ЛитМир - Электронная Библиотека

О'Брайен пожал плечами.

– Я защищал ее до тех пор, пока ей не вздумалось защитить тебя.

Адам улыбнулся другу, потом повернулся к сестре:

– Как ты, Керстин?

– Хочу развестись с Маршфельдом, – сказала она. – Мечтаю сделать это как можно скорее.

– Уверен, что это можно устроить, верно, сэр? – Адам вопросительно посмотрел на лорда Баскома.

– Конечно, – кивнул граф.

– Спасибо за то, что был моим секундантом, и за то, что спас меня от смерти.

– Я дал тебе жизнь, и я не мог допустить, чтобы князь Виктор отнял ее у тебя, – ответил Баском, и тут же с улыбкой добавил: – Не мог же я не заступиться за Благодетельного Барона…

Адам досадливо поморщился.

– О Господи!.. Значит, и ты уже знаешь об этих проклятых книжонках?

– Разумеется, – кивнул граф. – Именно эти рассказы и привели меня в Неваду. Я прочел о приключениях Благодетельного Барона и понял, что мне непременно нужно с тобой встретиться. Только с титулом барона вышла промашка. Как мой сын, ты должен носить титул виконта. Виконт Кеннисбрук. Однако Благодетельный Виконт звучит похуже, чем Благодетельный Барон.

– А как на это смотрит твоя семья? – с вызовом спросил Адам. – Если ты мой отец, то, стало быть, я в каком-то смысле незаконнорожденный. Ты ведь не забыл, что я родился в результате брака, который впоследствии был аннулирован? Насколько мне известно, внебрачные дети не наследуют титулы своих отцов.

– В моей семье одобряют мое решение, – ответил Баском. – Жена умерла шесть лет назад, а дочери… – Граф пристально посмотрел на сына. – У тебя теперь появились еще две сестры. У обеих уже есть свои дети. Именно мои дочери настояли на том, чтобы я тебя разыскал и сделал все, как положено. Когда умерла жена, я оформил необходимые документы, чтобы сделать тебя своим законным наследником. Нравится тебе это или нет, но ты теперь виконт Кеннисбрук.

– Я так и знал! Все время подозревал, что ты, Адам, – проклятый английский лорд, – со смехом проговорил О'Брайен.

– Ошибаешься, приятель. Не знаю, кто ты на самом деле, но я Адам Маккендрик. – Пристально посмотрев на графа, Адам добавил: – И я знаю, что моего отца звали Бенджамин Маккендрик.

– Я и есть Бенджамин Маккендрик, – ответил лорд Баском. – Маккендрик – моя фамилия. Я стал виконтом Кеннисбруком только после того, как мой отец унаследовал титул графа Баскома. А я стал графом Баскомом одиннадцать лет назад, когда мой отец скончался.

Адам ненадолго задумался, потом сказал:

– Когда мы с тобой впервые встретились, никто и знать не знал о Благодетельном Бароне.

– Но я знал, – с улыбкой ответил Баском. – Потому что эти романы выпускает одно из моих американских издательств.

– Так это ты Джон Дж. Букман?

– Нет. Это литературный псевдоним одного из моих редакторов. – Баском подмигнул Керстин. – А я – тот, кто платит за такие красивые и занимательные истории. В одной из таких книжек рассказывалось о моем сыне, о котором я ничего не знал. – Баском снова улыбнулся. – Если не веришь, спроси у своей сестры, и она подтвердит мои слова. И мне очень хотелось бы познакомиться с тобой поближе. Не возражаешь?

Адам помедлил с ответом. Джиана же проговорила:

– Поверьте, сэр, Адам простит вас. Но для этого ему потребуется время. Кроме того, нашим будущим детям обязательно понадобится любящий дедушка. – Джиана обняла лорда Баскома.

– А ты что скажешь? – Граф посмотрел на сына.

– Хотя это будет не так-то просто, но я постараюсь тебя простить, – ответил Адам.

– Вот и хорошо, – кивнул Баском. Адам же вдруг рассмеялся и сказал:

– Не могу же я не простить человека, который превратил меня в Благодетельного Барона и помог мне завоевать любовь принцессы. – Адам протянул графу руку, и глаза отца и сына наполнились слезами.

