ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Марк подозрительно посмотрел на него. Дуган рассмеялся.

— Эй, я не содомитствую с мальчишками. Во всяком случае, для этого меня нужно долго держать взаперти. Но человеку нужен приятель, а ты своего потерял.

— Да. Хорошо. Хочешь еще сигарету?

— Лучше прибережем их. Они нам еще понадобятся. Нарядный офицер открыл дверь загона.

— Классификация, — крикнул он. — Выходите через эту дверь.

— Надо идти побыстрее, — сказал Дуган. — Пошли. Вслед за другими они прошли длинным коридором и опять оказались в большой комнате. В конце комнаты стояли столы, и за каждым сидел надзиратель. Постепенно Марк и Дуган дошли до одного из них.

Надзиратель едва взглянул на них. Они назвали свои имена, и он набрал их на клавиатуре, встроенной в стол. Принтер загудел, и из него выпали две бумажные полоски.

— Есть предпочтения? — спросил надзиратель.

— А каков выбор, приятель? — спросил в ответ Дуган.

— Я тебе не приятель, — усмехнулся надзиратель. — Танит, Спарта и планета Фулсона.

Дуган содрогнулся.

— Ну, мы, конечно, не хотим на планету Фулсона. — Он сунул руку в карман Марка, достал пачку сигарет и положил на стол. Сигареты исчезли в комбинезоне надзирателя.

— Значит, не Фулсон, — сказал надзиратель. — Да, я слышал, что на Спарте осужденных освобождают. — Он больше ничего не сказал, но выжидающе посмотрел на них.

Марк припомнил, что Спарта была основана группой интеллектуалов. Они проводили нечто вроде социального эксперимента. В отличие от Танита, где есть губернатор Совладения, Спарта независима. Там гораздо больше шансов.

— Мы берем Спарту, — сказал Марк.

— Спарта очень популярна, — заметил надзиратель. Он еще немного подождал. — Жаль. — Написал на листках: «Танит» и протянул их. — Проходите дальше. — Нарядный офицер знаком велел им пройти в дверь за столом.

— Но мы хотим на Спарту, — возразил Марк.

— Убирайтесь отсюда, — сказал офицер. — Живее. — После чего стало поздно объясняться: они прошли в дверь.

— Жаль, что у нас не было нескольких кредитов, — сказал Дуган. — Однако мы откупились от Фулсона. Это уже кое-что.

— Но… у меня есть немного денег. Я не знал…

Дуган с любопытством взглянул на него.

— Парень, в этой твоей школе тебя немногому научили. Что ж, пошли, как-нибудь вывернемся. Но лучше я позабочусь о твоих деньгах.

Космический корабль СВ «Владивосток» устремился к орбите Юпитера. Тысячи людей набили в боевой корабль, переоборудованный для перевозки заключенных, и теперь они размещались в камерах, которые когда-то были каютами военных. Людей было больше, чем коек; приходилось спать по очереди.

Дуган занял место в углу. Спать в углу хотели многие, и два человека попытались оспорить этот выбор. После того как их унесли, больше желающих не нашлось. При помощи денег Марка Бифф организовал азартную игру недалеко от их коек и за несколько дней утроил капитал.

— Жаль, — сказал он. — Будь бы у нас эти деньги на Лунной базе, мы бы теперь летели на Спарту. Впрочем, мы купили себе доступ на этот корабль, а это уже кое-что. — Он улыбнулся, не услышав ответа Марка, — Эй, парень, могло быть гораздо хуже. Мы могли бы попасть в Бюро Переселения. Думаешь, флотский корабль — это плохо? Побывал бы на адских кораблях Бюро.

Марк не мог себе представить, что на кораблях Бюро может быть хуже, но проверять не хотелось. В новостях на Земле иногда передавали документальные фильмы о Бюро Переселения. В них всегда говорилось, что условия на кораблях трудные, но вполне выносимые. Говорилось и о славе тех, кто заселяет новые миры, вращающиеся меж звезд. Никакой славы Марк сейчас не ощущал.

Дома Зоуэр подал бы на апелляцию. Или по крайней мере взял бы с отца за нее деньги. «И что? — думал Марк. — Ничего бы из этого не вышло». Но что-то могло выйти! У Джейсона Фуллера было несколько влиятельных знакомых. Он мог бы потянуть кое за какие ниточки. И через год Марк мог бы оказаться дома…

Он знал, что все это неправда, но другой надежды у него не было. Он был глубоко несчастен, его мучило низкое тяготение, плохая еда, постоянная вонь других заключенных; все это плохо, но хуже всего вода. Он знал, что она очищена, рециклирована. Воду на Земле тоже очищают, но там по крайней мере ты не знаешь, что ее уже использовали для мытья или промывания болячек соседа.

