ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Фалькенберг приподнял бровь.

— Ну, если вы так говорите… Но вы — гонец к важным людям. Ваше высочество, вы должны понять мое положение. Я уверен, что вопрос с оппозиционными плантаторами будет решен в несколько недель, в крайнем случае месяцев. Так должно быть. После этого полк не сможет долго оставаться на Таните. И уж точно не пять лет. Местная экономика нас не выдержит, и к тому же я не могу обречь своих людей на пять лет в этой дыре.

— Что вы будете делать?

— У нас есть предложения. Придется принять одно из них.

— Предпочтительно такое, которое не свяжет вас надолго…

— Предпочтительно, — согласился Фалькенберг. — Но решения принимает совет полка.

— Полковник, мой отец… мы все сожалеем, что поставили вас в такое положение.

— Не сомневаюсь, — ответил Фалькенберг. — Сколько вы пробудете на Таните?

— Еще не решил, но… скажем, несколько недель. Максимум — месяцев.

Фалькенберг улыбнулся и кивнул.

— Хорошо. Думаю, вы захотите посмотреть местность за пределами столицы. Я попросил капитана Роттермилла подготовить для вас путеводитель, если хотите.

— Вы очень добры. Это поможет. — Лисандр нахмурился. — Полковник, а каковы ваши впечатления от губернатора Блейна?

Фалькенберг усмехнулся.

— Рискуя оскорбить, скажу, что он очень похож на тех, кто основал ваше правительство. Будем надеяться, что он усвоит урок не хуже вашего отца и деда.

— Понимаю. Думаете, справится?

— До сих пор он держался очень неплохо.

— Полковник, у меня есть причина интересоваться вашим мнением. Я уполномочен сообщить губернатору Блейну кое-что о планах Лермонтова, если вы согласны.

Фалькенберг нажал кнопку на краю своего стола.

— Виски с содовой. Лед. И два стакана, пожалуйста. — Он снова повернулся к Лисандру. — Повторяю. До сих пор он держался неплохо.

— При поддержке вашего легиона. А что будет, когда вы улетите?

— Вот в чем вопрос, не так ли? — Фалькенберг включил приборы в ящике стола. Серая поверхность стола превратилась в ярко раскрашенную карту окрестностей Ледерле. — Главная оппозиция планам Блейна вот здесь, в буше. До недавнего времени у них не было никакой эффективной организации. Но теперь она есть. Они даже наняли батальон наемников. В основном легкую пехоту.

— Я этого не знал, — признался Лисандр.

— Губернатор Блейн не слишком гордится тем, что дело зашло так далеко.

В дверь постучали. Денщик принес и поставил поднос.

— Что-нибудь еще, сэр?

— Спасибо, нет. — Фалькенберг налил обоим. — Ваше здоровье.

— Ваше. Полковник, я заметил, что вы ничего не сказали губернатору — или, если сказали, он очень скрытен.

— Он действительно скрытен, но на самом деле я ждал мнения вашего отца. Кстати, я был бы очень осторожен, разговаривая с губернатором. В этом кабинете можно говорить безопасно, но не поручусь за кабинет губернатора. Или вообще за его дворец.

— Но кто?

Фалькенберг пожал плечами.

— А какой политик бывает в безопасности? В данном случае утечка информации более чем вероятна. Помните минхеера тен Коопа?

— Конечно.

— Не припомню, чтобы об этом упоминали за обедом у Блейна, но старшая дочь тен Коопа замужем за неким Хайрамом Гирердом — он, между прочим, один из предводителей плантаторов-оппозиционеров. Одна из странностей, с которыми можно столкнуться во дворце губернатора.

— Ха. В таком случае, возможно, стоит подождать, пока разрешится дело с бойкотом, прежде чем принимать решения относительно места Танита в… — Он пожал плечами. — У нас нет названия для плана Лермонтова.

— И не нужно.

— Вероятно. Во всяком случае, полковник, не думаю, чтобы даже батальон наемников устоял против вашего легиона.

— В военном отношении нет. Но они наняли «Бульдогов Бартона», а майор Бартон не дурак. — Фалькенберг рассмеялся. — Даже будь он дураком, я бы об этом не сказал. Когда-то он служил капитаном в 42-м полку.

— О? Почему же ушел из полка?

