ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Нет, — ответил Марк. — Не думал их здесь увидеть.

— Лошади производят лошадей. А тракторы нет, — сказал плантатор. — К тому же от лошадей и ослов рождаются мулы. А это лучше тракторов. Лучше проклятых стормандов. Сторманды не любят людей. — Он показал на одно из таких неприятных животных, этакий гибрид мула и лося, с широкими расплющенными лапами и печальной мордой, которая мгновенно становилась свирепой, стоило кому-нибудь приблизиться. Сторманд был привязан к стойке у одного из магазинов.

Людей оказалось больше, чем ожидал Марк. Они как будто делились на три класса. Одни работали в магазинах и за лотками и зазывно улыбались проходящему плантатору. Большинство таких было в белых парусиновых рубашках. Были и другие — в таких же рубашках и без них; эти целенаправленно шли по грязным улицам; наконец, были и такие, кто бродил бесцельно или сидел на углах улиц, тупо глядя в пространство.

— Чего они ждут? — спросил себя Марк. Он не собирался произносить это вслух, но Эфигвер услышал.

— Они ждут смерти, — сказал плантатор. — Ja, они надеются, что что-нибудь произойдет и они спасутся. Может, найдут что украсть и проживут еще неделю, месяц, может, год. Но они ждут смерти. И это белые! — С точки зрения Эфигвера, это как будто самое страшное преступление.

— Этого можно было бы ждать от черных, — продолжал плантатор. — Но нет, черные работают или уходят в джунгли и живут там — может, не как цивилизованные люди, но живут. Но не эти. Эти ждут смерти. День, когда кончился их срок, самый горький в их жизни.

— Еще бы, — сказал Марк, но на этот раз постарался, чтобы плантатор его не услышал. У небольшой открытой площади на скамьях сидела еще одна группа. Эти люди выглядели так, словно с самого утра, а может, и с предыдущего дня не пошевелились; когда оранжевое небо потемнеет, они по-прежнему будут здесь. Марк рукавом вытер лоб. Жара придавила Вискитаун, так что даже пошевелиться было трудно, но плантатор продолжал тащить Марка по улицам, его короткие ноги неутомимо двигались по протоптанным в грязи тропинкам.

— А что будет, если я убегу? — спросил Марк. Эфигвер рассмеялся.

— Давай. Думаешь, тебя не поймают? Куда ты пойдешь? У тебя нет документов. Допустим, ты купишь себе документы, если у тебя есть деньги. Но когда тебя поймают, то отправят не на хорошую ферму, а в какую-нибудь страшную дыру. Беги, я за тобой гнаться не стану. Я слишком стар для этого и слишком толст.

Марк пожал плечами и пошел дальше. Он заметил, что, несмотря на свою беззаботность, толстяк ни разу не позволил ему оказаться сзади.

Они свернули за угол и оказались на большой пустой площадке. У ближайшего ее края стоял вертолет. Дальше виднелись и другие. Под зонтиком сидел человек в белой холщовой рубахе с ружьем в руках и смотрел на них. Эфигвер бросил ему несколько монет и забрался в ближайший вертолет.

Пристегнулся и подождал, пока Марк сделает то же самое. Потом заговорил в радиопередатчик.

— Метеослужба, Эфигвер 351. — Послушал, довольно кивнул и включил двигатель. Вертолет высоко поднялся над городом.

Вискитаун уродливо раскинулся на плато. Широкие улицы столицы Танита лежали за другим низким холмом. Оба холма поднимались непосредственно из джунглей. Вертолет набрал высоту, и Марк увидел, что плато представляет собой часть хребта на полуострове; море вокруг желтое с зелеными полосками. Здания по другую сторону холма выглядели чище и наряднее домов Вискитауна. В отдалении виднелась большая площадь, окруженная зданиями выше остальных.

— Дворец губернатора, — Эфигвер перекрикивал рев двигателя. — Там губернатор мечтает о новых путях, где честному плантатору ничего не заработать.

За городом из отвратительной зелени джунглей поднимались коричневые холмы. Долгие часы не было никаких изменений — джунгли справа и желто-зеленое море слева. Марк не видел никаких дорог, попалось всего несколько домов; все они стояли тесными группами — низкие приземистые здания на невысоких коричневых холмах.

— Вся планета покрыта джунглями? — спросил он.