– Что ж, на сегодня достаточно, – сказала Джиана, выпроваживая всех из комнаты мужа. – Адаму нужно отдыхать. Кроме того, у нас с ним медовый месяц.

Когда молодые супруги остались вдвоем, Адам спросил:

– Так что ты говорила насчет медового месяца? – Он обнял Джиану. – И при чем тут отдых?

– Ты ранен, и тебе необходим отдых.

– Да, ранен. – Адам поцеловал жену. – Но если ты, милая принцесса, пообещаешь хорошо обо мне заботиться, то я мигом поправлюсь.

Адам и Джиана отпраздновали еще две свадьбы и провели еще два медовых месяца. А потом поселились во дворце в Кристианберге, столице Каролии.

Вторая церемония венчания состоялась в небольшой часовне в Балморале через два дня после дуэли. Присутствовали ее величество королева Англии, маркиз и маркиза Темплстон, граф и графиня Рамзи, маркиз и маркиза Эверли, граф Баском и леди Маршфельд, а также вся прислуга из Ларчмонт-Лоджа, не считая солдат королевской гвардии, доставивших жениха и невесту в Балморал.

Второй медовый месяц молодые провели в замке Балморал. Они очень редко бывали в это время на людях, предпочитая побольше времени проводить наедине друг с другом.

Третья брачная церемония состоялась через четыре месяца после первой, и проводилась она в соборе Святого Винсента, в Кристианберге. Это было событие государственной важности, обставленное по всем правилам дворцового этикета и королевского протокола, со всей пышностью и помпой, то есть так, как и полагалось в таких случаях.

На этой свадьбе веселились тысячи подданных Джианы, короли и королевы, принцы и принцессы, герцоги и герцогини, а также главы государств, приехавшие из многих стран. Были, разумеется, мать и отец жениха и его сестры со своими семьями.

Шафером на всех свадьбах был Мерфи О'Брайен, а подружкой невесты – Бренна Меллер. Проводил церемонию архиепископ, и толпы горожан задолго до этого собрались у собора, чтобы услышать, как будут обмениваться брачными обетами ее высочество принцесса Джиана Виктория Элизабет Мэй и Адам Маккендрик, виконт Кеннисбрук и Благодетельный Барон.

По окончании церемонии молодые супруги отправились в Лейкен, где и провели большую часть медового месяца, отдыхая от многочисленных торжеств.

Супруги и в самом деле нуждались в отдыхе, потому что сразу же после свадьбы началась подготовка к коронации принцессы Джианы.

Адам продал Мерфи О'Брайену таверну в Куин-Сити, а также гостиницу. Однако с Ларчмонт-Лоджем Маккендрик расставаться не захотел – ведь этот охотничий домик принадлежал семье его отца на протяжении столетий. Ларчмонт-Лодж превратился в знаменитый клуб, известный всем любителям гольфа. Но на один месяц в году охотничий домик закрывался. Потому что каждый год в августе туда приезжали Адам с Джианой, а также их родственники и друзья.

Эпилог

Принцесса королевской крови княжества Сакс-Валерштайн-Каролия вполне заслужила счастье во всей своей дальнейшей жизни. Она завоевала любовь и уважение всех своих родных и подданных. Она надежда своей семьи и своего народа, и ее будущее исполнено любви и счастья.

Принцип и правило № I королевского этикета принцессы Сакс-Валлерштайн-Каролии, по распоряжению его высочества Адама Первого, принца-консорта ее высочества принцессы Джианы, 1875 год

Дворец в Кристианберге, Каролия Год спустя

Адам Маккендрик, закончив записывать свои предложения по внесению поправок в закон о правах карольских женщин, отложил бумаги в сторону. Действующий закон мог устроить разве что тирана, а Адам им никогда не был. Взяв со стола доставленный Максимилианом пухлый фолиант в синем кожаном переплете, Адам полистал его немного, потом вдруг пробормотал:

– Черт возьми, что это такое?

– О чем ты? – спросила Джиана. Она сидела на постели среди подушек, держа на руках новорожденную инфанту, Каролину Александрину Маргарет.

Адам показал ей книгу.

– Ах, это?! – Принцесса рассмеялась. – Это сборник правил королевского этикета княжества Сакс-Валлерштайн-Каролия. Те правила, которых я должна придерживаться.

57
{"b":"99615","o":1}