ЛитМир - Электронная Библиотека

- Вы правы, Олеко. Сейчас не время переживать, что бы ни произошло. Битва должна быть доведена до конца...

Неделю спустя, благодаря поступившему доносу, лемарионцы сумели захватить Эржбету и Секлера в маленькой деревушке на юге Шарпианы. Согласно секретному приказу Веццарна, во избежание попыток вызволить высокопоставленных пленников, Эржбета и Секлер были казнены почти сразу после ареста..."

3. Стопа Великана

Уже двое суток они двигались на восток. Под свист ветра и завывания шакалов.

Следы чужих лошадей иногда попадались им, но все они были старые, почти стершиеся.

- Отряд Илоны наверняка петляет, - пояснил Дрив, - чтобы замести следы. Натолкнуться на них не просто. Но путь, указанный Эрийон, рано или поздно, приведет нас к цели.

- А если не приведет? - Засомневалась Акула.

- Тогда Птица Возмездия появится вновь, и укажет новую дорогу...

Привычные растения заметно меняли свой вид на Равнине Змей. Да и животные все еще несли на себе печать тех далеких времен, когда ветер принес сюда ядовитый пепел сожженной Томирис...

Однажды из кустов на их пути выскочило нечто невообразимое: огромный полутораметровый заяц, на туловище его сидели две головы...

Это существо стало кошмаром, который часто врывался в сны Изабеллы, заставляя ее просыпаться в холодном поту. Никакие волки, львы и крокодилы, виденные прежде, не могли сравниться с тем необъяснимым ужасом, который нес в себе взгляд этих четырех огромных, красных, заячьих глаз...

Они передвигались по ночам, как это, предположительно, делали и те, кого они преследовали.

На исходе второй ночи они остановились, и собирались, было, разбивать лагерь, но в дрожащем рассветном студне появилась вдруг в небе Птица Возмездия Эрийон. Она сделала несколько кругов под видневшимся вдали невысоким и длинным курганом, а потом полетела на юг.

- Привал отменяется. - Распорядился Дрив...

На пути к кургану, который на карте Дрива был обозначен как "Стопа Великана", они наткнулись, наконец, на свежие следы. Дрив и Хлодвиг спешились и внимательно осмотрели их.

- Шесть лошадей. - Сказал Хлодвиг. - Шесть лошадей - шесть всадников - Илона и Тирош, Сайрон и Ровена, и две вотанские псевдопроститутки. Вся компания в сборе.

- Скорее всего, это так. - Согласился Дрив. И вот еще что: спустя несколько часов по этим следам проехал кто-то седьмой. Кто-то еще преследует их, держась на значительном расстоянии.

У Стопы Великана Акула Арсен и Изабелла занялись разведением костра, и приготовлением пищи. Дрив и Хлодвиг продолжили свои исследования.

- Ну что? - спросил Арсен, когда следопыты вернулись к костру. - Нашли что-то интересное?

- Да, - кивнул Хлодвиг, - нашли.

- Что же?

- Я думаю, нам лучше поесть, - вмешался Дрив, - пока есть у вас еще аппетит. После знакомства с нашими находками он может и исчезнуть.

4. "Геномея"

("Сага о фаэтане")

"После гибели Эржбеты сопротивление лемарионцам Шарпиане почти полностью сошло на нет. Да и по всей Гондванелле стихали междоусобные бои. Люди устали от Великой Войны. Да и стало их гораздо меньше - опустели целые города и районы.

Люди Веццарна обустраивались в Шарпиане. Призрак спокойной жизни замаячил перед ними. Но не надолго...

Новой проблемой стала странная болезнь. Начиналась она потихоньку, не спеша. Трудно было установить дату ее начала, но спустя несколько месяцев, очевидными становились результаты: тело медленно деформировалось и уменьшалось в росте.

Лемарионцы назвали эту болезнь "геномея".

Несмотря на лихорадочные усилия, врачам не удавалось ни остановить непонятную эпидемию, ни излечить заболевших. Каждый день приносил все новых больных.

Однажды первые симптомы геномеи обнаружил у себя и сам Веццарн...

