ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Измена. Но это не измена. Я не изменница…

Дверь открылась, вошел молодой человек лет тридцати, с сержантскими нашивками на мундире цвета хаки.

— Добрый вечер, — небрежно поздоровался он. — Я следователь по особым делам Эндрю Билкис. Для протокола — вы Энн Холлис Чанг, главный администратор на Таните.

— Да. Да, это я. А по какому праву вы со мной так разговариваете?

— Простая проверка, мэм.

Сержант. Даже не офицер. Губы Энн сжались в тонкую линию.

— Не вижу причины, почему я должна с вами разговаривать. Пожалуйста, сообщите губернатору Блейну, что я хочу вернуться домой.

— Губернатор совещается с полковником, мэм, — сказал сержант Билкис. — Мы знаем, что вы утверждаете, что в настоящее время на орбите вокруг Титана нет ни одного корабля. Это верно?

— Я не обязана отвечать!

— Да, мэм. Мы записали ваш разговор с полковником Фалькенбергом сегодня днем. Я включу запись, если хотите.

— Это не ваше дело! — закричала Энн. — Я хочу видеть губернатора!

— Боюсь, это мое дело, мэм, — сказал сержант Билкис. — Контракт полковника Фалькенберга предусматривает нейтрализацию и подавление всех организаций и отдельных личностей, стремящихся свергнуть законное правительство Танита. Вы отрицаете, что сотрудничали с мятежниками?

— Что? Но…

Дверь открылась, и вошел капитан Роттермилл. Он слегка раскраснелся, как будто бежал.

— Сержант Билкис, в чем дело? Мадам Чанг, мои извинения!

Слава Богу!

— Ничего страшного, капитан. Спасибо.

— Билкис, чем, по-вашему, вы занимаетесь?

— Провожу предварительный допрос задержанной, сэр, — ответил Билкис.

— Сержант, ради Бога. Это главный администратор планеты!

— Это неважно, сэр. У нас достаточно улик…

— Улик, сержант?

— Да, сэр. В 15.48 подозреваемая, получившая распоряжение губернатора сообщать полку обо всем космическом движении в настоящее время и в будущем, лично сообщила полковнику Фалькенбергу, что никакого корабля на орбите Танита нет и не ожидается. Двумя днями раньше примерно в 8.45 танитский посадочный корабль, принадлежащий «Амальгамейтид фаундриз, лтд.», доставил припасы, жидкий водород и жидкий кислород на корабль СВ «Звезда Нортон», который тогда находился на орбите вокруг планеты и находится там в настоящее время. Посадочный корабль запрашивал разрешение в офисе губернатора и получил его. Сэр.

— Милостивый Боже. Но миссис Чанг, конечно, не знала…

— Можете избавить меня от этой игры, капитан, — сказала Энн. — Хотя могу сказать, что у вас неплохо получается. Скажите, сержант, чем вы занимаетесь, когда не пугаете тетушек средних лет?

Билкис пожал плечами.

— Отрываю крылышки мухам, мэм? Энн засмеялась.

— Ну, ладно, капитан, в чем дело?

— Видите ли, у нас не было другого выхода, — сказал Роттермилл. — Сегодня днем — анализатор голосового напряжения, а эта комната оборудована управляемыми на расстоянии психологическими сенсорами.

— Вы меня поймали…

— Может, не лучшая формулировка, — сказал Роттермилл, — если вас интересуют юридические тонкости, но да, мы вас поймали. Однако в сущности это не входит в наши обязанности. Сержант, принесите нам что-нибудь выпить. Не хотите бренди, миссис Чанг?

— Капитан Роттермилл, бренди мне просто необходим.

— Хорошо. А теперь давайте будем откровенны друг с другом. Пока что об этом разговоре знаем только вы, я, сержант Билкис и капитан Алана.

— Капитан Кэтрин Алана?

— Конечно. Она свидетель. Если хотите, она присоединится к нам.

— Почему нет. Если ей все равно предстоит слушать?

— Очень хорошо. Итак, как я уже сказал, пока дело не зашло слишком далеко. И нет никаких причин, чтобы об этом узнал губернатор, если, конечно, вы этого не хотите.

— Ну… я предпочла бы не беспокоить его, — сказала Энн.

Роттермилл слегка улыбнулся.

— Совершенно верно. Так почему бы вам просто не рассказать нам все?

— Все о чем? — спросила Энн.