Иногда кто-нибудь из заключенных начинал носиться по камере, переворачивая койки, разбрасывая других заключенных, как спички; его уводила дюжина охранников. Никто из таких людей не возвращался.

Корабль достиг орбиты Юпитера и взял топливо у поджидавших его танкеров-заправщиков. Потом переместился в ничем не примечательную точку пространства, которая обозначала «прыжковую» точку Олдерсона. Взревели сигналы тревоги; все вокруг начало расплываться. Заключенные в смятении сидели на койках, не в силах двигаться или даже думать. Такое состояние сохранялось долго после мгновенного Прыжка. Корабль за одно мгновение покрыл световые годы; теперь предстояло пересечь еще один звездный гравитационный колодец, чтобы добраться до следующего пункта Прыжка.

Спустя две недели в камеру вошел нарядный офицер.

— Нужны два человека для уборки в помещениях экипажа. Накормят флотским обедом. Добровольцы?

— Конечно, — сказал Дуган. — Мы с приятелем. Кто-нибудь возражает?

Никто не возразил. Нарядный офицер улыбнулся.

— Похоже, все «за». — Он провел их по коридорам и пассажирским переходам в носовую часть корабля, где требовалось мыть переборки. Скучающий морской пехотинец наблюдал за работой.

— Мне казалось, ты говорил: никогда не вызывайся добровольцем, — сказал Марк Дугану.

— Хорошее общее правило. Но что еще нам было делать? Тут еда получше. Всегда пользуйся возможностью, если она не приведет тебя к худшему.

Обед оказался хорошим, а работа не тяжелой. Даже запах дезинфектантов казался облегчением, а после мытья полов и стен руки у них впервые после прибытия на корабль стали чистыми. В середине дня мимо прошел один из членов экипажа. Он остановился и несколько мгновений смотрел на них.

— Дуган! Бифф Дуган, клянусь Господом!

— Хорриган, ты, неряха! Когда записался?

— Ну, знаешь, как это бывает, Бифф, заниматься нашим делом стало невозможно, а что мне оставалось? Я вижу, тебя взяли…

— Вчистую. Сара меня выдала.

— Я тебе говорил, от этой бабы добра не жди. А кто твой приятель?

— Его зовут Марк. Студент. Эй, Губер, что ты можешь для меня сделать?

— Забавно, что ты спросил. Может, кое-что и смогу. Хочешь записаться?

— Дьявольщина, да меня не возьмут. Я уже сунулся на Луне. Слишком стар.

Хорриган кивнул.

— Верно, но группе Персера нужны люди. Один парень вчера спятил и убил двадцать человек. Новобранцев. Этот шут гороховый открыл шлюз, и его никто не остановил. Поэтому вы здесь моете. Слушай, Бифф, после того как вас высадят на Таните, мы отбудем на долгую патрульную службу. Может, я смогу тебя пристроить.

— Попытка не пытка. Марк, ты что-нибудь потерял на Таните?

— Нет. — Но я не хочу записываться во Флот СВ. А почему бы и нет? Он попытался повторить спокойный и равнодушный ответ товарища. — Хуже, чем здесь, быть не может.

— Верно, — сказал Хорриган. — Пойдем повидаемся с гарди Персера. Согласен, приятель? — спросил он у морского пехотинца.

Тот пожал плечами.

— Мне все равно.

Хорриган прошел вперед. Марку стало плохо от возбуждения. Неожиданно возможность выбраться из тюремной камеры стала самым важным делом в жизни.

Гардемарин Грещин не удивился, узнав, что двое заключенных готовы вступить во Флот. Несколько, минут он их расспрашивал. Потом изучил данные Дугана на экране для чтения.

— Ты был в космосе и раньше. Но в твоих записях ничего нет…

— А я и не говорил, что не был.

— Ты дезертир?

— Нет, — сказал Дуган. Грещин пожал плечами.

— Если ты дезертир, мы это узнаем. А если нет, все остальное неважно. Нам не хватает людей, и я не вижу причин, почему бы не взять тебя. Позову лейтенанта Бреслова.

9
{"b":"99575","o":1}