— Ja, джунгли, болота, плохая земля. Люди могут жить на холмах. Ниже — зеленый ад. Звери Вима, черепахи-убийцы, крокодилы невероятного размера, и все бегают быстрее тебя. Никто здесь долго не живет.

«Превосходная тюрьма», — подумал Марк. Он смотрел на море. Там виднелись лодки. Эфигвер проследил за его взглядом и рассмеялся.

— Какие-то придурки пытаются заработать несколько кредитов рыбалкой. Может, не так уж и глупо: их убивают быстро, и налоговики ничего у них не отбирают. Слышал о чудовище Лох-Несса? По сравнению с теми, что у нас на Таните, земная несси кажется земляным червяком.

Они пролетели над новым скоплением домов. Эфигвер по радио поговорил с людьми внизу. Разговаривали они на языке, которого Марк не знал. Не похоже на немецкий, но кто его знает? Потом пролетели над очередной казавшейся бесконечной полоской джунглей. И наконец впереди опять показалась группа домов.

Плантация не отличалась от других, какие они видели. Несколько коричневых строений вокруг одного деревянного дома побольше на вершине холма. Вокруг на холмах пониже обработанные поля. По краям поля переходят в джунгли. На полях работают люди.

«Убежать отсюда будет легко, — подумал Марк. — Слишком легко. Должно быть, пытаться это сделать глупо, иначе были бы изгороди. Подожди, — подумал он. — Жди и учись. Я ничего не должен. Никому. Жди возможности…»

«…возможности для чего?» Он отогнал эту мысль.

Управляющий был высок и красив какой-то жестокой красотой. На нем грязные белые шорты и пробковый шлем, а на поясе пистолет.

— Присматривай за этим, ja, — сказал Эфигвер. — Один из любимчиков губернатора. Говорят, у него мозгов хватит, чтобы стать надсмотрщиком. Посмотрим. Марк Фуллер, три года.

— Да, сэр. Пошли, Марк Фуллер, три года.

Управляющий повернулся и пошел. Марк двинулся следом. Они миновали земляные здания и зашагали по морю грязи. Здания, покрытые каким-то пластиком, тускло светились.

— Тебе понадобятся сапоги, — сказал управляющий. — И новый комбинезон. Меня зовут Курт Морган. Будешь со мной ладить — заживешь хорошо. Перечишь мне — и ты в беде. Понял?

— Да, сэр.

— Не зови меня «сэр», если я сам не велю. Называй меня Курт. Если потребуется помощь, обращайся ко мне. Может, я смогу дать тебе хороший совет. Если мне это не будет стоить дорого, я так и сделаю. — Они дошли до прямоугольного одноэтажного здания, похожего на все остальные. — Здесь будешь спать.

Внутри оказалась длинная комната с местами на тридцать человек. Каждому полагались койка, шкафчик и свободное пространство два на три метра. После корабля все казалось роскошным. Изнутри стены покрывал тот же пластик, что и снаружи; он мешал насекомым поселиться в земляных стенах. Кое у кого над койками висели дешевые картинки: в основном фото красоток, но у одного — изображение Пресвятой Девы Гваделупской, а в одном углу — наброски углем: работающие мужчины и женщины и незаконченные картины маслом.

В комнате находилось с десяток мужчин. Некоторые лежали на койках. Один вышивал что-то сложное, а небольшая группа в глубине помещения играла в карты. Один из игроков, невысокий, похожий на хорька, прервал игру.

— Ваш новенький, — сказал Курт. — Марк Фуллер, три года. Фуллер, это староста вашей комнаты. Его зовут Льюис. Лью, помести парня подальше от этих тюремных паразитов.

— Конечно, Курт. — Льюис внимательно оглядел Марка. — Старый комбинезон Хосе подойдет. Комбинезон чистый.

— Хочешь? — спросил Курт. — Немного заработаешь. Марк смотрел беспомощно.

Курт и Льюис рассмеялись.

— Лучше ты ему объясни, Лью, — сказал Курт Морган. — Фуллер, он снабдит тебя всем необходимым. Скажи мне, сколько он с тебя сдерет. Много не должен. — Все снова рассмеялись, и управляющий вышел.

Льюис показал койку в центре.

— Хосе спал тут, парень. Бросил все, когда ушел в «зеленку». Я тебе все отдам за… пятьдесят кредитов.

11
{"b":"99575","o":1}