ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Да. Послушайте, вам все равно, что я за него тревожусь?

— Мы все тревожимся. Если вы воображаете, что расстроены, представьте себе, что скажет главный старшина. Сомневаюсь, чтобы Джон Кристиан взял его с собой. — Севедж кивнул Лисандру. — Простите, что вам пришлось все это выслушать…

— Я рад этому, сэр. А теперь прошу меня извинить, мне нужно подготовиться.

— Конечно, ваше высочество.

XX

В офицерской гостиной кипела лихорадочная деятельность. Несмотря на немногочисленных посетителей, работники столовой сложили большинство столов и стульев, а остальные заталкивали под столы. Двое рядовых драили пол. Еще один за стойкой бара укладывал бутылки в ящики.

— Есть возможность пообедать? — спросил Лисандр у официанта.

— Да, сэр, но выбор невелик. Зубатка и сладкий картофель…

— Гмм. — Урсула чуть улыбнулась. — Стандартная еда на Таните…

Сержант Олбрайт выглядел обиженным.

— Да, мэм, но необычная для нашей столовой. Но понимаете, у нас тревога.

— А нам больше и не нужно, — сказал Лисандр. — Пожалуйста, сержант, я бы хотел зубатки и немного картошки. И пиво, пожалуйста.

— Да, сэр. Альери, установи стол для господина принца. Прошу прощения, сэр, но меня ждут на кухне.

— Нам не обязательно есть, — сказала Урсула. — Я предпочла бы…

— Конечно, нам нужно поесть, — сказал Лисандр. — По крайней мере мне. — Он старался говорить спокойно и надеялся, что ему это удается. Но в нем боролись противоречивые чувства. Ему хотелось побыстрее уйти от Урсулы, участвовать в деле и показать Фалькенбергу, на что он способен. «Странно, — подумал он, — мне приятно быть с Урсулой. Иногда даже кажется, что я в нее влюблен». Он думал о том, какие сложности могут из-за этого возникнуть. Он, несомненно, чувствовал себя виноватым, что готов оставить ее и отправиться с Фалькенбергом. Но больше всего он боялся, что не оправдает ожиданий Фалькенберга. Ему хотелось понравиться Фалькенбергу больше, чем отцу, и он не понимал этого. А глубоко внутри, под этими чувствами скрывался элементарный страх погибнуть или, что еще хуже, остаться калекой.

Тем временем Урсула с большим пониманием отнеслась к его добровольному участию в операции Фалькенберга, и хотя Лисандр ценил такое отношение, ему было трудновато с ним смириться.

Они сидели и ждали пиво.

— Я отдал кое-какие распоряжения, — сказал он. — На случай если не вернусь. Полк позаботится о тебе…

— Если мне вернут мой контракт, я сама о себе позабочусь, — сказала Урсула. — Ты не вернешься?

— Не говори глупости. Я адъютант полковника. У меня лучшие телохранители во всей галактике. К тому же рядом со мной Харв.

— Конечно. А когда ты улетаешь с Танита?

— Не знаю.

Они еще немного посидели в неловком молчании. Потом она улыбнулась и сказала:

— Все в порядке, Я буду скучать по тебе.

«Я тоже буду скучать», — подумал он. Хотел сказать что-нибудь, но не смог. Молчание затянулось.

Он испытал большое облегчение, когда к их столику подошел сержант Олбрайт.

— Прошу прощения, сэр, нам не хватает людей. И большинство столиков уже упаковано. Не будете возражать, если к вам подсядут капитан Свобода и миссис Фуллер? Спасибо, сэр.

Олбрайт ушел, не дожидаясь ответа. Немного погодя к столику хромая подошел долговязый офицер.

— Меня зовут Антон Свобода. Комендант штаба. Ваше высочество, нам сказали, что вы не возражаете, если мы…

— Конечно, сэр. — Лисандр встал. — Мне кажется, будет лучше, если вы будете называть меня Лисандр. — Он прикоснулся к нашивке корнета на воротнике. — Говорят, в гостиной надо всех называть по именам. А это Урсула Гордон.

— Рад знакомству, Урсула. Лисандр. Хорошо, — сказал Свобода. — Хуанита Фуллер. Принц Лисандр Коллинз Спартанский, в настоящее время доброволец-корнет в полку. Что означает, что ваш муж больше не младший корнет. И мисс Урсула Гордон.

Капитан Свобода помог сесть Хуаните, потом сам осторожно сел. Левая нога его была укутана во что-то напоминавшее большую подушку.

— Пара кроков, — сказал он. — На самом деле нас обоих только сегодня выписали из госпиталя. Муж Хуаниты на совещании…

— Ага, — сказал Лисандр. — Корнет Марк Фуллер? Я сегодня виделся с ним в кабинете полковника. Очевидно, сегодня вечером он будет пилотом полковника.

