бомба сделала эти различия почти неуловимыми...

Разумеется, камеру с этим пейзажем за окном ему подобрали отнюдь не случайно. Маноле в ярости стукнул кулаком по стене. Столько лет борьбы и усилий, и когда желанная цель была уже так близка - все пошло прахом!

Последние поражения были настолько ужасающи, что пропадало всякое желание продолжать борьбу. Да и была ли у него еще хоть какая-то возможность бороться? Вряд ли... Его охраняли лучшие из саламандр, мастера мечей, мастера магии.

"Надо быть реалистом, - подумал Маноле, - Из плена не убежать".

Всех способностей некогда величайшего из магов теперь едва хватило на один-единственный трюк: на теле, под рубашкой ему удалось спрятать кинжал. По этому поводу он тоже не обольщался - ему не позволят сделать больше, чем один удар.

Этот удар он берег для встречи с Олеко. Маноле был уверен, что встреча двух выживших Бризов неизбежна...

Между тем, проект "Гобит" вступил в следующую стадию. И стадия эта была подготовлена Веццарном вместе с Олеко.

Теперь самолеты, дирижабли и летающие корабли разбрасывали над городами Альянса листовки. Текст этих листовок выкристаллизовался в результате долгих дискуссий...

- Не называйте себя Лемарионом, - советовал Олеко, - и уж, тем более, не вспоминайте слово "империя". С вашими силами империи не восстановить. Вы даже не сокрушите дельпару, если не найдете союзников внутри Альянса. Но у Империи Лемарион союзников в Альянсе не будет никогда.

- Союзники в Альянсе? - Сомневался Веццарн. - Но мне, вообще, не нужно существование Альянса.

- Вот и прекрасно - ваши союзники развалят Альянс изнутри. Эту сверхдержаву создали дельпару, нажив при этом множество врагов. Самые активные из них - в тюрьмах и лагерях. Немало сочувствующих осталось и на свободе, но они боятся и молчат. Освободите узников из тюрем, немного помогите им организоваться, и к ним присоединятся еще тысячи других. Только не дразните людей именем "Лемарион"!

- Но большинство моих соратников - лемарионцы. - Недоумевал Веццарн. - Как иначе я могу их называть?

- В предложениях господина Олеко много рационального. - Оказал неожиданную поддержку Вилли Куме. - Наши людские ресурсы весьма ограниченны. Разрушать легче, чем строить. Мы в состоянии уже превратить жизнь Альянса в полный хаос. Но в полном хаосе нам и самим не на что будет опереться. Среди врагов диктатуры магов-дельпару могут оказаться стоящие союзники - даже если они и не лемарионцы. И нам стоит приложить усилия, чтобы таких союзников обрести.

А с нашим названием никаких проблем не вижу: мы можем назваться "Республика Гобит". Да, большинство в ней составляют лемарионцы, но есть среди нас и уроженцы Юга. Большинство саламандр - вальхианцы - не так ли? Да и тавианцев среди них довольно много.

Пусть Республика Гобит выступит и против попыток Севера завоевать Юг, и против попыток Юга завоевать Север. Возврат к довоенным границам - такой компромисс может устроить многих.

- Многих, - Согласился Веццарн, - но не всех. Впрочем, здесь, в Гобите мы постепенно притерлись друг к другу, стали одной командой. А вот вояки Йована Хорста, обосновавшиеся на севере...

90
{"b":"99566","o":1}