ЛитМир - Электронная Библиотека

– Да, сэр. Но как же я объясню это Анри?

– Все очень просто. У нас будут и повара, и поварихи. А на завтрак я буду есть и шотландские, и французские блюда. Обед мне будет готовить миссис Данхем, а Анри пусть отвечает за ужин и десерты. В Ларчмонт-Лодже будет еда на любой вкус.

– Шеф-повару Анри это не понравится, сэр, – заметил Максимилиан. – На кухне он привык быть самым главным.

– А я привык быть самым главным в своем собственном доме, – с вызовом заявил Адам. – И если вы не можете вести хозяйство так, как мне надо, то я найду себе других слуг.

Не дожидаясь ответа, Адам развернулся и вышел из кухни. Максимилиан тотчас же последовал за ним. Взглянув на него через плечо, Адам сказал:

– Это пока все, Максимилиан. Вы свободны.

– Но, сэр…

Боже правый! Да когда же все это кончится?! Нет, с него хватит! Он больше не станет терпеть. Резко развернувшись, Адам проговорил:

– Оставьте меня в покое. Я хочу немного побыть один. – Максимилиан хотел что-то возразить, но Адам тут же добавил: – Возможно, я зря не объяснил вам с самого начала, для чего я затеял ремонт в Ларчмонт-Лодже. Так вот, я собираюсь открыть здесь клуб для джентльменов. Где будут отдыхать богатые и влиятельные господа – крупные бизнесмены, аристократы и прочие…

Услышав это, Максимилиан побледнел.

– Если я вас правильно понял, сэр, вы собираетесь открыть двери Ларчмонт-Лоджа заезжим туристам? – проговорил он таким тоном, словно Адам заявил, что хочет устроить покушение на английскую королеву.

– Я намерен открыть двери Ларчмонт-Лоджа платежеспособным туристам со всей Европы. – Хотя для строительства площадок для гольфа требовалось еще месяцев шесть кропотливого труда, Маккендрик решил устроить предварительный просмотр, пригласив для этого избранных гостей во время Каусской недели. – Лучший способ сделать из груды камней доходное предприятие – превратить их в место отдыха для богатых и знаменитых людей, где они смогут расслабиться и отвлечься от привычных забот. Я надеюсь, что сюда будут приезжать на рыбалку и на охоту, а также для того, чтобы покататься верхом, погулять по горным тропам и поиграть в гольф. Можно и просто сидеть за карточным столом или читать книги. Я уже написал приглашения, чтобы кое-кто приехал к нам на время, пока продлится Каусская регата. – Адам усмехнулся и добавил: – Не волнуйтесь, пожалуйста. Всякий сброд к нам не приедет. Им это будет не по карману.

Остановившись у двери библиотеки, он пристально посмотрел на Максимилиана и сказал:

– Еще раз повторяю: вы пока свободны. – С этими словами Адам вошел в комнату, захлопнул за собой дверь и запер ее на ключ.

– О Боже, как я устал, – пробормотал он, закрыв глаза.

Минуту спустя, осмотревшись, Адам увидел на письменном столе стопку писем и свежие газеты. Однако в данный момент его больше привлекал стоявший у стены кожаный диван. Сладко зевнув, Адам сказал себе, что сначала вздремнет часок – ему это нисколько не повредит…

Глава 16

Принцесса королевской крови из династии Сакс-Валлерштайн-Каролии уважает тайны личной жизни и неприкосновенность имущества своих верноподданных.

Принцип и правило № 803 королевского этикета принцессы Сакс-Валлерштайн-Каролии, по распоряжению его высочества князя Кристиана Первого, 1864 год

Джиана, прятавшаяся за спинкой широкого кожаного дивана, перечитывала статью, напечатанную в нижнем углу первой полосы лондонской «Таймс». Оказывается, британская королева Виктория была потрясена смертью князя Кристиана и принцессы Мэй, убитых анархистами. Ее величество отправила в столицу Сакс-Валлерштайн-Каролии, город Кристианберг, своего посла по особо важным делам. Он должен был помочь князю Виктору, принцу-регенту, расследовать эти злодейские преступления и вызволить из плена ее высочество принцессу Джиану, которую взяли в заложники анархисты, находящиеся в преступном сговоре с личным секретарем покойного князя.

