ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Так я ни к чему не приду. Что это? Почему я здесь? Жизнь заключается в исполнении работы. Разве это моя работа?» — Мысли метались в голове, пока он усилием воли не отогнал их.

— Принц! — Голос Харва звучал негромко, но настойчиво. — Мы на месте.

По-прежнему темно, но над облаками чуть-чуть посветлело. Лисандр выбрался из лодки. Левая нога у него затекла, и он принялся осторожно растирать ее.

Не успел он выйти из лодки, как лодочник оттолкнулся от берега, развернул лодку и повел ее вверх по течению. Через несколько мгновений он исчез.

— Сюда, — прошептал кто-то. Неясная фигура показывала дорогу. Ноги погружались в мягкую почву. Один раз сапог Лисандра утонул по лодыжку, и когда он его вытянул, послышался громкий чавкающий звук. Света по-прежнему было недостаточно, чтобы что-нибудь рассмотреть, только серое свечение над пологом джунглей. Харв бесшумно шел сзади.

Лисандру показалось, что они прошли с полкилометра, когда проводник неожиданно остановился.

— Сюда, сэр. Под брезент, — прошептал солдат. Лисандр, наклонившись, нащупал прямо перед собой край

брезента. Заполз под него. Там было очень жарко. Полностью оказавшись под брезентом, он почувствовал, что впереди спуск. Неяркий свет проектора карт ослеплял.

Под брезентом лежали Фалькенберг, лейтенант Мейс и сержант, все они смотрели туда, куда сержант проецировал карту.

— Сержант Мисковски, мой адъютант корнет Принц, — сказал Фалькенберг. Голос его звучал негромко, но без всякого напряжения. — Мистер Принц, изучите карту. Сержант…

— Сэр. — Мисковски показал на голографическое изображение. — Вот берег. Мы вот здесь, в глубине. Ручей, по которому мы приплыли, за нами. Он еще какое-то время течет на юг, прежде чем повернуть на запад к заливу. — Он коснулся шлема, и изображение изменилось. — Хорошо, мы вот здесь, берег здесь. Джунгли кончаются примерно в километре к западу отсюда. Потом примерно три километра расчищенной холмистой земли, в основном поля, и поместье Рошмон. Вот на этом холме, похожем на насыпь. Здесь такие холмы считаются высокими. Мы смогли разглядеть много подробностей этой местности. Вот здесь и здесь на фермах антенны. Здесь несколько навесов. Думаю, под ними тяжелые минометы, но точно не могу утверждать. Они приняли все меры, чтобы спрятаться от спутников.

— А как же антенны? — спросил Мейс.

— Удалось подсмотреть, сэр, — ответил Мисковски. — По крайней мере этот набор. Примерно два часа назад, через двадцать минут после очередного прохода спутника, они убрали крышу с одного из навесов. Крыша отъезжает на этой штуке, похожей на ось. Внутри антенны слежения, никакого сомнения, они хорошо заметны на наших тепловизорах в инфракрасном свете. К тому же они дают четкий след линии К Нам повезло, что мы хорошо окопались. — Мисковски снова коснулся шлема, и картина изменилась, появились какие-то темные очертания. — Я установил на краю джунглей хорошую камеру, но света еще недостаточно, чтобы что-нибудь разглядеть.

— У нас примерно час до того, как капитан Фаст начнет операцию «Налет», — сказал Фалькенберг. — Дадим Бартону еще десять минут на то, чтобы понять, что мы выступили. Наблюдения нужно проводить быстро: потом нужно будет окопаться. Нельзя, чтобы они заподозрили наше присутствие здесь. Без внезапности мы здесь ничего не добьемся.

— Да, сэр, — сказал Мейс. — Вряд ли это будет проблемой. Мисковски, что у вас в качестве убежища на крайний случай?

— Сэр. Мы не можем нормально окопаться, чтобы нас не заметили, но, я полагаю, нам придется нелегко, если нас обнаружат. Значит, понадобится надежное укрытие. Поэтому я натянул трос между деревьями — вот здесь и здесь. Как только они поймут, что мы здесь, мы повалим эти деревья. Получится своего рода ящик. В центре этого ящика мы выкопали несколько мелких окопов. Конечно, не очень надежно, но можно укрыться от обстрела. Еще одна группа делает то же самое вот здесь. — Он снова показал на голограмму, где еще один участок окрасился в красный цвет.

— Молодцы, — сказал Мейс. — Предупредите всех солдат.

