ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я рад, что вы все правильно поняли, – улыбнулся Виктор.

– А теперь позвольте мне откланяться, ваше высочество.

– Всего хорошего, лорд Эверли, – кивнул князь Виктор. Английский посланник еще раз поклонился князю и вышел из гостиной.

Спустя час маркиз Эверли сидел за письменным столом в британском посольстве и составлял подробный отчет для лорда Темплстона, прежде чем отчитаться перед ее величеством королевой Викторией.

– Я вам не помешал, лорд Эверли?

Услышав голос лорда Сиссингема, советника британского посольства в Каролии, маркиз поднял голову.

– Нет, не помешали. Входите, Сиссингем.

– Как все прошло? – спросил лорд Сиссингем, подходя к столу.

Маркиз отложил перо и, жестом пригласив вошедшего присесть, предложил ему чаю.

– Сдается мне, что вы точно оценили сложившуюся ситуацию. Ваши наихудшие опасения подтвердились.

Сиссингем нахмурился и проворчал:

– Вот видите?.. Никаких анархистов не существует. Значит, вы согласны со мной?

– Разумеется, – кивнул лорд Эверли. – Никаких похитителей-анархистов не существовало.

– Как только до нас стали доходить слухи о том, что князь Виктор подстрекает верхушку аристократии к низвержению князя Кристиана, у нас зародились подозрения, – продолжал Сиссингем.

– И ваши подозрения подтвердились: князь Виктор незаконно захватил престол своего дяди.

– Как вы думаете, что стало с ее высочеством принцессой Джианой?

– Князь Виктор охвачен жаждой власти и способен на все. Сначала он избавился от своего дяди, а затем, вероятно, и от своей кузины, прямой наследницы престола.

– Полагаете, он держит ее в плену? – спросил Сиссингем.

Помолчав немного, Эверли ответил:

– Вряд ли. На руке у него не было государственной печати. Князь Кристиан всегда носил ее на правой руке.

– Согласно карольскому закону, он не может быть коронован, пока не женится. А заключить брак он может только после окончания траура по умершему государю.

– Совершенно верно, – подтвердил Эверли. – А траур длится ровно год. После этого он может править Карелией еще семь месяцев, а затем обязан жениться на каролийской принцессе.

– Если не считать родных сестер Виктора, единственной каролийской принцессой является принцесса Джиана.

– Чтобы быть коронованным, князю Виктору придется либо жениться на принцессе Джиане, либо представить доказательства ее смерти и предъявить государственную печать. – Пригладив ладонью волосы, лорд Эверли добавил: – Для него жизненно необходимо как можно быстрее ее разыскать.

– Нам тоже, – сказал лорд Сиссингем. – Нам нужно сделать все возможное, чтобы она побыстрее вернулась на родину живой и невредимой, а затем – чтобы к ней перешел престол Каролии, как и положено по закону.

– Если Виктор опередит нас и найдет принцессу первый, он может вынудить ее вступить с ним в законный брак.

– Трудно представить, что принцесса Джиана добровольно согласится выйти замуж за человека, который виновен в смерти ее родителей, – заметил лорд Сиссингем.

– Но если ее держат в плену, то она может ничего не знать о том, кто ее похитил и кто организовал убийство ее отца и матери. Если же она скрывается по собственной воле и князь Виктор обнаружит ее местопребывание, у нее не останется выхода и ей придется согласиться на брак со своим кузеном. В противном случае ее ждет смерть.

Сиссингем еще больше помрачнел.

– А если Виктор откажется от брака с принцессой Джианой, то он может заставить ее передать ему государственную печать…

– Будем надеяться на лучшее, – перебил лорд Эверли. – На то, что принцесса Джиана жива и что государственная печать Каролии все еще находится у нее. И если так, то принцесса в скором времени вернется и займет престол. – Лорд Эверли внимательно посмотрел на советника. – Вы лучше, чем я, знаете принцессу. Как вы думаете, хорошо ли она подготовлена, достаточно ли умна, чтобы прийти к тем же выводам, что и мы?

Сиссингем кивнул:

– Да. К тому же при ней Максимилиан Гудрун.

– Предположим, что она жива и что лорд Гудрун действительно находится с ней. Где они могут скрываться, как по-вашему? Есть ли у нее какие-нибудь родственники в Европе, которым можно доверять?

– Принцесса Мэй была единственным ребенком в семье. Никого из ее родственников нет в живых. За исключением каких-то дальних родственников. Полагаю, у принцессы Джианы нет никого, кроме князя Виктора, его матери, трех его сестер и двух младших братьев.

– Но к ним она, безусловно, не станет обращаться. Если бы она даже попросила их о помощи, никто из них не стал бы прятать ее от Виктора. – Лорд Эверли вздохнул. – А ее тетя по отцовской линии, старшая сестра князя Кристиана?

– Принцесса Полина живет в монастыре Святой Терезы под Зальцбургом, – ответил Сиссингем.

– Может быть, принцесса Джиана нашла приют именно там?

Советник пожал плечами:

– Маловероятно. Ведь однажды поступив в монастырь, женщина уже никогда не сможет вернуться к мирской жизни. Она должна будет находиться в монастыре вплоть до своей смерти. Увы, кроме семьи князя Виктора, у принцессы Джианы нет больше близких.

– Но у нее есть крестная – наша милостивая королева Виктория.

– Которая ведет уединенный образ жизни, почти постоянно пребывая в Виндзоре.

– Если Виктор разыскивает принцессу, то он, вне всяких сомнений, уже отправил своих людей в Лондон и в окрестности Виндзора.

Эверли немного помолчал, потом вдруг спросил:

– А как насчет Шотландии? Каждый год в августе королева отправляется на отдых в замок Балморал. Как вы думаете, знает ли об этом принцесса?

– Разумеется, она в курсе, – ответил Сиссингем. – Она вместе со своими родителями приезжала к королеве в замок Балморал. Виктор, к сожалению, тоже.

– Да, верно, – кивнул лорд Эверли. – Но все же… Будь я на месте принцессы Джианы, непременно попытался бы добиться аудиенции у того, кому можно доверять и у кого можно найти защиту. А кто может стать лучшим покровителем, чем ее крестная – королева Англии?

– Полагаю, в Шотландии было бы намного проще, чем в Виндзоре, добиться аудиенции у королевы… – заметил советник.

– Следовательно, мы должны осторожно, не привлекая к себе внимания, разыскивать принцессу в Шотландии, в небольших городках и деревнях, находящихся недалеко от замка Балморал, – подытожил лорд Эверли.

В это же время, всего в нескольких кварталах от английского посольства, князь Виктор Люсьен нервно расхаживал по комнате, дожидаясь своего помощника.

– Найди ювелира, – приказал он, когда помощник явился.

– Простите, кого?..

– Ювелира, – повторил князь Виктор. – И приведи сюда всех высоких белокурых девушек, похожих на нашу принцессу. – Он показал миниатюрный портрет принцессы Джианы, который стоял на письменном столе князя Кристиана. – Возьмите этот портрет, чтобы по нему сверять сходство.

– Не понимаю, сэр.

– От вас и не требуется ничего понимать. Вам дали приказ, который вы должны выполнять. Нам нужен ювелир, золотых дел мастер. – Виктор сверлил взглядом своего помощника. – У нас очень мало времени. В Британии проявляется беспокойство. Нам срочно нужна государственная печать Каролии. И если мы не сможем узнать, где находится эта печать, то нам придется предъявить искусно изготовленную подделку. То же самое относится и к самой принцессе…

24
{"b":"99615","o":1}