Эта газета случайно попалась Джиане на глаза, когда она убирала в комнате Маккендрика.

Прочитав статью, принцесса едва не разрыдалась. Виктор обвинил верного и преданного Максимилиана в пособничестве анархистам, которые, как утверждалось в статье, убили ее родителей. Однако анархисты являлись плодом воображения князя Виктора. И это именно он, Виктор, зверски расправился с ее отцом и матерью, а теперь собирался убить и принцессу Джиану. И для этого он заручился помощью ее крестной, королевы Виктории, не подозревавшей о его коварных намерениях.

Джиана взглянула на дату газетного выпуска. Статья была опубликована две недели назад. Скорее всего это был самый последний из полученных номеров, потому что газета лежала сверху стопки.

То, о чем принцесса узнала из статьи, потрясло ее так же, как и разговор между Маккендриком и Максимилианом, о котором ей поведал личный секретарь ее отца. Оказывается, Адам Маккендрик собирался открыть Ларчмонт-Лодж для богатых и именитых гостей. Значит, у них осталось совсем мало времени, потому что регата состоится всего через несколько недель. Джиана понимала: ей нужно во что бы то ни стало попасть в замок Балморал или каким-то образом отсрочить предварительный просмотр, иначе им негде будет укрыться и в таком случае ей грозило разоблачение.

Думая обо всем этом, Джиана ужасно нервничала и кусала губы. Кто бы мог подумать, что все так обернется? В их тихое пристанище, где они вроде бы почувствовали себя в безопасности, нагрянут туристы, и, возможно, она столкнется именно с теми людьми, встречи с которыми больше всего желала избежать.

Следовало как можно скорее что-нибудь придумать.

Но самое главное сейчас – каким-то образом незаметно улизнуть из библиотеки, не разбудив Маккендрика. Джиана не ожидала, что он зайдет сюда. И уж тем более не ожидала, что он ляжет здесь спать. Кто бы мог подумать, что ему придет в голову вздремнуть сразу после завтрака?

Так размышляла принцесса Джиана, прячась с газетой за спинкой дивана. Она сунула газету за пояс, решив, что нужно непременно показать ее Максимилиану.

Наконец, собравшись с духом, Джиана решила покинуть свое укрытие.

К счастью, Адам Маккендрик по-прежнему крепко спал, дыша ровно и глубоко.

Разумеется Джиана, прекрасно понимала, что ей необходимо как можно быстрее покинуть библиотеку, но все же она не удержалась и остановилась, чтобы еще хотя бы разок взглянуть на мужчину, поцеловавшего ее.

Ах, он был так красив сейчас! У него были длинные ресницы и четко очерченные чувственные губы. Невольно залюбовавшись этими губами, принцесса склонилась над спящим молодым человеком. Она до сих пор помнила тепло его губ и вкус его поцелуя.

Бросив еще один взгляд на Адама, Джиана осторожно поползла по ковру, от дивана к двери. Библиотека была довольно просторной, и ей предстояло преодолеть ползком несколько метров. Она проползла мимо письменного стола, мимо стены с книжными стеллажами и наконец, поднявшись на ноги, взялась за медную дверную ручку…

К ее удивлению, дверь не открылась. Библиотека была заперта на ключ, причем ключа в замочной скважине не оказалось, вероятно, Маккендрик положил его к себе в карман.

Принцесса опустилась на колени и с тоской посмотрела в замочную скважину. О Боже, она в ловушке! Она заперта в библиотеке! Значит, следовало во что бы то ни стало найти ключ. Вот только где искать?

Джиана на цыпочках подошла к письменному столу и стала рыться в ящиках, открывая один за другим. Но ни на столе, ни в ящиках ключа не оказалось. И это означало, что она не ошиблась – Маккендрик действительно положил ключ к себе в карман.

С гулко бьющимся сердцем Джиана подкралась к кожаному дивану, на котором спал Адам, и, опустившись на колени, осторожно сунула руку во внутренний карман его пиджака.

Маккендрик застонал во сне и перевернулся на другой бок. Затем провел ладонью по жилету… и вдруг наткнулся на чью-то руку.

26
{"b":"99615","o":1}