Лисандр разглядывал красные участки на проекции.

— Скажу Миддлтону, — сообщил он.

— Хорошо, — согласился Фалькенберг. — Жаль, мы не знаем, как они охраняют свои орудия. Сержант, когда открыли крышу сарая с антенной, вы сумели оценить, что там еще?

— Судя по данным инфракрасного искателя, дерево, полковник. Может, под ним есть что-нибудь, но вряд ли оружие.

— Хорошо. Вероятно, ничего, кроме древесины. Мистер Мейс, каково ваше мнение? Сможем мы вывести эти антенны из строя первым залпом?

— Да, сэр, думаю, сможем.

— Конечно, мы не знаем, где у них запасные, — сказал Фалькенберг. — Но даже если они есть, на какое-то время они ослепнут. Мистер Мейс, командуете здесь вы, но настоятельно рекомендую вам сделать главной целью антенны. Сначала по ним, потом по командному пункту, если мы сумеем его обнаружить. Потом, когда откроют ответный огонь, займитесь их орудиями.

— Да, сэр.

— Это при условии, что у вас не появится более важная цель, — сказал Фалькенберг. Он склонился к голографической проекции. — Покажите пристань. Спасибо. Что это за сооружение?

— Великовато для лодочного сарая, — сказал Мейс.

— Вряд ли это лодочный сарай, сэр. Не на Таните, — сказал Мисковски. — Полковник, я не замечал, пока мы не присмотрелись повнимательнее, но у них там повсюду солнечные батареи, гораздо больше, чем нужно для фермы. Масса таких батарей. Думаю, они производят водород и жидкий кислород, а где его лучше хранить, как не вблизи пристани?

— Гмм. Насколько нам известно, на «Звезде Нортон» посадочные шлюпки класса «Таллин», — сказал Фалькенберг. — Им едва хватает горючего, чтобы спуститься с орбиты и приводниться. После посадки им необходимо заправиться… хорошо, Мисковски, принимаю ваше предположение. Вы засекли склад горючего. — Фалькенберг снова принялся разглядывать голограмму. — А это сараи?

— Да, сэр. Эти два строения для коров. Это для лошадей. А вот это, выше фермы, бараки для рабочих.

— У лошадей больше удобств. Ну, хорошо. — Фалькенберг еще несколько мгновений разглядывал изображение, потом поднял голову. — Мистер Принц, вы с Мейсом вот-вот расплавитесь. Если подумать, то и я нахожу, что здесь тепловато. Хорошо, десять минут на то, чтобы освежиться. Выберитесь отсюда и расстегните обмундирование. Хорошо провентилируйте. Потом вы снова вернетесь. Боюсь, опять сюда, под брезент. Мы так старались, чтобы Бартон нас не обнаружил. Незачем сейчас рисковать. Десять минут, джентльмены. А тем временем, сержант, у меня есть задание для вашей группы.

Небо было тускло-серым. Для того, чтобы что-то разглядеть, света по-прежнему было мало, но, наклонившись, Лисандр увидел комковатый брезент, и ему показалось, что с противоположной стороны к нему кто-то подходит. Лисандр поморщился при мысли о липкой жаре, потом забрался внутрь. Мейс и Яновиц уже были там. Мгновение спустя к ним присоединился Фалькенберг.

— Джентльмены. Вы, несомненно, гадаете, что я здесь делаю, в то время как должен находиться в штабе. — Он подождал немного и, не получив ответа, усмехнулся. — Но вы слишком вежливы, чтобы полюбопытствовать. Прежде всего, лейтенант Мейс, я здесь не потому, что сомневаюсь в вашей способности справиться с ситуацией.

— Спасибо, сэр, — ровным голосом ответил Мейс.

— В сущности, вас тут особенно незачем контролировать, — продолжал Фалькенберг. — План мы составили. Руководство может осуществлять штаб. Вы с Яновицем наиболее компетентны, чтобы выполнять свою роль. План хороший, и сил у нас достаточно. А если еще немного повезет, мы выведем из строя посадочный корабль и захватим Рошмон.

— Да, сэр, — сказал Мейс.

Фалькенберг коснулся своего шлема, и между ними возникло голографическое изображение Рошмона.

— К несчастью, учитывая позицию противника, осуществление этого плана нам будет стоить дорого — в жизнях и оборудовании. Кто-нибудь не согласен?

50
{"b":"99575","o":1}