— Миссис Чанг, я не могу передать вас сержанту Билкису без согласия губернатора, и мне действительно не хочется сообщать ему об этом, но придется.

Открылась дверь, и вошла Кэтрин Алана. Она несла поднос с графином бренди и стаканами.

— Я считала вас милой, — сказала Энн Чанг. — Ведь это вас я видела сегодня у губернаторского дворца?

— О, предполагалось, что вы меня не узнаете, — ответила Кэтрин.

— Значит, вы уже тогда знали, — размышляла вслух Энн. — Ну, хорошо, что вы хотите знать?

— Начнем вот с чего: давно ли вы сотрудничаете с мятежниками? — спросил Роттермилл.

Энн рассмеялась.

— Легко ответить. Со вчерашнего дня, с трех часов. Роттермилл изумился.

Это на них подействовало!

— Полагаю, ваш босс в некотором затруднении, — обратилась Энн к капитану Алана. — Но это правда. Боюсь, если вы захотите меня перевербовать и использовать как двойного агента, ничего не выйдет. Видите ли, я не мятежница.

Роттермилл взглянул на свои слишком большие часы и нахмурился.

— Я вам верю. Тогда почему вы не сообщали губернатору важную информацию?

— Да, конечно, в этом весь вопрос. Я бы предпочла на него не отвечать…

— Миссис Чанг, — сказал Роттермилл. — Мы можем узнать. Но если мои люди примутся бродить вокруг губернаторского дворца, ничего не удастся сохранить в тайне. Не лучше ли для нас всех, если это останется между нами?

Энн вздохнула.

— Вероятно, вы правы. Можно мне немного бренди? Спасибо. Итак, все началось с просьбы о разрешении на отстрел динозавра…

Эверетт Мардон смотрел на людей в мундирах, стоявших у его двери.

— Позвольте кое-что выяснить. Миссис Чанг хочет, чтобы я отправился с вами в лагерь полковника Фалькенберга?

— Да, сэр, — ответил сержант. — Вот ее записка, и еще она прислала вам этот документ. Сказала, что вы его узнаете. Сказала, что он имеет отношение к выполнению обещания, которое она недавно дала вам.

Из другой комнаты послышался голос Алисии.

— В чем дело, Эв?

— Здесь люди, которых послала твоя мать, — сказал Эверетт. — Она хочет увидеть меня сегодня вечером.

— Что? Но мы же собирались играть в бридж у Хендерсонов!

Сержант кашлянул.

— Мне приказано провести все как можно менее официально, сэр.

— То есть у меня нет выбора? — спросил Эверетт. Военный пожал плечами.

— Понятно. Алисия, тебе придется позвонить Бренде и сказать, что мы не сможем прийти. Мне действительно нужно уходить.

— Хорошая мысль, — сказал сержант Билкис.

Алисия Мардон попыталась позвонить Бренде Хендерсон, но телефон не работал. Несколько минут спустя появился очень вежливый молодой техник. Он сказал, что потребуется какое-то время на ремонт, но он позаботится, чтобы Хендерсоны получили сообщение.

В зале совещаний полка у стола с картами собралось с полдюжины человек. Когда вошел Лисандр, губернатор Блейн вопросительно взглянул на полковника Фалькенберга.

Принц Лисандр установил расположение штаба противника, — сказал Фалькенберг.

Лисандр раскрыл рот, собираясь его поправить, но передумал.

— Правда? Поздравляю, ваше высочество. — Блейн снова повернулся к карте на столе. — Рошмон. Я знал, что Гирерды играют важную роль в этой неразберихе, но не подумал бы, что они так замараны. — Он пожал плечами. — Итак, теперь мы знаем, где они, возможно, прячут борлой. Но… как я понимаю, полковник, у вас нет возможностей взять это место штурмом.

— Примерно так оно и есть, — ответил Фалькенберг. — Нельзя, даже если в нашем распоряжении окажется весь воздушный транспорт планеты. У Бартона настолько сильная противовоздушная оборона, что он сможет удерживать это место, пока не вывезет весь груз. — Фалькенберг слегка улыбнулся. — Конечно, мы можем попробовать уничтожить его.

— Милостивый Боже! — воскликнул Блейн. — Прошу вас, полковник! Заверьте меня, что этого не произойдет. Это единственное, что нужно людям Бронсона, чтобы поставить адмирала Лермонтова в чрезвычайно трудное положение. Не говоря уже о фракции Гранта в Большом Сенате.

41
{"b":"99575","o":1}