— Надеюсь, они быстро освободятся, — сказала Хуанита.

— Да, не очень приятно. Первый день из больницы, и никто не встречает дома, — сказала Урсула.

Хуанита покачала головой.

— У нас нет дома.

— Я об этом позабочусь, — сказал Свобода. — Что-нибудь подыщем. Хотя не знаю, что можно сделать сейчас. — Свобода покачал головой. — Может, вам стоит сегодня переночевать в госпитале.

— Не хотелось бы, — сказала Хуанита.

— А в чем дело? — спросил Лисандр.

— Видите ли, корнет Фуллер только что поступил в полк, — сказал Свобода. — И ему еще не отвели квартиру. Он жил в помещении для холостых офицеров. Хуаниту ранили в спасательной операции и, когда привезли сюда, сразу направили в госпиталь, и никто не подумал о квартире для семейных. Обычно такими делами занимаюсь я, но… — Он показал на свою ногу. — С того времени как мы освободили миссис Фуллер, я не садился за свой стол. — Он пожал плечами. — Не было бы никакой проблемы, если бы нас не выписали прямо во время общей тревоги. Кстати. — Он слегка возвысил голос. — Олбрайт.

— Сэр! — К столу подошел официант гостиной.

— Сержант, похоже, вы все здесь упаковываете.

— Да, сэр.

— Могу я посмотреть приказ?

— Он на кухне, сэр.

— Пожалуйста, принесите его. Вместе с бутылкой вина. Подойдет любая открытая бутылка.

— Да, сэр.

Они подождали, пока не вернулся Олбрайт с большим кувшином красного вина.

— Не офицерского качества, сэр, — виновато сказал Олбрайт.

— Сойдет, — с отсутствующим видом ответил Свобода. Он взял тонкий листок бумаги, который протянул ему сержант, и прочел. — Дьявольщина!

— Проблемы, сэр? — спросил Лисандр.

— Можно сказать и так. Сержант, вам отдали неверный приказ. Полк не передислоцируется, только большинство батальонов. Штаб полка остается здесь. Вам не следовало паковаться.

— Сэр, в приказе сказано…

— Я вижу, что в нем сказано, — сказал Свобода, — Но кто-то набрал неверный код на компьютере. Я разберусь с этим, а пока можете не торопиться. Вы никуда не уходите. — Свобода посмотрел на свою ногу. — Я тоже.

— Да, сэр.

— Итак. Я разберусь в этом вздоре. А вы найдите нам что-нибудь поприличнее выпить. И проследите, чтобы зубатка была съедобной.

Олбрайт улыбнулся.

— Да, сэр. Я думаю кое-что распаковать.

Свобода нагнулся, достал из-под стола портативный компьютер и поставил перед собой.

— Прошу извинить меня, — сказал он.

— Конечно, — ответил Лисандр. — Но признаюсь, эта суматоха…

— Видите ли, — объяснил Свобода, — в нашей базе данных закодированы почти все возможные действия полка.

Полковник отдал приказ об общей тревоге, И большинство частей полка отправляется в… в разные места. Кажется, просто, но на самом деле переместить батальон со всеми припасами и оборудованием довольно сложно. Нужно позаботиться о тысяче дел, получить кое-что из штаба батальона, с центральных складов. А теперь предположим, что батальон усилен за счет частей, которые непосредственно к нему не относятся. Для этого нужны новые приказы. Поверьте, это великие хлопоты.

— О, — сказала Урсула. — Да, конечно…

— Большую часть этой работы проделывают компьютеры, — продолжал Свобода. — У нас заранее заготовлены приказы почти на все случаи. Нужно только вызвать соответствующий. В данном случае кто-то набрал не тот код, поэтому сержант Олбрайт получил неправильный приказ. — Свобода склонился к яркому голубому экрану и принялся печатать. — Ха. Вот оно что. Гммм.

— Кто это сделал? — спросила Урсула.

— Сейчас трудно сказать, — ответил Свобода. Он пожал плечами. — Но мы скоро выясним. — Он задумался, потом снова пожал плечами. — Не думаю, чтобы Бартон решился напасть на этот штаб. Но мне стоит поговорить с Роттермиллом. Вдруг приказ все-таки не ошибочный. — И он несколько минут быстро печатал.

45
{"b":"99575","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тёмный Травник. Обрести тело
Альтерфит. Восточная программа для женской красоты и полного очищения организма и души
Добро пожаловать в Пхеньян! Ким Чен Ын и новая жизнь самой закрытой страны мира
Война ангелов. Великая пустота
Starcraft: Сага о темном тамплиере. Книга первая: Перворожденные
0,05. Доказательная медицина от магии до поисков бессмертия
Все афоризмы Фаины Раневской
О Стивене Хокинге, Чёрной Дыре и Подземных Мышах
Ромео должен повзрослеть