Мастер Олеко и Кей-Летописец прибыли навестить Веццарна по просьбе маршала. Веццарн чувствовал себя довольно плохо, но все же пытался держаться на ногах.

- Эта геномея - сплошные загадки. - Сказал он. - Во всем Огнеморье не сталкивались прежде ни с чем подобным.

- Но в древних легендах говорится о болезнях, связанных с чудо-бомбами. - Напомнил Кей.

- Да, - согласился Веццарн, - радиация опасна для здоровья. Но мы принимали меры предосторожности. Хотя, возможно, и недостаточные.

Главное, однако, не в этом: радиация вызывает "лучевую болезнь", но симптомы лучевой болезни и геномеи чрезвычайно различаются. Другая странность: на разных группах людей геномея дает очень несхожие симптомы.

Лемарионцы уменьшаются в росте, болея долгие месяцы, а, может быть, и более долгие сроки. Шарпианцы, как правило, или умирают в считанные дни, или выздоравливают полностью.

Саламандрам, похоже, повезло больше всех: геномея вас, почему-то, не берет.

- У ваших ученых есть какие-то гипотезы? - Спросил Олеко.

- Есть, и даже целых две. Первая - нормальная, сугубо научная. Тут я должен раскрыть еще одну тайну, связанную с Вилли Куме. Надеюсь, покойный на меня не обидится.

Помимо ядерного реактора, у "семипечатников" был еще один строго охраняемый объект - лаборатория биооружия. Там занимались "умными болезнями".

- Чем больше живешь, тем больше узнаешь! - Рассмеялся Олеко. - И что это за чудо науки - "умные болезни"?

- Чудо довольно паршивое. - Вздохнул Веццарн. - Лично мне оно всегда было не по душе. Но нам с Вилли приходилось идти на взаимные уступки. Лаборатория биооружия оказалась одной из них. Я наделся, что эти умные болезни никогда не покинут ее стен.

А суть их работы была такова: они пытались получить возбудителей смертельно опасных эпидемий, которые различали бы, к примеру, лемарионцев и шарпианцев. Эпидемия, которая косила бы шарпианцев, и не трогала лемарионцев, и впрямь сэкономила бы нам годы войны.

- И чем завершилась эта погоня за экономией? - Поинтересовался Кей.

- Работа не была доведена до конца. А взрыв в Гобите разрушил и лабораторию. Но погибли ли микробы и вирусы, которые там хранились? И если выжили - как повлияла на них радиация?

Тут ничего не скажешь наверняка. Но после катастрофы на реакторе в Гобит был совершен единственный рейс на самолете. И половина из летавших оказалась в числе первых больных.

- В свете всего, что вы сказали, - заключил Олеко, - версия о вирусе-мутанте, занесенном в Шарпиану из гобитской лаборатории, представляется наиболее вероятной.

- И я считаю именно так. - Кивнул Веццарн. - Но беда в том, что лучшие наши спецы по вирусам, генам, и прочей биодряни погибли в Гобите. А для уцелевших в Шарпиане посредственностей между версией и доказательным объяснением лежит грандиозная пропасть.

И, оказавшись не в силах ее преодолеть, их убогие умишки породили другую гипотезу - достойный плод больных мозгов. И попробуйте догадаться - откуда пришла болезнь, по мнению этих умников?!

- Судя по вашим интонациям, - предположил Олеко, - ответ довольно неожидан для нас.

- Еще как! Они уверены, что геномея - это порождение саламандр..."

5. Ответ почти на поверхности

- Здесь, у Стопы Великана, они устроили большую стоянку. - Сообщил свои выводы Дрив. - Их лагерь находился на одном месте не меньше трех дней. Потом они отправились в путь. Причем, здесь они наконец-то решились повернуть на юг - к Морю Гроз.

Они прошли метров тридцать в указанном Дривом направлении, и остановились у валяющегося лошадиного скелета.

- Коняшка не из древних времен. - Пояснил Хлодвиг. - Это одна из тех шести лошадей. Взгляните на следы - дальше они отправились впятером.

- Куда же эта коняка девала свое мясо? - поинтересовалась Акула.

94
{"b":"99566","o":1}