— Его срок кончился, и нашлось более выгодное предложение, — ответил Фалькенберг. — После этого мы какое-то время были союзниками.

— Понятно.

«Классическая ситуация? — подумал Лисандр. — Два капитана кондотьеров противостоят друг другу, никто не хочет вступать в бой, потому что потери слишком дороги. Длительная конфронтация без стычек. Рай наемников. Но ведь это не игра Фалькенберга?»

— И что вы будете делать?

— Зависит от того, что намерена делать оппозиция, верно? — Фалькенберг изучал карту на столе.:— Одно несомненно. Они должны кому-то передать урожай, предположительно агенту Бронсона. Об этом позаботится майор Бартон. Для него это единственная возможность получить деньги, а они ему нужны.

— Так что если вам удастся перехватить доставку…

— Конфликт тут же закончится, разумеется. Губернатор Блейн получит свои налоги, Флот — наркотики, а Лермонтов — тайные фонды. — Фалькенберг взглянул на часы и встал. — Но сначала то, что нужно сделать в первую очередь. На этой неделе мы должны разорить гнездо пиратов на юге.

— Конечно. Полковник, не хочу отрывать вас от дел, но еще одно. Можно… Я бы очень хотел сопровождать ваши войска в этой операции.

Фалькенберг на мгновение задумался.

— Думаю, не в этот раз. Обычно я не возражаю против дополнительных субалтернов, но, кажется, нам предстоит работа для специалистов. Таковы все ситуации с заложниками.

— Тогда в другой раз? Фалькенберг снова задумался.

— Не лишено смысла. В сущности, для вас это лучший способ раздобыть сведения, нужные вашему отцу. Когда вернемся из экспедиции, с радостью примем вас на борт.

IX

Марк Фуллер проснулся с ножом у горла. Рослый уродливый человек, дочерна загорелый, с перекрещивающимися шрамами на голой груди, сидел перед ним на корточках. Он поглядел на Марка и Хуаниту и улыбнулся.

— Что тут для нас? Парочка беглых?

— Я все забрал, Арт, — сказал кто-то за ними.

— Да. Ну, ладно, приятели, вставайте и пошли. Пошевеливайтесь. Не могу тратить на вас весь день.

Марк помог Хуаните встать. Одна рука у него затекла: во сне он обнимал девушку. Когда он вставал, уродливый человек ловко снял у него с пояса пистолет.

— Кто ты? — спросил Марк.

— Зови меня Артом. Я сержант босса. Пошли.

Было еще пятеро, все верхом. Арт двинулся в джунгли. Когда Марк начал что-то говорить Хуаните, Арт повернулся.

— Скажу только раз. Заткнись. Скажешь еще хоть слово кому-нибудь, кроме меня, — убью. Скажешь мне то, что я не хочу слышать, — порежу. Понял?

— Да, сэр, — ответил Марк. Арт рассмеялся.

— Вижу, ты понял. Дальше ехали молча.

Свободное государство представляло собой ряд пещер в холмах над морем. Здесь обитало около пятисот мужчин и женщин. «В джунглях были и другие небольшие лагеря беглецов», — рассказал Арт.

— Но мы — самый крупный. И мы очень осторожны — когда грабим плантаторов, стараемся сделать так, чтобы подумали на других. Но у губернатора нет армии. Здесь нас не найдут.

Марк собирался что-то сказать о наемниках, которых выписал губернатор. Но потом передумал.

Босс оказался плотным мужчиной с длинными растрепанными волосами, спадавшими ниже плеч. У него были усы в форме велосипедного руля и пронзительные голубые глаза. Он сидел у входа в пещеру на большом резном стуле, как на троне, и на коленях у него лежало ружье. За стулом стоял рослый чернокожий и внимательно наблюдал за всеми, кто подходил к пещере.

— Беглецы?

— Да, — ответил Марк.

— Да, босс. Не забывай.

— Да, босс.

— Что можешь делать? Драться умеешь?

Марк не ответил, и босс сделал знак невысокому человеку, стоявшему в собравшейся толпе.

— Фас, Чоам.

Невысокий человек подошел к Марку. Его кулак взметнулся вверх и вонзился Марку в ребра. Потом человек придвинулся ближе. Марк попытался ударить его, но тот увернулся и ударил Марка по лицу.

20
{"b":"99575","o":1}